Александр Адарич: «У нас можно будет купить все – от сапог до квартиры»

В первом после четырехлетнего молчания интервью владелец Фидобанка и Эрсте банка рассказал о плане произвести революцию в украинском банковском секторе
Александр Адарич: «У нас можно будет купить все – от сапог до квартиры»
пресс-служба Фидобанка

Кабинет владельца Фидобанка и Эрсте банка Александра Адарича не назовешь обжитым. Пустые стены украшает только один большой белый лист бумаги. Поначалу может показаться, что это работа модного современного художника – на листе разноцветные стрелочки и много мелких букв. На самом деле авторы композиции – сам банкир и его команда, состоящая почти на 100% из выходцев из Укрсиббанка, которым Адарич руководил до 2008 года. «Наша стратегия», – говорит он, указывая на стену.

Адарич, который проводит на работе по 12 часов в день и постоянно в разъездах, выглядит свежо и подтянуто. К концу года он планирует объединить два купленные банка и построить на их базе «финансово-розничный холдинг с банковской лицензией». Что это такое, как будет работать компания, откуда у него деньги и в каких он отношениях с Сергеем Арбузовым, Адарич рассказал Forbes после четырехлетнего перерыва в общении с журналистами.

– В 2008 году вы покинули должность предправления Укрсиббанка. Что стало причиной?

– Французы все больше погружались в управление Укрсиббанком. По их сети только в США, Турции и Украине «дочки» возглавляли не французы. Кроме этого, начался тренд по сокращению полномочий локального менеджмента и спад бизнес-активности – в 2008 году было остановлено кредитование. Моя внутренняя эволюция пришла к тому моменту, когда захотелось попробовать себя в собственном бизнесе.

– У вас был менеджерский пакет в Укрсиббанке?

– У меня был контракт с акционерами, который позволил мне получить success fee после сделки с французами. После этого я начал развивать инвестиционный бизнес через группу «Спарта» и банковский бизнес через приобретение доли в Евробанке. Я также достаточно успешно вкладывал деньги в девелоперские проекты, покупал проблемные активы, которые упали в цене почти до нуля, а потом с высокой доходностью их монетизировал.

– Как пришли к выводу, что пора покупать банки?

– Пока мы с командой менеджмента думали над стратегией развития, на рынке заговорили о том, что иностранцы хотят выйти из Украины. Поначалу были контакты со скандинавскими банками – они первые зашли и первые вышли из Украины. SEB был первым иностранным банком, чье правление в Стокгольме приняло стратегическое решение о выходе из Украины. Мы приняли участие в их тендере, заявились параллельно с несколькими покупателями и предоставили так называемый «необязывающий оффер». Но его отклонили.

– По какой причине?

– Сумма, которую мы предложили, была меньше, чем у остальных. Мы объяснили, что не хотим играть в восточный базар и предлагаем реальную цифру, которую готовы заплатить. Остальные игроки, чтобы пройти в следующий тур, делали свои офферы более привлекательными, чтобы на следующем этапе «отжать» продавца. Мы, конечно, расстроились, но продолжили поиск желающих уйти с украинского рынка.

– Сколько вы предложили в первом оффере?

– Я не хочу переходить к цифрам – это конфиденциальная информация.

– В итоге столько же и заплатили?

– Почти столько же. Без проведения due diligence никогда нельзя назвать правильную цену. А необязывающий оффер делается до due diligence, чтобы тебя к нему допустили.

– Как вы опять попали в конкурс?

– Прошло три месяца, и мы получили звонок из Стокгольма с предложением вернуться. Для нас это было неожиданно, и пришлось в очень короткие сроки проводить due diligence. Как выяснилось потом, остальные участники, дав оффер лучше, чем наш, после due diligence предложили «неприемлемую цену», как выразились шведы. Наше предложение оказалось лучше, чем у конкурентов, и мы подписали сделку. Это стало отправной точкой нашей экспансии на банковском рынке.

Мы были первыми локальными инвесторами, которые купили иностранный банк. Можно сказать, открыли новый тренд. Для Украины, с точки зрения макроэкономики, он не совсем позитивный, потому что это отток прямых инвестиций, но жизнь есть жизнь.

– Сколько банков вы посмотрели в Украине?

– Мы посмотрели минимум шесть банков, участвовали в due diligence в четырех и провели две сделки.

