Михаил Спектор: Сделаем упор на энергетику, гостиничный бизнес и недвижимость, все остальное – продадим

Президент VS Energy International Ukraine — о конфликте с Константином Жеваго, отельном бизнесе и единственном в Украине легальном казино
Михаил Спектор: Сделаем упор на энергетику, гостиничный бизнес и недвижимость, все остальное – продадим
Фото DR

Михаил Спектор занимает 15-ю позицию в рейтинге лучших CEO по версии Forbes, а его концерн VS Energy International Ukraine входит в топ-40 крупнейших компаний Украины.

Один из самых закрытых бизнесменов признается, что не любит журналистов и предпочитает не говорить о бизнесе, чтобы лишний раз не привлекать внимание. Зато часами может рассказывать о музыке (он скрипач), о сигарах, с которыми не расстается, и о кино. В 2011 году Спектор стал генеральным продюсером картины «Все включено». Бюджет ленты – около $3 млн, в прокате она собрала в два раза больше. «Это очень перспективный и интересный бизнес», – с горящими глазами говорит Спектор.

В начале октября в России на экраны выходит продолжение ленты «Все включено», от которой энергетик ожидает куда большей отдачи, чем от первой. После уговоров Спектор все-таки рассказал Forbes о бизнесе.

– Руководитель Group DF Борис Краснянский говорит, что в каждом крупном холдинге должны быть агроактивы. Вы же на свои агроактивы ищете покупателя. Не верите в это направление?

– Это не наш бизнес, так как мы не сможем им эффективно управлять – это главная причина. Эти активы как-то ситуативно к нам попали, мы не целились, не строили стратегию по этому поводу. Так получилось.

У нас в селе Коржи возле Киева есть свинокомплекс, комбикормовый завод, какое-то количество тысяч гектаров посевной земли и элеватор.

– Вы уже их продали?

– В процессе. Есть несколько покупателей, они то уходят, то возвращаются. На сегодняшний день основная причина того, что эти объекты не проданы – недоговоренность по цене.

– VS Energy International Ukraine объединяет шесть направлений деятельности – энергетический и гостиничный бизнес, финансовое и промышленное направление, металлургия и недвижимость. Планируете ли расширять или, наоборот, сокращать перечень этих направлений?

– Расширять мы точно не собираемся. Планов таких нет, наоборот, хотим сконцентрироваться в основном на энергетике, гостиницах и недвижимости.

У нас в селе Коржи возле Киева есть свинокомплекс, комбикормовый завод, какое-то количество тысяч гектаров посевной земли и элеватор. Мы их продаем

– В группу входит небольшой PINbank (занимает 107-е место по размеру активов). Зачем вам этот банк и собираетесь ли расширять свое присутствие на финансовом рынке?

– Банк небольшой, но прибыльный, несмотря на сложные последствия кризиса. В основном банк обслуживает корпоративные интересы холдинга, но так же успешно функционирует и на открытом рынке, постепенно расширяя сеть.

– Ставите ли вы задачу структурировать все бизнесы корпорации, объединить под каким-то одним холдингом?

– Нынешняя структура нас вполне удовлетворяет. Она стройная. Есть украинская управляющая компания, которая консолидирует управление всего бизнеса в Украине. Все решения централизованы.

– Вы консолидируете отчетность всех компаний?

– Управленчески – да.

– Какова консолидированная выручка компаний VS Energy за 2012 год?

– Около $2 млрд.

– А прибыль?

– Не очень большая, не хотел бы называть цифру.

– Вы не очень довольны показателями по прибыли?

– Да, но мы адекватно оцениваем причины этого.

– Какое направление бизнеса в корпорации самое прибыльное?

– Наверное, энергетическое.

– У вас в управлении восемь облэнерго, хороший опыт и знание рынка. Планируете ли заниматься экспортом электроэнергии?

– Мы – компания-дистрибутор, занимаемся транспортировкой электричества. Сопутствующую функцию по продаже нам приходится выполнять с учетом построения нынешней структуры рынка. На нас эти функции возложены структурно. Но мы понимаем, что основная задача – это доставка электричества от производителя к потребителям.

Экспорт – это несколько иная сторона энергетического бизнеса. Мы периодически возвращаемся к этому вопросу, но больше как трейдеры, так как у нас на данный момент нет своего производства электричества – оно только в планах.

– Расскажете о них?

– Измаильский проект ПГЭС на 280 мегаватт и одесский проект на 360 мегаватт. Мы планировали это строительство еще до кризиса, но временно приостановили работу над этими проектами, прежде всего из-за общеэкономической ситуации в стране и цен на газ.

– Какую долю VS Energy имеет в ферросплавном холдинге Виктора Пинчука и Игоря Коломойского? В каком году вы ее получили и каким образом?

– Нас в это партнерство пригласили в 2006 году.

– Какая сторона?

– Обе.

– Вас позвали выступать в качестве медиатора?

– Можно и так сказать. Нас пригласили, нам актив понравился, в том числе с экономической точки зрения, мы подписали опцион, которым воспользовались в 2007 году.

– Какая у вас доля в этом бизнесе?

– 25%.

– Остальные 50% у Коломойского и 25% у Пинчука?

– Да.

– Готовы ли продать свою долю в этом бизнесе или вы по договору не можете из него выйти?

– Не хочу говорить на эту тему.

– Собираетесь ли наращивать долю в этом бизнесе?

– Наращивать точно не собираемся.

– А продавать?

– Каждый бизнес в определенный момент должен быть продан.

– Вы можете продать свою долю кому-то третьему?

– При определенных обстоятельствах.

– Сейчас Пинчук и Коломойский спорят за Криворожский железорудный комбинат в Лондоне. Пинчук говорит, вы были свидетелем их договоренностей. Вас уже вызывали в качестве свидетеля?

– Без комментариев.

– VS Energy владеет половиной «Днепроспецстали». Довольны ли вы этой инвестицией?


Фото VS Energy

– Сейчас сложно говорить об удовлетворении металлургическим бизнесом – рынок очень просел. Мы объективно зависимы от некоторых индикаторов, в том числе цены на никель, которая сильно упала и снизила наши доходы и прибыль.

Мы считаем этот завод достаточно хорошим предприятием, при определенных условиях оно может вернуть позиции. Продукция востребована, рынки понятные, тяжело их держать сейчас ввиду низкой маржинальности, и это, конечно, не очень радует. Тем не менее, мы стараемся держать это предприятие без убытков.

– Какие строите планы по этому предприятию?

– Мы пытаемся договориться с некоторыми финансовыми институтами о кредитовании реконструкции прокатного стана и печей. Это инвестиции в районе $150 млн, и у нас уже есть предварительные договоренности о привлечении этих средств.

– Привлечете в этом году?

– Скорее всего, в этом не успеем. Но переговоры в очень активном состоянии, и думаю, в ближайшие месяцы они завершатся.

– Ваш партнер по этому бизнесу – группа «Приват» – тоже принимает участие в переговорах?

– Завод находится под нашим мандатом управления. Ответственность за управление лежит на нашей группе. Естественно, с «Приватом» мы советуемся, принимаем общие решения, но инициатива в большей степени наша.

– Довольны ли вы работой гостиничного бизнеса?

– Сейчас говорить об удовлетворении работой какого-либо бизнеса не приходится. Конечно же, мы недовольны, но отдаем себе отчет в причинах этого недовольства. Они во многом объективны – появились новые гостиницы, конкуренции стало больше. На поток людей сильно повлияла и общая экономическая ситуация. Девальвация в 2008 году тоже негативно воздействовала на доходы гостиниц.

Как ни крути, мы самая крупная сеть отелей в Украине, в которую входит 18 гостиниц

Удовольствия в этом мало, но мы верим в это направление. Это стабильно востребованная услуга. Главное поддерживать определенный уровень гостиниц. Мы ищем какие-то возможности развивать это направления, присутствуя в гостиницах как пяти, так и двух звезд. Главное – держать нос по ветру и не терять уровень сервиса. У нас есть школа, мы сами обучаем, сами управляем. Думаю, как ни крути, мы самая крупная сеть отелей в Украине, в которую входит 18 гостиниц.

– А в вашей собственности сколько?

– Шесть.

– VS Energy  принадлежит половина отеля Kharkiv Palace. Ведете ли переговоры о покупке второй половины у Александра Ярославского?

– У нас уже в этом проекте нет доли.

– Ярославский выкупил?

– На днях закрыли сделку.

– За сколько продали?

– Применили затратный метод.

– В Крыму у вас есть только один отель. Вы не верите в это направление?

– Верим, и будем расширять. У нас есть площадка, которая прилегает к «Ореанде». Там стоит полуразваленный дом, мы его расселили, выкупили землю несколько лет назад. Мы хотим строить вторую очередь «Ореанды». Там комплекс из 100 номеров и около 40 апартаментов.

– Сколько нужно вложить в этот проект?

– Около 70 млн евро. Но сейчас не совсем то время, чтобы его реализовывать.

– Это проект не ближайших года-полутора?

– Все зависит от того, выйдем ли мы из какого-то бизнеса или нет.

– Что вы продаете, кроме агро?

– Не готов сейчас говорить.

– В Premier Palace, несмотря на полный запрет игорного бизнеса, уже третий год работает казино. Как вам это удается?

– Согласно закону об иностранных инвестициях, если принимается закон, ухудшающий работу предприятия, то он не распространяется на следующие три года как минимум.

– Будущим летом эти три года закончатся – будете закрывать казино?

– Да, мы очень законопослушны. Надеемся, что все-таки примут закон (об игорном бизнесе в Украине. – Forbes). В этом бизнесе нет ничего крамольного и плохого.

– Вы лоббируете как-то этот закон?

– Мы обсуждаем это и выходим с инициативами.

– С какими фракциями обсуждаете?

– Мы со всеми работаем фракциями (инициатор законопроекта Олег Царев – замглавы фракции Партии регионов. – Forbes). Рассчитываем, что он будет принят. Это же легко контролируемые доходы в бюджет.

– Насколько выросли доходы вашего казино, после того как оно оказалось единственным официально работающим в Украине?

– К сожалению, клиентов больше не стало. В Украине работает много подпольных игорных заведений. Это гораздо хуже, чем принять закон. 

– Чего вы хотите от Жеваго в споре по Полтавскому ГОКу?

– Мы хотим восстановить статус-кво по состоянию на 2003 год, когда наши компании владели 40,19% акций Полтавского ГОКа. В судах находимся с 2005 года, но, думаем, нам удастся вернуть право собственности.

Первый круг судов закончен, договоры о купле-продаже признаны недействительными. Сейчас идет второй процесс о признании недействительными эмиссии, собрания акционеров, которые принимали решения об увеличении капитала. Так как договор купли-продажи недействителен, то и эти все мероприятия нужно через суд признать таковыми.  

Мы хотим восстановить статус-кво по состоянию на 2003 год, когда наши компании владели 40,2% акций Полтавского ГОКа. В судах находимся с 2005 года

– Недавно вы вошли в консультационный совет канадского банка Forbes&Manhattan, который сотрудничает с горнорудной компанией Black Iron (49% которой купил Ахметов). У вас тоже есть какие-то интересы в Black Iron?  

– Интереса у нас нет. Это произошло на личностном уровне. Мы с основным владельцем банка Forbes&Manhattan Стеном Бхарти старые друзья, он пригласил меня с различными целями.

– Например?

– Представительство в Украине интересов банка Forbes&Manhattan, более адекватное восприятие ситуации в Украине, с их стороны возможность получать более адекватную информацию, возможности доступа к инвесторам в Украине. Forbes&Manhattan достаточно большой инвестиционный канадский банк, у которого есть интерес в инвестировании в Украину. Он показал это на практике, когда купил месторождение Black Iron. Проект был немного заморожен, но мы рассчитываем, что вскоре он сдвинется с мертвой точки.

– Какой ваш личный интерес в этом партнерстве?

– Помочь реализовать этот проект.

– По-дружески помочь?

– Бизнес-интереса в этом проекте у меня нет. Пока. Если Forbes&Manhattan получит окончательно успешный опыт в Украине, возможно, мы будем сотрудничать как группа с этим инвестиционным банком. Он очень активный, и Стен тоже.

– Какие активы интересны VS Energy International Ukraine для покупки в Украине?

– Мы пока дополнительно ничего не рассматриваем для покупки. Мы хотим сконцентрироваться на том, что есть. Попытаться сконцентрироваться на трех основных направлениях – энергетика, гостиницы и недвижимость. А все остальное распродать. 

– Какая лично у вас доля в VS Energy International Ukraine?

– У нас сложно структурированная компания, и в каждом проекте у меня разные доли. Конкретизировать, пожалуй, не стану. 

Интервью состоялось в ходе 10-й ежегодной встречи Yalta European Strategy.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Роль личности в (банковской) истории: на что влияет первое лицо банка?
Кто и как управляет крупнейшими финучреждениями страны
Не как у людей: что в Украине мешает иностранным инвесторам
Одногодовые разрешения на пребывание в стране, невозможность репатриации капитала, плохой английский язык и так далее
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов