СЕО Альфа-Банка Украина: «Мы станем покупать, если будут интересные активы»

Рушан Хвесюк – о восстановлении доверия к финансовой системе и стратегии банка

Банковская система Украины проходит самое серьезное за всю свою историю испытание на прочность. Большинству крупнейших банков по результатам стресс-тестирования придется увеличить капитал. Акционерам девяти финучреждений, проваливших аудит, необходимо влить в свои банки суммарно 56 млрд гривен. Альфа-Банк (Украина) – одно из немногих учреждений, которым не требуется докапитализация. Несмотря на это, акционеры «Альфы» все равно решили поддержать украинскую «дочку», предоставив субординированный долг в размере $50 млн.

СЕО Альфа-Банка (Украина): «Мы будем покупать, если будут интересные активы»
Фото: Максим Марусенко для «Forbes Украина»

Главный управляющий директор Альфа-Банка (Украина) Рушан Хвесюк объясняет это желанием продолжать активное развитие на украинском рынке. Оптимизм «Альфы» не подкосили ни события в Крыму, ни конфликт на Востоке. А правильно выстроенная коммуникация помогла банку не попасть в «осаду», которую переживают на фоне восточных событий некоторые другие финучреждения, ведущие бизнес и в России, и в Украине.

Хвесюк, назначенный главным управляющим директором Альфа-Банка (Украина) в 2013 году, считает, что нынешний кризис несет для Украины не только угрозы, но и новые возможности. В этом году банкир отмечает 20-летие работы в команде Альфа-Банка, куда он, экс-сотрудник Военного трибунала, пришел в 1994 году из частного юридического бизнеса. В своем первом интервью на нынешней должности Хвесюк рассказал о работе в проблемных регионах, впечатлении от политики НБУ и о среднесрочных целях банка.


– По итогам стресс-тестов, проводимых в украинских банках по рекомендациям МВФ, докапитализация не требуется только нескольким учреждениям. Среди них – Альфа-Банк. Объясните, благодаря чему ваш банк получил такой положительный результат, и почему вы все равно решили провести капитализацию?

– Альфа-Банку (Украина) докапитализация не требуется, мы достаточно уверенно чувствуем себя даже в текущей ситуации. Действительно, в сентябре Альфа-Банк привлек субординированный долг от наших акционеров в размере $50 млн. В ближайшее время согласуем учет этих средств в капитале с НБУ. Сейчас показатель адекватности капитала банка превышает 15% при нормативном значении в 10%. С учетом субдолга этот показатель вырастет до 17%. Это решение является подтверждением стратегии нашего дальнейшего развития, согласно которой мы намерены усиливать наши позиции в десятке крупнейших универсальных банков Украины, развиваясь как органически, так и, возможно, путем приобретений. Мы хотим быть удобным банком на каждый день, который работает во всех сегментах с фокусом на инновационные решения и высокое качество сервиса. На этом временном горизонте я вижу нас представленными во всех направлениях. Это корпоратив, МСБ, розница, электронный бизнес и рынок ценных бумаг. Наша доля во всех этих сегментах должна быть от 5% рынка, с управляемым качеством. Сейчас по разным бизнесам у нас от 1 до 4% рынка.

– Как акционеры Альфа-Банка реагируют на ситуацию в Украине? Не было желания сократить свое присутствие на этом рынке?

– За почти двадцать лет присутствия Альфа-Банка на украинском рынке стресс был не один раз, и ни разу наши акционеры не озвучили желание выходить. У нас часть акционеров родом из Украины (например, Михаил Фридман – уроженец Львова. – Forbes). Несмотря на все проблемы, мы считаем Украину точкой роста. Потенциал для развития здесь наибольший среди стран, в которых мы представлены.

Банковская система неоднородна, поэтому сейчас закрываются кэптивные и инструментальные банки, а остаются рыночные игроки

Украина является одним из крупнейших рынков, на которых работает наша банковская группа, а банковская отрасль Украины, на наш взгляд, имеет максимальный потенциал роста. Это связано с текущими ожиданиями перераспределения долей на рынке: часть банков уйдут с рынка, а остальные усилят свое присутствие. Поскольку мы являемся одним из наиболее устойчивых банков в отрасли, мы уже видим значительный приток новых клиентов, часть которых приходят к нам из более слабых банков.

– Как на вашей работе отразилось противостояние на Востоке?

– Мы закрыли 14 отделений, которые находятся в зоне АТО. У нас собственные требования к обеспечению безопасности наших сотрудников и клиентов. К тому же работать на территории конфликта не рекомендует НБУ. Но все удаленные операции клиенты могут совершать благодаря нашим инновационным каналам обслуживания – в частности, они могут пользоваться картами удаленно, а также совершать весь спектр операций по счету посредством нашего интернет-банкинга 24/7.

Мы, как и все, кто представлен в этом регионе, испытываем сложности. Но пытаемся их минимизировать путем постоянной, каждодневной работы с нашими заемщиками. Мы не опустили руки, мы работаем и справляемся с создавшейся сложной для всех ситуацией, как идем навстречу клиентам, так и защищаем свои интересы всеми законными методами.

– Во сколько вы оцениваете убытки, связанные с аннексией Крыма и конфликтом на Востоке, на текущий момент?

– Сейчас речь идет не об убытках в смысле списания, это, скорее, вопрос уровня резервирования. Мы оцениваем ситуацию и в Крыму, и на Востоке как выруливаемую. В Крыму мы будем возвращать наши кредиты. Поможет в этом недавно подписанный закон о свободной экономической зоне (принятый 12 августа 2014 года ЗУ «О свободной экономической зоне в Крыму». – Forbes). Он, в частности, убирает двойное налогообложение, под которое подпадают работающие в Крыму предприятия, в том числе наши заемщики. Нам бы, конечно, хотелось, чтобы законодатель предоставил больше возможностей истребовать имущество или средства. Мы уверены, что это произойдет.

Отмечу, что задолженность по Крыму у нас небольшая – менее 5% общего кредитного портфеля, поскольку в Крыму мы находились в стартовой позиции, а величина нашего портфеля на полуострове была пропорциональна весу Крыма в экономике Украины. Вопрос же с отделениями мы закрыли довольно быстро, поскольку в Крыму у нас не было отделений в собственности. Мы арендовали помещения.

– Неужели для восстановления своих прав к Крыму вы не используете то, что «Альфа» ведет бизнес в России?

– Нет, мы не используем. Наш сестринский Банк, Альфа-Банк Россия, не оперирует на территории Крыма.

– Учитывая Крым и Восток, каков у вас процент проблемной задолженности?

– Общий уровень просроченной задолженности от классифицируемых активов у нас на 1 октября составил 6,4%. Просрочка задолженности физлиц и юрлиц составляет 11,1% и 5,5% соответственно. Да, этот год 

Главный приоритет – сельское хозяйство. В прошлом году аграрии были драйвером роста экономики. Несмотря на ситуацию с отдельными заемщиками в этом сегменте, мы считаем это направление высокопотенциальным, а также уверены в разрешении данной ситуации в правовом поле, тем более, что она взята под контроль на уровне президента

непростой – и увеличение просрочки за год составило 3.1 п.п. в целом по кредитному портфелю. Во многом ее увеличение обусловлено невозможностью погашать кредиты в этих регионах, а также отсутствием многих заемщиков на территории этих регионов (они выехали). Фактически, клиент не может заплатить, если закрыто отделение, а также не имея источников дохода в местах своего непостоянного места проживания.

Конечно, и в остальных мирных регионах Украины ситуация с обслуживанием кредитов физлицами несколько ухудшилась: девальвация и, как следствие, инфляция импорта, увеличение тарифов на газ и частично на электроэнергию, конечно, уменьшают запас прочности наших клиентов. У корпоративных клиентов на Востоке и в Крыму проблемы в основном с логистикой: доставкой сырья или вывозом продукции.

Самое интересное – даже предприятия, работа которых блокирована, не всегда задерживают платежи. Отраслевой привязки мы не видим. С точки зрения готовности бизнеса работать в стрессовых условиях положение не критично. Бизнесмены научились создавать запас прочности.

– По вашим оценкам – ситуация в экономике сейчас хуже, чем в 2008 году?

– Сложно сравнивать. Это абсолютно разные ситуации. Давайте подождем хотя бы окончания года, когда станет ясен масштаб проблем. Мне кажется, что потенциал для восстановления и роста сейчас больше, чем в 2008 году. Если бизнесмены, финансовые структуры быстро воспримут новые реалии и начнут работать по-новому, то темпы восстановления будут выше, чем после кризиса 2008 года. К тому же, именно благодаря предыдущему кризису многие клиенты были больше готовы к стрессу, компании научились управлять издержками и менее уповать на помощь извне. Важно, что и клиенты, и банки уже были менее подвержены валютному риску, доля валютных кредитов в банковской системе существенно сократилась (с 42% на начало 2008-го до 30% на начало 2014 года).

Банки также в этот раз лучше подготовлены с точки зрения более честного создания резервов, управления расходами, финансового планирования, основанного на правильных ожиданиях развития рынка, а также больше готовы с точки зрения набора инструментов и процедур работы с клиентами в кризисе. В Альфа-Банке мы внедрили более консервативную кредитную политику уже весной 2013 года, благодаря чему качество нашего портфеля сейчас одно из наиболее хороших в стране. Бесспорно, мы, как и другие банки, подвержены всем стрессам, которые имеют место на Востоке и в Крыму.

– Однако НБУ каждую неделю закрывает по банку. Десятки тысяч украинцев не могут забрать свои вклады своевременно – некоторые банки не возвращают вовремя вклады с мая. Из страны через банковские каналы выходят десятки миллиардов долларов. Объясните – к чему же тогда готовились банкиры?

– Относительно закрытия банков регулятором, на мой взгляд, это правильные действия, поскольку банковская система должна быть расчищена и оздоровлена. Банковская система неоднородна, поэтому

Мы станем покупать, если будут интересные активы. Сейчас в стране, можно сказать, нет органического развития. Сейчас происходит органическое перераспределение банковского и клиентского рынка между игроками, связанное с уходом или закрытием некоторых банков и переходом клиентов в более надежные банки

сейчас закрываются кэптивные и инструментальные банки, а остаются рыночные игроки.

По возврату вкладов населению – не будем говорить за всех, я скажу за себя. Конкретно Альфа-Банком (Украина) за последние четыре недели были осуществлены выплаты более 1,5 млрд гривен вкладчикам Южкомбанка в сотрудничестве с Фондом гарантирования вкладов – это хороший показатель нормальной работы системы возврата средств вкладчиков. Тем более, что заявления о пополнении Фонда гарантирования вкладов звучали с разных этажей власти.

– Согласно официальной отчетности, отток депозитов в вашем банке составил чуть больше миллиарда гривен за год. Это всего 6,88% вашего портфеля. Насколько этот показатель обусловлен девальвацией, и каков реальный отток депозитов в вашем банке?

– С начала года по 17 октября 2014-го система показала отток в 21,5%. У нас за это время клиенты забрали 19,8%. Это, бесспорно, стрессовая ситуация для всей системы. Тем более, что в системе отток пока не останавливается, все еще присутствуют панические настроения. Существует еще и более глубокая проблема – падение доверия к банковской системе. Разрушается доверие быстро, восстанавливается – тяжело.

Восстановление доверия к системе, в первую очередь, предполагает снятие всех административных ограничений, препон в работе банковской системы, это больно, это стрессово, но общество должно знать о шагах регулятора и формировать адекватные ожидания. То есть, если невозможно назвать дату, до которой временные ограничения действуют, необходимо указать, при каких условиях они будут отменены. Регулятор должен последовательно выполнять свои обещания, что внесет ясность в работу банковской системы. Если что-то говорится и совершается день в день, это, вне сомнений, восстанавливает доверие.

Отмечу, что большинство VIP-клиентов менее подвержены панике. Бизнесмены если и забирают свои деньги, то не «под матрас», а на инвестирование в собственный бизнес. Мы можем предложить и иные инструменты инвестирования. Это достаточно индивидуальная работа. Например, предлагаем производные продукты в привязке к курсам, индексам по бумагам и так далее.

– Наличие у банка российских корней влияет на отток депозитов?

– У нас нет российских корней. Клиент нас знает как украинский банк. Наше же позиционирование как части международной группы является отражением действительности. Альфа-Банк (Украина) – национальный игрок.

– Несмотря на ухудшение ситуации в целом на рынке вы продолжаете кредитовать. Есть ли приоритетные продукты, отрасли, и как вы изменили подход к оценке рисков?

– Наш флагманский продукт для розницы – это кредитная карта. Продолжаем кредитовать и корпоративных клиентов. Бесспорно, по более жестким критериям, на более короткие сроки. Пытаемся работать с лидерами отраслей.

Главный приоритет – сельское хозяйство. В прошлом году аграрии были драйвером роста экономики. И сейчас состояние агропредприятий неплохое, несмотря на то, что цены на их продукцию на мировых рынках существенно просели. Агробизнес остается драйвером экономики Украины, у этой отрасли высокий потенциал по производительности и внедрению новых технологий, а мы любим работать на перспективу. Поэтому, несмотря на ситуацию с отдельными заемщиками в этом сегменте (один из крупнейших агрохолдингов в стране, «Мрия», не возвращает долги ряду банков, в том числе с европейскими корнями. – Forbes), мы считаем это направление высокопотенциальным, а также уверены в разрешении данной ситуации в правовом поле, тем более, что она взята под контроль на уровне президента. Также мы рассчитываем на восстановление некоторых отраслей, например, инфраструктурного строительства. Работаем с продуктовым ритейлом. Более сдержанно – с непродуктовым.

Ставки по кредитам в системе находятся на уровне 20%+, что отражает дефицит ликвидности и текущую стоимость риска. Мы все заинтересованы в скорейшем снижении ставок в системе. По мере стабилизации ситуации в стране ставки, наверное, будут снижаться. Это может произойти, когда НБУ опустит учетную ставку, пойдет вниз ставка рефинансирования и по репо операциям, вернется доверие населения к банковской системе.

– Можно ли говорить, что политика Нацбанка стала более прозрачной? В том числе, в выдаче рефинансирования?

– По моему видению, да. НБУ принимает, может быть, сейчас не популярные, но адекватные меры для стабилизации финансовой системы.  Другое дело, что любое ограничительное или административное воздействие должно иметь какой-то срок действия. И регулятору имеет смысл заявить о длительности действия этих ограничений либо об условиях их отмены. Это станет правильным сигналом для системы.

Наверное, не секрет, что 20 банков соберут на себя 90% активов. Но остается вопрос распределения активов внутри этой группы. В интересах НБУ выработать прозрачные рыночные правила, и запустить их, чтобы у всех игроков были одинаковые возможности. Потому что, как только возникает административное сдерживание или поддержка кого-то, это перекашивает рынок. В краткосрочном периоде это еще терпимо, но в долгосрочном – фундаментально неправильно.

– Альфа-Банк неоднократно заявлял, что планирует продолжать развиваться в Украине не только органически, но и за счет новых приобретений. Планируете ли вы покупать еще банки или их отдельные активы?

– Конечно, мы станем покупать, если будут интересные активы. Сейчас в стране, можно сказать, нет органического развития. Сейчас происходит органическое перераспределение банковского и клиентского рынка между игроками, связанное с уходом или закрытием некоторых банков и переходом клиентов в более надежные банки. У нас, в Альфа-Банке Украина, сейчас значительно увеличился приток розничных клиентов, а также клиентов в сегментах малого, среднего бизнеса – и это идет темпами, превышающими любые органические темпы прироста клиентской базы, которые мы наблюдали в прошлых периодах. Все это происходит абсолютно без сделок по приобретению банковских активов, а благодаря переходу клиентов в более надежные и удобные банки, каковым мы и являемся. Если сохранится нынешний тренд, динамика перераспределения долей и клиентской базы будет несопоставима с обычными периодами органического роста.

Мы готовы приобретать работающие портфели. Не проблемные, а именно работающие. Мы умеем торговать деньгами, но залоги нам не очень интересны. Управлять шахтами, заводами и пароходами – не наш профиль. Если будет происходить реализация активов ликвидированных банков, мы будем участвовать в аукционах в установленном порядке.

– Вы говорите, что сейчас время возможностей для банков. Какие банки смогут этими возможностями воспользоваться?

– Здоровые. В первую очередь, я говорю о банках из первой группы. Но будут игроки и из второй и третьей групп, которые смогут динамично развиваться. Уменьшится количество банков, произойдет консолидация и определенное перераспределение. Кто-то будет расти, а кто-то – разбираться со старыми проблемами.

– Как вы относитесь к ограничениям на валютном рынке, которые внедряет НБУ?

– В краткосрочном периоде, в нынешней ситуации, это адекватные действия. Должны ли эти ограничения продолжаться долго? Мое мнение: нет.

– Почему курс достигал 15 грн/$? Кто его довел до такого уровня?

– У меня нет ответа, кто довел курс до такого уровня. Если бы был один виновный, его бы уже наказали и отключили от торгов. Но на курс влияет много факторов: и общеэкономическая ситуация, и здоровье системы, и настроения граждан. Я думаю, что НБУ примет нормальные решения по поводу института маркет-мейкеров, и ситуация будет намного спокойнее. Этот вопрос должен быть разрешен в краткосрочном периоде.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Успешные игры: финскую студию Supercell оценили в $10,2 млрд
Более 84% компании выкупил китайский холдинг Tencent
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
В зоне риска: Фидобанку предрекают банкротство
В зоне риска: Фидобанку предрекают банкротство
Как и почему банковский рынок Украины может потерять еще одного игрока
Киевский банкрот: банк «Хрещатик» объявлен неплатежеспособным
Киевский банкрот: банк «Хрещатик» объявлен неплатежеспособным
Акционеры оставили финучреждение без поддержки. Горадминистрация Киева требует вмешательства правоохранителей
Зима под санкциями: кому досталась основная часть пассажиропотока Украина – Россия
Зима под санкциями: кому досталась основная часть пассажиропотока Украина – Россия
И как украинская сторона сумела компенсировать отсутствие российского рынка
Сейчас на главной
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
Куда поехать летом: родина шампанского Реймс
Куда поехать летом: родина шампанского Реймс
И 5 видов вина, которые обязательно нужно попробовать
Гениальный бизнес от слова «ген»: эксклюзивность vs массовость
Гениальный бизнес от слова «ген»: эксклюзивность vs массовость
Чем отличаются продукты, созданные на гене, от продуктов, созданных на меме