Эксклюзивное интервью совладельца группы «Приват»

Вадим Шульман – об Игоре Коломойском, Александре Ярославском и о том, как «донецкие» появились в Днепропетровске
Эксклюзивное интервью совладельца группы «Приват»
Вадим Шульман
Фото: Шимон Бриман

В ходе подготовки статьи об украинском миллиардере Игоре Коломойском Forbes.ua пообщался с совладельцем компании PeopleNet Вадимом Шульманом. Друг и бизнес-партнер Коломойского, постоянно проживающий в Монако, рассказал о сентиментальности олигарха, его роли в группе «Приват» и о том, чем ему не нравится стиль управления Коломойского.

– Когда вы познакомились с Игорем Коломойским?

– По-моему, мы познакомились в 1999 году. Мы тогда жили в Израиле, неподалеку жил Коломойский. Его жена рожала в Израиле, а у меня были маленькие дочки. Мы гуляли все вместе. До этого мы не общались особо. Знали друг друга, но не общались. А познакомились на почве бизнеса – на покупке ДМЗ им. Петровского.

– Как вы покупали завод?

– На аукционе. Вместе с Дмитрием Мишаловым (ныне – совладелец днепропетровского завода металлоконструкций «Мастер Профи». – Forbes.ua). Я был основным поставщиком кокса на завод им. Петровского.


«Петровка» уже давно принадлежит «Евразу». Удачная продажа – заслуга Игоря Коломойского

– Коломойский всегда был жестким бизнесменом?

– Что значит жесткий? По отношению к кому?

– Ко всем. Его все боятся.

– У него есть черная сторона и белая. Все, что касается бизнеса – он жесткий. Хотя в общении, как раз в конфликтных ситуациях – он не очень жесткий. Геннадий Боголюбов намного жестче. В переговорах Боголюбов более нетерпим. С Боголюбовым бизнес не очень хочется вести. С Коломойским комфортнее (смеется).

– Белая сторона Коломойского – это что?

– Семья и друзья. У евреев есть такое выражение «идиш-мама». Еврейская мама. Вот Коломойский – хотя он мужчина – идиш-мама. Еврейская мама по отношению к своей семье и друзьям. Помню случай. Он разговаривал с каким-то менеджером банка, не топ, но выше среднего звена. Она ему говорит, что возникли проблемы со здоровьем. Фамилию менеджера не хочу называть. Коломойский сразу переключился на ее проблему. В тот же день организовал самолет и отправил ее в Вену, лечил там. Она была ему совершенно чужой человек. А он все отложил. Или другой пример: когда у него мать заболела сильно, мы сидели с Коломойским, говорили. Когда он говорил о матери, у него слезы выступили на глазах.

Коломойский очень заботливый, отличный организатор. Если он берется что-то организовать на 40-50 человек, какое-то торжество, даже не сомневайтесь – все будет в отличном виде. Он будет держать себя в тонусе до последнего человека. У нас есть друг, который раньше выпить любил. Крепко напивался в ресторанах. Коломойский просил, чтобы его унесли, следил, как того положат на кровать, интересовался, все ли с ним в порядке. Ну, скажите, кого интересует чужой взрослый мужик, который напился в хлам? А Коломойский может пьяного в самолет отвести, даже если с этим человеком у него конфликт по бизнесу.

Хотя вести бизнес с Коломойским я бы не хотел. Нервы не хочу себе больше тратить.

– Почему?

– Он раньше был другим, более мягким, во многих вопросах более обязательным. Сейчас у него много проблем, очень много бизнесов. У него феноменальная память, шахматистская. Он тысячи номеров телефонов в голове держит. Раньше у него не было записной книжки, помнил все номера наизусть. А сейчас стал немного забывать.

Он окружил себя совершенно слабыми менеджерами. Для него важно, чтобы он мог к этим менеджерам грубо относиться, послать, назвать «дураком». Я придерживаюсь другого мнения: пусть менеджер будет суперхороший и скажет свое мнение. А Коломойского не интересуют менеджеры со своим мнением. Это большая проблема, я считаю. Он не очень прислушивается к чужому мнению, у нас даже было несколько конфликтов. Потом я сказал, что не хочу конфликтовать.

Вначале, когда не было такого количества информации – Коломойский мог контролировать бизнес сам. А сегодня многие вопросы неподконтрольны Коломойскому в том числе за счет плохого менеджмента. Предприятия не настолько эффективны, как могли бы быть. При этом, может, он это знает, но такова его суть – он должен всем управлять сам, он никому не доверяет. Я вижу со стороны и думаю, что в этом огромная проблема. Невозможно охватить весь мир и быть эффективным во всем.

Ахметов пошел по другому пути. Но, конечно, набрать гарвардских мальчиков недостаточно, для того чтобы твой бизнес стал эффективным.

– Каковы у Коломойского отношения с Виктором Пинчуком?

– Коломойский говорит: бизнес это бизнес, а дружба дружбой. Я такого мнения не придерживаюсь, считаю, что все должно быть гармонично. Если есть уважение в жизни, то есть и уважение в бизнесе.

А вообще Коломойский очень терпеливый. Я помню, когда-то мы были на переговорах в Днепропетровской областной администрации. Напротив нас посадили совладельцев ИСД – Сергея Таруту и Олега Мкртчана. Коломойский мне говорит: «Только ничего не говори, я сам все буду говорить». А я не выдержал на переговорах, начал возмущаться. Коломойский говорит: «Ну, все пропало. Съешь лимончик». У него большое терпение, даже если противоположная сторона лжет или строит козни. Он все равно выйдет на компромисс.

– Что это были за переговоры с ИСД?

– Это было по поводу кокса, газа… В конце концов, все решилось. Но Тарута и Мкртчан – ребята вменяемые, порядочные. Тогда мэром Днепропетровска был Николай Швец, кажется.

– Считается, что Швец всегда был на стороне «Привата».

– Швец – особый человек. Вроде как наш большой друг, и в то же время многие поступки делал против нас. Вина Швеца в том, что «донецкие» зашли в Днепропетровск. Это произошло только благодаря Швецу. Поэтому сказать, что он приватовский… Может, на словах и был, а на деле все было гораздо сложнее.

– Швец помог «донецким» зайти в Днепропетровск?

– Понимаете, Ахметова, ИСД на днепропетровских предприятиях до середины 2000-х не было. Я не из Донецка, но работал на донецком угле с 1993 года. Снабжал коксом днепропетровские заводы. «Донецких» я не пускал тогда в Днепропетровскую область. А на «Криворожстали» сидел Петр Дыминский.

Потом «Приват» начал работать с ГОКами по поводу приватизации. Когда Александр Ярославский зашел на ДМК и на СевГОК – он ведь не один зашел. Было портфельное соглашение между ним, Боголюбовым, Швецом – что мы идем совместной командой. У Ярославского не было своего менеджмента. Зайти на завод – одно, а строить бизнес с командой менеджеров – другое. В общем, мы зашли все вместе. Но Ярославский нас обманул. Сам зашел на ДМК, а с нами не поделился. И потом привел на завод «Индустриальный союз Донбасса». Швец об этом знал и помог Ярославскому. Так «донецкие» появились в Днепропетровске.


Днепровский металлургический комбинат имени Дзержинского

– Почему Коломойскому с Боголюбовым не удалось зайти в Донецк?

– Они, по-моему, и не пытались особо.

– Самые влиятельные бизнесмены Днепропетровска в конце 1990-х – кто они?

– Коломойский, Виктор Пинчук, Юлия Тимошенко. Ее я знаю с 1991 года. Тогда «КУБа» (корпорация «Украинский бензин». – Forbes.ua) еще не было, мы с ней дружили. Но в бизнесе были конфликты. Она ходила на заводы, чтобы ей давали за газ металл, а я поставлял кокс. Потом она хотела, чтобы я вошел в корпорацию. Она была очень влиятельна. Правда, как она работала – я больше нигде таких людей не видел. По 26 часов в сутки.

– Кто занимался сделкой по продаже шести металлургических предприятий «Евразу» за $1 млрд?

– Коломойский. Из возможных 100% он вытянул 100%. Если бы сделка была на полгода позже – было бы уже не так. Нам повезло, рынок был на подъеме. А «Евраз» с нами полностью расплатился, кстати.

– Почему тогда между «Приватом» и «Евразом» сейчас конфликт?

– Это уже Коломойского задача. Он им занимается, я знаю, почему они спорят, но не буду говорить. Там Коломойский и прав, и не прав. Я не поддерживаю в этом конфликте сторону Коломойского, хотя знаю, что это и моя сторона. Но я ему благодарен за сделку. Он ее сделал очень хорошо.

– PeopleNet – неудачный проект?

– Мы уже 2,5 года не вкладываем деньги, потому что компания прибыльная. А кто вам сказал, что она убыточна – я не знаю. 800 000 контрактных абонентов. По мобильному интернету это номер один в Украине. Но сейчас компания, конечно, стоит дешевле, чем раньше. Когда мы начинали этот проект, рынок коммуникации оценивался на уровне 1 абонент = $1 тыс. Сегодня 1 абонент стоит $600-700.

– То есть, если сейчас продать компанию, то инвестиции не окупятся?

– Сегодня покупателя нет. «Укртелеком» продали как минимум в 10 раз дешевле реальной цены. А PeopleNet мы никому не предлагали просто. Компания получает прибыль, мы ее не забираем, она идет на развитие.

– Ваш партнер по PeopleNet – Коломойский?

– Нет, ПриватБанк. Это не личный проект Коломойского. Отвечают за этот проект Дубилет и Коломойский как акционер ПриватБанка.

– Почему Коломойский ведет большинство конфликтов «Привата»?

– Потому что он в основном ведет весь бизнес группы.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Роль личности в (банковской) истории: на что влияет первое лицо банка?
Кто и как управляет крупнейшими финучреждениями страны
Не как у людей: что в Украине мешает иностранным инвесторам
Одногодовые разрешения на пребывание в стране, невозможность репатриации капитала, плохой английский язык и так далее
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 20
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Кент Кентийский
Кент Кентийский — 30.01.2013, 07:36

а я начал сворачивать депозиты в приватбанке-лучше пусть за меньший процент государство вкладывает в бизнес,чем жиды синагоги строят...

Сергей Кавешников
Сергей Кавешников — 16.12.2012, 13:05

Пиплнет?Я такой компании не знаю!

Сергей Горбачевский
Сергей Горбачевский — 04.12.2012, 06:45

Про пиплонет прикольно. Обязали всех своих сотрудников подключиться и ещё пытаются напарить эту абонбазу за 600-700 баксов за голову. Ну-ну

Барборис Панчико
Барборис Панчико — 15.11.2012, 12:19

Может быть теперь следователи Генеральной прокуратуры Украины найдут и допросят господина Шульмана В.М. А то уже несколько лет никак никто его найти не может. Ни суд, ни прокуратура. Среди других вопросов: неуплата налога в размере 3 миллиона долларов.
Кстати, в статье не нашли отражения занимаемые гражданином Израиля Шульманом В.М. должности Президента федерации тенниса Украины и члена Национального олимпийского комитета Украины.

Baron Kazama
Baron Kazama — 12.11.2012, 12:06

больше всего порадовала фраза: "Мы тогда жили в Израиле, неподалеку жил Коломойский."

Пиплнет - это проект Привата, непонятно вообще каким он боком к нему этот Шульман. Задарили за ненадобностью? :)

Елена Шкарпова
Елена Шкарпова — 13.11.2012, 13:16

Насколько мне известно, Вадим Шульман стоял у истоков компании PeopleNet и создал ее совместно с ПриватБанком.

Вячеслав Гайваненко
Вячеслав Гайваненко — 11.11.2012, 21:21

если велосипед украдёшь - то тебя посадят.
а если заводами воровать - то страна большая. не видно

Artaxerx II
Artaxerx II — 11.11.2012, 11:30

Усіх Шульманів, усю нечисть з України - гнати! Народне добро, що вони захопили, повернути народу!

Vodolazka
Vodolazka — 11.11.2012, 02:06

я так поняла, цель статьи - попиарить Коломойского? )

Игнат Сатановский
Игнат Сатановский — 10.11.2012, 01:46

Прохвостбанк- самый воровской банк,и People-лохоNet - дерьмо такое-же !

Игнат Сатановский
Игнат Сатановский — 10.11.2012, 01:43

Смерть олигархам ?- да !

Artaxerx II
Artaxerx II — 11.11.2012, 11:31

Це не олігархи. Це урки ізраєльські!

Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов