Во что обходятся протесты страховым компаниям

Митинги попали в категорию страховых случаев. Но потерю выручки компенсировать не удастся

Администрация ресторана «Опанас», который находится в центре украинской столицы, в парке Шевченко, ежегодно продлевает страховку заведения от целого ряда рисков. В феврале 2014 года эта предусмотрительность оказалась как нельзя кстати. В ночь на 6 февраля группа молодых людей разбила в ресторане двери, выбила окна и залила фасад краской. Описывая нападавших, пострадавшие применяют  размытую формулировку «люди, одетые как протестующие», предпочитая не дискутировать, к какому из лагерей они могли принадлежать.

«Связались со страховой, приехал их агент, посмотрел, сфотографировал, сейчас запущена стандартная процедура возмещения», – поясняет директор ресторана Александр Скиба. Риск, под который попали события 6 февраля, – «форс-мажорные обстоятельства» и «действия третьих лиц». Точная сумма ущерба еще не определена, порядок цифр Скиба оценил в «десятки тысяч гривен».

«Попыток уклониться от возмещения не было. Отреагировали хорошо», – описывают реакцию страховщиков, компании «Оранта», рестораторы. Возместить ущерб в «Оранте» обещают в течение месяца.

«Опанас» – не единственный представитель «мирного бизнеса», пострадавший от действий обеих сторон – участниц конфликта. Только за последний месяц был разгромлен ресторан Mai Tai Lounge Kyiv недалеко от станции метро «Олимпийская», сгорел особняк в Музейном переулке, а счет подожженным автомобилям идет на десятки. 

Майдан vs град 


Фото Илья Варламов

Нацкомфинуслуг опубликовала разъяснение, в котором указала, что происходящее на улицах – мирная акция протеста. А значит, страховые компании не могут сослаться на «переворот» или «массовые  беспорядки», что позволило бы избежать выплат страховых возмещений. При этом регулятор подчеркивает, что стандартные требования, процедуры и обязанности остаются в силе для обеих сторон – пострадавший, в свою очередь, должен предоставить все необходимые справки ГАИ, МВД и т. д. и не оставлять место происшествия до согласования со страховой компанией.

Страховщики констатируют: Майдан прибавил им работы, но количество страховых случаев не достигло критического уровня. По объему страховых случаев гражданские протесты с большим отрывом проигрывают стихийным бедствиями. 

Мы зависимы от банковской системы, от ее стабильности. Пока с банковской системой все в порядке, страховой рынок также чувствует себя нормально
Галина Третьякова, генеральный директор Украинской федерации страхования 

Первый вице-президент страховой компании «AXA Страхование» Андрей Перетяжко  отмечает, что только его компания в среднем урегулирует 80-130 дел в день по Киеву. «Это средняя загрузка нашего центра выплат в обычный период», – констатирует он.

Исходя из сообщений активистов протестов, можно говорить о трех десятках автомобилей, сгоревших по «политическим мотивам». Для крупной страховой компании, которая урегулирует более 40 000 событий по КАСКО в год – капля в море. «Поэтому, если мы говорим о 20-30 сгоревших машинах, половина из которых как минимум не были застрахованы по КАСКО, нужно понимать – для нормальной страховой компании и нормального страхового рынка это события, которые не могут повлиять на экономические показатели», – подчеркивает Перетяжко. 

Генеральный директор Украинской федерации страхования Галина Третьякова также отмечает, что страховые события, произошедшие во время конфликта, не оказывают существенного влияния на объем страховых выплат.

Наиболее значимые для страхового бизнеса события – это стихийные бедствия и технологические катастрофы. «В Симферополе, например, после града за час в урегулирование попало более 100 машин. Если бы град был в Киеве, у нас на следующий день была бы очередь из 500-600 автомобилей», – рассуждает Перетяжко. 

Международный опыт также свидетельствует: страховщики переживают гражданские протесты относительно спокойно. Так, беспорядки во Франции, визитной карточкой которых были сожженные на улицах автомобили, и речь шла о сотнях уничтоженных машин, на финансовые показатели страховщиков тоже не повлияли.

Страховому бизнесу куда больший вред наносит не точечная порча имущества одной из противоборствующих сторон и необходимость компенсаций, а нестабильность экономики. «Пока с банковской системой все в порядке, страховой рынок также чувствует себя нормально», – объясняет Третьякова.

Нестраховой случай

Страховые компании компенсируют потерю или порчу физического имущества, но не убытки от стагнации бизнеса. «Экономической» страховки у нас нет», – говорит Александр Скиба. В ресторане, находящемся фактически в эпицентре событий, в парке Шевченко, например, где произошло первое народное Вече и формировались колонны для протестных маршей, еще с декабря уменьшился поток гостей на 50%. «Иностранцы опасаются ехать, а на них приходится 60% всех наших гостей», – сетует он.

Андрей Перетяжко констатирует – сегодня в Украине нельзя застраховать риск приостановки производства или потери прибыли в результате гражданских волнений. И уже скоро проблемы бизнеса могут стать проблемами страховщиков.

«Основной риск, которого мы опасаемся в ближайшее время, – снижение доходов физических лиц из-за падения доходов домохозяйств. Как следствие – понижение спроса на страхование», – резюмирует Галина Третьякова.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Авирам Айзенберг: «Украинские программисты не умеют продавать свой продукт»
Израильский бизнесмен — о том, какую роль в развитии IT-индустрии может сыграть государство и где отечественным стартаперам искать инвесторов
Конец эпохи: Blackberry больше не будет выпускать смартфоны
Компания полностью отказалась от работы с гаджетами
Быстро и дорого: 5 востребованных работ для фрилансеров
Forbes предлагает рассмотреть перспективные профессии с низкими входными барьерами и высокими зарплатами
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
Сейчас на главной
Авирам Айзенберг: «Украинские программисты не умеют продавать свой продукт»
Авирам Айзенберг: «Украинские программисты не умеют продавать свой продукт»
Израильский бизнесмен — о том, какую роль в развитии IT-индустрии может сыграть государство и где отечественным стартаперам искать инвесторов
Слабость силы: насколько выигрышны позиции «Нафтогаза» в Стокгольмском арбитраже
Слабость силы: насколько выигрышны позиции «Нафтогаза» в Стокгольмском арбитраже
Судебное разбирательство по иску к российскому «Газпрому» входит в решающую фазу
Рональд Лаудер: 	«Память о событиях Бабьего Яра – в руках молодого поколения»
Рональд Лаудер: «Память о событиях Бабьего Яра – в руках молодого поколения»
Президент Всемирного еврейского конгресса – об ответственности за тяжелое историческое наследие, перспективах украинской экономики и шансах Украины на глобальный успех
Суд да дело, или Коррумпированное судопроизводство для «особенных» клиентов
Суд да дело, или Коррумпированное судопроизводство для «особенных» клиентов
Как на самом деле выглядит «борьба с коррупцией» в сфере правосудия