Тамаш Хак-Ковач: «Защиты прав кредитора в Украине нет»

Блиц-интервью с главой ОТП Банка – о конфликте с холдингом «Мрия» и угрозах иностранным акционерам

История входящего в группу крупнейших ОТП Банка показательна для Украины. Против крупнейшего финучреждения ведется ряд уголовных дел  по обвинениям... бывших клиентов. Чтобы не платить по долгам, украинские бизнесмены подают в суд на экс-кредиторов, пишут на них доносы в прокуратуру и применяют другие методы, далекие от делового этикета. Все это происходит на фоне заверений председателя НБУ Валерии Гонтаревой в том, что прежде всего она позаботится о защите прав кредитора в банковской системе.

Тамаш Хак-Ковач: 	«Защиты прав кредитора в Украине нет»
Фото: Игорь Тищенко для Forbes

ОТП Банк пытается вернуть собственность, переданную в лизинг агрохолдингу «Мрия» Ивана Гуты, который с августа находится в состоянии дефолта. Напомним, Иван Гута входит в список Forbes богатейших людей Украины, его состояние оценивается в $277 млн. В отношении ОТП Банка предприниматель выбрал, по словам самих сотрудников банка, откровенно бандитские методы. О том, как развивался этот конфликт, о его последствиях для инвестиционного климата и рынка лизинга страны, а также о защите прав кредиторов в Украине в интервью Forbes рассказал председатель правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач.

– После возобновления сотрудничества между Украиной и МВФ власти говорят о стремлении улучшить инвестиционный климат, несмотря на войну на Востоке. Как вы, представитель зарубежного инвестора, оцениваете нынешнее состояние украинского инвестклимата?

– Мы за последнее время столкнулись с целым рядом ситуаций, в которых увидели полную незащищенность банка перед недобросовестными заемщиками. Например, клиент, который не погашал кредит, и задолженность которого мы законно продали третьей стороне, впоследствии не только судился с правоприобретателем долга, но и подал заявление в прокуратуру – и на судью, и на меня. Причем меня он обвиняет в том, что, продав долг третьему лицу с дисконтом, правление банка нанесло ущерб банку, так как он, должник, якобы, был готов платить по кредиту в полном объеме. Пока что меня допрашивают в качестве свидетеля. Но вдумайтесь, в какой до крайности абсурдной ситуации мы оказываемся, если злостный неплательщик может подавать подобные заявления в прокуратуру! И прокуратура их принимает, всерьез рассматривает, вызывает меня и других сотрудников банка на допросы!

На прошлой неделе проходила встреча ЕБА с Петром Порошенко и Арсением Яценюком. Порошенко красноречиво говорил, что мы как европейские бизнесмены все являемся патриотами Украины, что мы распространяем хорошие новости об инвестиционной привлекательности Украины. А в это время меня и других сотрудников европейского банка вызывают в прокуратуру на допросы по столь абсурдным поводам!

На прошлой неделе проходила встреча ЕБА с Петром Порошенко и Арсением Яценюком. Порошенко красноречиво говорил, что мы как европейские бизнесмены все являемся патриотами Украины, что мы распространяем здесь европейские ценности, и в своих странах – хорошие новости об инвестиционной привлекательности Украины. А в это время меня и других сотрудников европейского банка вызывают в прокуратуру на допросы! В прокуратуре я попросил следователя передать клиенту, что если у того есть, как он утверждает, деньги и желание платить, мы готовы предоставить ему такую возможность, так как за ним еще числится непогашенной часть долга. Это была шутка, естественно. Благо, следователь, понимая глупость этой ситуации, также рассмеялся.

Другая история – наш спор с налоговой, которая требовала от нас доплатить 130 млн гривен налога, якобы недоплаченного нами. Считая это требование неправомерным, в судебных тяжбах мы выиграли первую и вторую инстанции, но проиграли третью. О том, что фискальная служба договорилась с судом, сразу заявил глава Государственной фискальной службы. Отмечу, что, по украинским законам, после принятия судебного решения у нас есть 10 дней, чтобы уплатить предписанный штраф. Несмотря на то, что мы были не согласны с решением и так и не получили в установленный срок обоснования судебного решения, мы уплатили предписанную сумму, понимая, что победить в этой ситуации невозможно. И вы удивитесь исходу – нам снова грозят возбуждением уголовного дела! Адвокаты говорят, что, чтобы избежать этого, нам снова нужно заплатить.

– Кому нужно заплатить деньги? В каком банке у них счет?

– Этого я не знаю. Но как можно быть патриотом Украины, если тут происходят подобные вещи? Мы платим налоги, мы являемся одним из крупнейших налогоплательщиков страны. Порошенко прав в том, что мы сражаемся за право работать тут. И с украинскими властями, и с нашими акционерами. Потому что у любого акционера возникнет вопрос: а стоит ли работать в таких условиях, какие сегодня созданы в Украине? Значение человеческого восприятия многие недооценивают, но именно то, что иностранные менеджеры знают и слышат об Украине, влияет на их инвестиционные решения. Поэтому я даже не рассказываю нашим акционерам все эти истории.

– Как вы оцениваете уровень защиты прав кредитора?

– Их нет. Заемщик, если хочет, может не платить, и получить необходимые ему судебные решения. Посмотрите на пример агрохолдинга «Мрия». На 1 апреля у них на балансе было $185 млн, а теперь там ничего нет. Их долг только перед украинскими банками с западным капиталом составляет $250 млн.

У нас с «Мрией» лизинг. Сначала мы предложили им реструктуризацию, но они не выполняли свои обещания на уровне акционера. Забирать технику сразу мы не хотели – это хлопотно и долго. Поэтому начали переговоры. Мы предложили им следующий сценарий: они используют технику до окончания сбора урожая и возвращают ее после этого. Однако, преследуя собственные цели, должник затягивал переговорный процесс, и в итоге отказался от графика передачи техники законному собственнику.

На прошлой неделе мы начали забирать технику. Гаишник остановил на дороге шесть самосвалов – 1% от всего, что они нам должны. У ГАИ было решение, по которому эти машины находятся в розыске. Наш водитель был готов сесть в автомобиль и уехать. Но появилась охрана компании «Мрия» – оттеснила милицию, избила одного милиционера и угнала машину. Вот и вся защита прав кредитора.

– Насколько пугают такие вещи вас как экспата?

– Я к таким ситуациям отношусь спокойно. Работал в России, и знаю, что такие ситуации случаются. Но результатом такого поведения будет отпугивание инвесторов. Решение об инвестировании все равно принимают люди. Услышав о том, что здесь инвесторов могут вызывать в прокуратуру по таким абсурдным поводам, в

На прошлой неделе мы начали забирать технику у «Мрии». Гаишник остановил на дороге шесть самосвалов – 1% от всего, что они нам должны. У ГАИ было решение, по которому эти машины находятся в розыске. Наш водитель был готов сесть в автомобиль и уехать. Но появилась охрана компании «Мрия» – оттеснили милицию, избили одного милиционера и угнали машину. Вот и вся защита прав кредитора

будущем никто вкладывать средства в Украину не захочет.

Вопрос в том, хотят ли местные власти ситуацию улаживать. Мы как банк им [«Мрии»] денег не давали – верили, что лизинг более надежен.

– Лизинг помогал банкам защищать права собственности?

– Да, такая теория была. На примере с «Мрией» мы ее тестируем. Нужно понимать, что если у лизингодателей не будет успеха с «Мрией», это убьет рынок лизинга в Украине. На этом рынке остались только мы и Райффайзен Банк Аваль. Все остальные компании с рынка ушли. После «Мрии» все главные офисы будут оценивать, имеет ли им смысл работать в Украине. Потому что все видят – одна из крупнейших компаний, которая была прозрачной, проходила листинг на бирже, теперь создает проблемы целому ряду иностранных инвесторов.

– В чем мотивация «Мрии», чтобы не возвращать технику?

– Они ведут себя, как любой недобросовестный заемщик в такой ситуации. Я думаю, они просто затягивают и запутывают процесс. Они объявили нам войну. Конечно, мы виноваты. Потому что таким компаниям, как «Мрия», нельзя было доверять с самого начала.

– Что украинская власть может сделать, чтобы исправить ситуацию?

– Быстро перестроить систему нельзя. Мне реформировать банк, в котором работает 5000 человек, непросто. А как реформировать систему, в которой сотни тысяч чиновников? Как научить их понимать, что решения принимают люди, и что люди могут перестать принимать решения в пользу Украины?

Любое управление изменениями начинается с того, что нужно показать быстрые результаты, которые вдохновят людей. Такие результаты – это вопрос воли чиновников. Например, перестать открывать уголовные дела против инвесторов от неплательщиков. Нельзя открывать уголовные дела «автоматом», против всех подряд – даже тех, кто платит налоги и все делает по закону!

– Как вы оцениваете перспективы инвестиционной привлекательности в Украине?

– Уже понятно, что 2014 год подкосил и так слабую экономику. На примере банковского рынка видно, что дела идут плохо. Да, есть положительные явления – такие как борьба НБУ с банками-конвертаторами. Но другие банки понесли потери из-за ситуации на Востоке и в Крыму.

Например, у нас количество отделений после Крыма и Востока уменьшилось на 15%. В целом из-за состояния экономики этот показатель, гипотетически, может сократиться на 25%. Хотя количество транзакций по банку не сократилось. Поэтому мы оказываемся в сложной ситуации, когда прежде всего нужно найти эффективную бизнес-модель и оптимизировать расходы. Сейчас мы находимся в поиске таких возможностей в сложившихся условиях.

Но я хочу еще раз акцентировать, что из-за таких историй, как с «Мрией», зарубежные инвесторы очень настороженно смотрят на Украину. Поэтому я думаю, что негативный тренд может продлиться в Украине долго. Кроме МВФ, никто особенно не стремится выделять средства Украине, и вопрос положительного изменения ситуации зависит только от воли политиков.

Венгерская группа ОТП приобрела в 2006 году Райффайзенбанк Украина. В самой Венгрии ОТП занимает около четверти рынка, также группа работает почти по всему региону ЦВЕ.

Forbes готов предоставить компании «Мрия» как стороне конфликта возможность высказать свою позицию по поводу происходящего.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Бизнес
Аэропорт «Борисполь» возглавит сокурсник Петра Порошенко
Экс-замминистра транспорта Павел Рябикин обещает, что будет дружить с «МАУ»
Вагоны за тарифы: почему бизнес не верит «Укрзализныце»
И будут ли все-таки повышены цены на грузоперевозки
Китайский привет: Украина продала госбанк
На покупку финучреждения был всего один претендент
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
Сейчас на главной
Аэропорт «Борисполь» возглавит сокурсник Петра Порошенко
Аэропорт «Борисполь» возглавит сокурсник Петра Порошенко
Экс-замминистра транспорта Павел Рябикин обещает, что будет дружить с «МАУ»
Вагоны за тарифы: почему бизнес не верит «Укрзализныце»
Вагоны за тарифы: почему бизнес не верит «Укрзализныце»
И будут ли все-таки повышены цены на грузоперевозки
Чем грозит рынку принятие нового закона «О почтовой связи»
Чем грозит рынку принятие нового закона «О почтовой связи»
И почему он вызвал недовольство среди представителей онлайн-торговли
Вышли на ковер: как в проекте «Килим. Сучасні українські митці» сочетаются традиционное и современное искусство
Вышли на ковер: как в проекте «Килим. Сучасні українські митці» сочетаются традиционное и современное искусство
И какие еще смыслы вложили в него кураторы Игорь Абрамович и Александр Соловьев