– А еще две не провели по какой причине?

– Due diligence показал отрицательную стоимость актива, нам должны были доплатить, чтобы мы его забрали.

– Почему иностранцы уходят, а вы, Вадим Новинский и Николай Лагун покупаете?

– Украина не является ключевым рынком для крупных финансовых институтов. В мире не все хорошо с финансами, и локальные регуляторы требуют возврата денег обратно в страну. В Украине у банков стремительно ухудшались кредитные портфели, что привело к формированию огромных резервов и автоматическому требованию по докапитализации. Европейский регулятор настаивает на том, что деньги нужно возвращать, а тут требуется и дальше инвестировать в Украину. Такой взаимоисключающий тренд неприемлем для западных финансовых институтов, именно поэтому, я считаю, они и приняли такое решение.

– Сколько сегодня стоят банки?

– Все зависит от качества кредитного портфеля – это основной критерий. Средний мультипликатор от 0,15 до 0,5 к капиталу.   

– Что для вас было важным в выборе банка – сеть, база клиентов?

– Мы смотрели банки, где есть большое количество клиентов-физлиц. Вообще, нас интересует приобретение компаний с большим количеством клиентов, вне зависимости от того, в какой индустрии она сформирована – в банковском секторе, ритейле или в телекоммуникациях. Мы будем фокусироваться на приобретении больших баз данных клиентов, главное, чтобы компания работала на удовлетворение потребностей населения. Мы собираемся своей клиентской базе предложить себя как основного игрока с точки зрения удовлетворения их жизненных потребностей.

– Не совсем понятно.

– В Швейцарии есть крупный ритейлер Migros, который покрывает всю страну. У них есть всякого рода системы лояльности и скидочные карточки, с помощью которых они идентифицируют своих клиентов. Проанализировав свою клиентскую базу, Migros решил открыть банк. За два года Migros Bank получил три миллиона клиентов в Швейцарии. Migros видит, сколько и на что люди тратят, какие суммы, какие интересы, как часто они приходят, и соответственно, могут на основании потребления установить кредитные лимиты, предложить транзакционные продукты.

– То, что сейчас собирается делать банк «Восток» и Владимир Костельман с Fozzy Group?

– Да, похоже. Маржа по отдельно взятому бизнесу падает за счет конкуренции. Но если ты отдельные предложения увязываешь в общий пакет, то получаешь рост дохода по компании при практически тех же операционных расходах. Вот и мы решили, что будем строить финансово-розничный холдинг с банковской лицензией.

– А отделения вам нужны будут?

– Отделения будем трансформировать в абсолютно другой формат. Это будет некий симбиоз торговой площадки банка, мобильного оператора и IT-компании. Мы хотим уйти от существующих стандартов банковских отделений к концепции шоу-рума, где презентуются наши услуги. Большая часть операций будет проходить через онлайн-каналы.

– В  чем вы видите свое конкурентное преимущество?

– У нас можно будет купить все – от сапог до квартиры, но не в отделениях, а через наши онлайн-ресурсы, через мобильную и электронную коммерцию. Торговые точки будут являться проводниками и дистрибьюторами девайсов и инструментов, которые позволят нашим клиентам это делать.

– Это все будет под брендом Фидобанк?

– Бренд будет – Фидо.

– Вы будете объединять все три ваших банка или только Фидо и Эрсте?

– Покупая Эрсте, мы учитывали, что его сеть отделений прекрасно дополняет Фидо. У Фидо слабая позиция в западных и южных регионах, у Эрсте – в Восточной Украине. Таким образом мы получаем достаточно компактную и большую сетку в количестве 150 торговых точек по Украине. Естественно, мы будем делать реолокации, но сокращать количество точек не собираемся.
Евробанк является нишевым игроком и позиционирует себя как банк с небольшим по количеству, но четко отработанным продуктовым рядом.

– Когда начнете объединение Фидо и Эрсте?

– К концу 2013 года мы планируем закончить слияние двух банков.

– Когда можно будет посетить ваши отделения нового формата?

– Думаю, в октябре-ноябре можно будет прийти в такую торговую точку и посмотреть, как это работает.

– С кого берете пример?

– Мы свою бизнес-модель сделали сами. Разработав стратегию, мы начали находить подтверждение своим гипотезам и предположениям в реальной жизни. Швейцарская сеть Migros или нидерландский Rabobank, который стал мобильным оператором. Всем своим клиентам выпускает сим-карты, в которые уже зашиты электронные кошельки, позволяющие проводить мобильные расчеты. Мобильный телефон становится средством идентификации клиента, платежным средством, информационным, развлекательным…

– Валерия Гонтарева в интервью говорила, что банки будут становиться IT-компаниями, появятся банки мобильных операторов...

– Конвергенция между финансовым сервисом и индустриями ICT – это абсолютно устойчивый глобальный тренд. Мы еще не опоздали, но надо спешить. В Украине мы бы хотели быть пионерами или хотя бы одной из первых компаний, которые начнут развиваться в этом направлении. Google наступает на банковские технологии, Facebook предоставляет финансовые сервисы. Практически все крупные компании, имеющие миллионы клиентов, помимо предоставления профильного сервиса, запускают новые направления, чтобы увеличить доход.

– Откуда у вас деньги, чтобы покупать банки, сливать их, развивать банк нового формата?

– Инвестиционный потенциал, который стал ресурсом для приобретения банковских активов, нарабатывался мною не один год. Я уже 20 лет на рынке в качестве руководителя крупного банка и бизнесмена, зарабатывать на инвестиционных возможностях, в частности, в девелопменте, начал еще в 1990-х. Да, у многих возникает вопрос, откуда у Адарича деньги на два банка? Но они появились не внезапно, а за 15-18 лет работы, просто  стали в один день публичными. Легитимность моих денег подтверждена АМКУ, НБУ, Центральным банком Австрии и Швеции, которые давали разрешения на сделки по покупке банков.

– Почему тогда все финансисты говорят, что у вас деньги Арбузова – Курченко – Семьи?

– Говорить, что у меня деньги Рината Ахметова, было бы глупо – у него есть свои банки. Вот, кто на слуху – тот и является потенциальным кандидатом на роль моего кредитора. 

Я – кадровый банкир последние 20 лет, я появился не ниоткуда. Я четко иду по одному и тому же стратегическому направлению, всегда занимался банками. Не произвожу водку, не торгую газом и не добываю нефть. Последовательность, долгосрочный многолетний тренд, четко идентифицирует меня как профессионального инвестора. И в этом моя отличительная особенность.

– С Сергеем Арбузовым вы давно знакомы?

– С Сергеем Геннадиевичем мы познакомились в Приватбанке в 1990-х. Он работал в Донецкой области, я – в Павлограде и Харькове, мы постоянно пересекались на всякого рода совещаниях, которые проводили в головном офисе. Когда он руководил НБУ, я согласовывал с ним детали по приобретению шведского банка, нашу стратегию по консолидации украинского банковского рынка.

– Помогало вам это старое знакомство?

– Косвенно – да. Когда приходишь к руководителю НБУ, которого знаешь 10 лет, гораздо легче вести диалог.

– Вы как к нему обращаетесь?

– Сергей Геннадьевич, конечно!

– В набсовете Фидобанка есть советник Арбузова, автор гимна гривне Михаил Гойхман. Как он оказался у вас?

– Одна из главных причин ухода из Украины иностранных финансовых групп – это наличие больших проблемных портфелей. И когда мы купили СЕБ, то поняли, в чем причина: с клиентами никто не общался. Заемщики Фидо говорят, что им год-два никто не звонил.


пресс-служба Фидобанка

– Причем тут Гойхман?

– Нам нужен был специалист, который хорошо знает работу коллекторской компании, и господин Гойхман был порекомендован мне несколькими уважаемыми специалистами как именно такой человек. Он несколько лет возглавлял Украинское агентство коллекторских компаний, куда входили более восьми крупнейших игроков рынка, он персонально знает и акционеров, и руководителей этих коллекторских компаний. С его помощью мы подключили этих коллекторов к работе с проблемным портфелем.

– Что будете делать с вашим корпоративным портфелем?

– Наслаждаться (смеется). Корпоративный бизнес – это один из элементов достижения наших стратегических целей. Своими конечными стратегическими клиентами мы видим, прежде всего, физлиц, но каналы доступа к ним лежат через корпоративных клиентов. На предприятии работают люди и получают зарплату, либо предприятие само обслуживает множество физлиц. Мобильные операторы или оператор любой наземной связи, кабельное телевидение, ритейлер, больница, завод, практически любая компания, которая может нам дать доступ к физлицам, рассматривается нами как интересный клиент.

– Какую долю в кредитном портфеле объединенного банка будут занимать корпоративные кредиты?

– К 2016-2017 году корпоративный сектор будет у нас занимать 30-35%.

– Ваш банк будет похож на банк «Тинькофф кредитные системы»?

– Нет, не будет. ТКС не имеет филиалов, работает только в онлайне, продает определенное количество кредитных карт и привлекает депозитные продукты. У него четкий фокус на конкретное количество продуктов, которые доводят практически до совершенства. Но они не идут в другие направления. Не кредитуют ипотеку, корпоративных клиентов, юрлиц.

– А у вас можно будет купить и ипотеку, и авто?

– Мы строим не банк, а розничный холдинг с банковской лицензией. Он соединит в единое предложение «выбор – покупку – оплату».

– Т.е. клиент может установить на свой планшет или смартфон программу, с помощью которой сможет выбрать, купить и оплатить товар или услугу?

– Мы создали интернет-магазин Фидомаркет, который проходит стадию тестирования. Он будет похож на Amazon и другие универсальные интернет-магазины. Это будет первый в Украине финансовый магазин, наше виртуальное отделение, которое сможет обслуживать в день хоть 10 млн человек. Чтобы оно работало, нам не нужен персонал и помещение, оно будет работать 24/7/365.
На первом этапе там можно будет приобрести весь продуктовый ряд Фидобанка, но в последующем он будет трансформирован в онлайн-ресурс, на котором можно будет купить и оплатить все и сразу. Это как если бы Amazon стал еще банком, продавал, обслуживал и кредитовал одновременно. На этом ресурсе можно будет, к примеру, выбрать холодильник, взять на него кредит, оплатить и заказать доставку. В отделение ходить не нужно.

– Как вы хотите выстроить скоринговую систему, как будет работать риск-менеджмент?

– Кредитование нами рассматривается как субординированный продукт, поэтому мы будет открывать кредитную линию только тем клиентам, которые пользуются нашими транзакционными услугами. Таким образом мы сможем сделать анализ расходов клиента, который косвенно будет подтверждать доходы, и на основе которого сможем установить кредитный лимит.

– Зачем вам нужна была система электронных денег MoneXy?

– Мы являемся эксклюзивным партнером MoneXy и совместно с ними создали единое платежное транзакционное пространство между MoneXy и Фидобанком. Фидобанк является эмитентом электронных денег, которыми управляет компания MoneXy. У нас идут переговоры с пятью крупнейшими украинскими ритейлерами по продуктам питания и товарам народного потребления о том, что они будут принимать электронные деньги в оплату своих товаров и услуг. Таким образом наши клиенты смогут покрыть 80% своих потребностей в офлайне по приобретению товаров и услуг.

– Для этого сети нужно будет оснастить необходимым для таких расчетов оборудованием.

– Сейчас можно рассчитаться карточкой либо наличными, теперь будет еще один способ – электронные деньги. Носителем электронных денег будут мобильные телефоны наших клиентов либо карточки международных платежных систем, оснащенные дополнительными устройствами идентификации. Можно будет поднести телефон к ридеру и деньги спишутся с электронного кошелька.

– Ритейлеры не очень охотно устанавливали POS-терминалы, а вы хотите, чтобы они еще и ридеры устанавливали.

– Интерес со стороны ритейлеров есть, и у нас есть серьезное конкурентных преимущество: [в случае с электронными деньгами] магазин получает деньги на свой расчетный счет через 15 минут, а если оплата проходит по карточке – то на третий день. Международные платежные системы Visa и MasterCard сейчас обновляют POS-терминалы для того, чтобы они могли принимать мобильные платежи с учетом NFC-технологий. Поэтому процесс перевооружения уже идет.

– А вы на чем будете зарабатывать?

– Ритейлеры будут платить нам комиссию за эквайринг.

– Какие ключевые продукты будет продавать ваш интернет-банк?   

– Мы провели скрупулезный анализ структуры потребления населения Украины. Оказалось, что на питание, услуги, коммуналку, все-все-все украинцы тратят около 1 трлн гривен в год. Это объем сферы потребления в Украине. Из этой суммы около 200 млрд гривен тратят иностранцы. В среднем иностранец, который приезжает в Украину, оставляет тут $1100 за один визит. Оставшиеся 4/5 объема потребления – это потребление украинцев. Львиная доля трат, почти 60%, – это покупка продуктов питания. Мы идентифицировали отрасли, которые имеют большой удельный вес, а также те, которые имеют очень устойчивую динамику роста. Именно на них мы будем фокусироваться прежде всего. Наш клиент  – это среднестатистический украинец, который в год на все свое потребление тратит около 16 000 гривен.

– С вами он будет тратить…

– …Меньше, но получать столько же. Мы хотим, чтобы наши клиенты за те же деньги получали больше, либо на тот же самый объем потребления тратили меньше.

– Как это возможно?

– Это уже коммерческая тайна (смеется). За счет партнерства с корпоративными клиентами мы сможем предложить более выгодные цены нашим конечным потребителям.

– Ваш клиент тратит в год 16 000 гривен, или 1300 гривен в месяц. Думаете, этот человек имеет планшет или доступ в интернет?   

– Сейчас проникновение интернета – 43,5%, и оно продолжает расти. Безусловно, в первые несколько лет мы будем фокусироваться на тех 8,2 млн человек, у которых есть смартфон или планшет. Но мобильные операторы при условии, что клиент будет говорить через них, могут продать смартфон за гривну, и люди охотно воспользуются этой услугой.

– Вы тоже будете продавать телефоны по гривне?

– Чтобы мотивировать клиента пользоваться нашим сервисом, нам нужно, чтоб у него был смартфон. Уже осенью на рынке появятся бюджетные китайский и южнокорейский смартфоны по $50-80. А зарабатывать будем на комиссии: чем больше клиент платит через нас, тем больше у нас заработок. Ключевой бизнес – транзакционный.

– Откуда у вас фондирование?

– Мы считаем, что развивая транзакционный сервис, мы будем иметь достаточно большое количество остатков до востребования. По сути, это самые дешевые и устойчивые ресурсы. Будем смотреть на активную депозитную деятельность, на всякого рода внешние заимствования, когда к этому будут соответствующие предпосылки. Сегодня у нас нет недостатка в деньгах: банки не знают, куда размещать, – некому давать. По оценкам правительства, на руках населения до $100 млрд налички в той или иной валюте.

– Чтобы привлекать депозиты, нужно, чтобы в ваших шоу-румах были специалисты, которые будут их принимать. Это как-то не вяжется с вашей концепцией. Будете привлекать так, как это делает банк Тинькова?

– Наша цель – в течение полутора лет полностью перевести сервис в онлайн. Клиент будет иметь две опции: разместить депозит онлайн и получить более привлекательную ставку, либо прийти в одну из наших 150 торговых точек, где коммерческие условия будут менее привлекательными. Мы хотим через коммерческие условия мотивировать клиентов все больше работать в онлайне и не приходить к нам, не зависеть от настроения нашего кассира, от погоды, от удобства расположения торговой точки и времени.

– Одно дело настроение кассира, другое – когда система подвисает, как это часто бывает у Приват24.

– Наш инвестиционный план лежит в области IT. Можно открывать отделения, возводить дворцы для клиентов, а можно сделать виртуальный дворец. Мы смотрим на общемировых поставщиков передовых решений и IT-платформу будем базировать на самых новых технологиях.

– Поделитесь планами на 2013 год?

– Слияние двух банков – процесс достаточно трудоемкий. Объединенная клиентская база у нас будет составлять порядка 500 000 клиентов, поэтому перед Эрсте и Фидо мы ставим на этот год задачу сохранить эту базу и сделать процесс слияния максимально комфортным и мягким.

Вторая задача – заложить основу для дальнейшего роста. Один из примеров – Фидомаркет, который я упомянул. Хотим в этом году запустить три реальных проекта, которые будут четко нацелены на достижение наших амбициозных долгосрочных планов.

Осенью вместе с одним из игроков телекоммуникационной индустрии мы запустим новый проект по расчетам с помощью телефонов. Мобильные операторы стремятся предоставить своим клиентам транзакционный или финансовый сервис, но они ограничены законодательством и не могут без банковской лицензии выступать провайдером такого рода услуг. В синергии с нами это будет возможным.

– Вы планируете привлекать в свой проект инвесторов?

– Мы бы хотели привлечь инвестора, который имеет сильные позиции в ICT-секторе. Но вопрос в том, планируют ли инвесторы заходить в Украину.

– У вас есть видение, сколько объединенный банк будет стоить через 5-7 лет?

– Сегодня объединенный капитал двух банков составляет около 300 млн евро.

- Если брать вашу оптимистичную оценку банков (0,5 к собственному капиталу) – то объединенный банк стоит 150 млн евро?

– Через пару лет можно будет не беспокоиться о такой низкой цене. Тем более что мы строим не банк, а холдинг, который будет оцениваться инвесторами иначе. К такой модели нельзя будет применить мультипликатор к капиталу.

– Что усложнит его продажу…

– Что усложнит его продажу тем, кто верит в банки, которые есть сейчас. Но будет интересен тем, кто меняет устоявшиеся бизнес-модели… Это может быть IPO, а может, Google или Facebook захотят купить такой актив через семь лет?! Инвесторов интересуют дивиденды и потенциал роста бизнеса. Мы сможем это предложить.

– Вы все время говорите «мы». Кто это «мы»?

– Я и команда профессиональных менеджеров.  

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Роль личности в (банковской) истории: на что влияет первое лицо банка?
Кто и как управляет крупнейшими финучреждениями страны
Не как у людей: что в Украине мешает иностранным инвесторам
Одногодовые разрешения на пребывание в стране, невозможность репатриации капитала, плохой английский язык и так далее
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 6
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Yevgen Gerasikov
Yevgen Gerasikov — 04.06.2013, 17:27

Хорошо что цифрой банкинг пока только в планах, но появляется на просторах страны.
Основная проблема в реализации. Даже если не брать техническую составляющую.
Кто и каким образом будет работать с претензиями по офлайну - банальная доставка товара или отказ оплаты счета ресторана \ отеля. Споры будут возникать на уровне сервисных точек, а стопориться на уровне продавца услуги - в данном случае холдинга.
Плюс непонятно каким образом провести интеллектуальную лоботомию на местах. Так как, действительно неквалифицированный (и главное (!) не разделющий vision) персонал на местах с легкостью похоронит любые обьемы инвестиций в софт и процессы ).

Vadym Bratok
Vadym Bratok — 03.06.2013, 17:44

Кому кризис помеха. А для кого, наоборот, самая страда. В общем хорошему танцору размер кризиса не помеха.

Ренат Резепов
Ренат Резепов — 03.06.2013, 16:53

Я бы назвал этот проект - платежная платформа а ля Новые Васюки. Даже тяжело какие то комментарии дать, настолько этот проект оторван от реалий сегодняшней Украины. Обычные карточки не работают, не хватает рабочих денег с доступной ценой, а не дорогих под 30% годовых, которых действительно в избытке в Украине. Я думаю пришло самое время создать Общественный комитет для того чтобы зарабатывать на таких бизнесменах. Распиарить их в утопающей в кризисе Греции (там и платежные платформы покрепче, да и объем потребительского рынка более триллиона только не гривен, а евро ) и предложить их по сходной цене ЕС. Так боюсь что европейцы не поведуться на такой "инновационный" продукт. А жаль.
Такой проект лучше объединить с фирмами нового "владельца" Металлиста. Действительно синергия получится. В общем в Украине объявляется ШТОРМОВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. Из дома никому не выходить. Все в on line пока этот start up не выкупил на корню Google.

Лео Иванов
Лео Иванов — 03.06.2013, 10:24

Всё это конечно интересно, но личико то, какое мужественное, банковское, справедливое. Дитё Индиго, однако.

Petr Selivanov
Petr Selivanov — 03.06.2013, 10:16

А ,я то думаю ,что то мне напоминает банк под название Эрсте (первый , по австрийскии) ,аж теперь понял это долбанутый "Надра" и все менеджеры видимо ,от туда ,теперь спасибо и "Фидобанк"ни ногой,БОЛЬШОЕ СПАСИБО с имбицыльными придурками дел не имею!!!!!!!

Богдан Вовченко
Богдан Вовченко — 03.06.2013, 10:09

Все это конечно интересно, но обычная дебетовая карта в Фидо платная, а бесплатная только в Дельте, вот и все конкурентное преимущество ))) А вообще было бы интересно поработать в таком интересном стартапе.

Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов