Генеральный директор «Мрии»: «Часть земли мы будем продавать»

Владислав Луговский – о предложенной инвесторам модели реструктуризации долга и будущем компании

Конфликт одного из крупнейших в стране агрохолдингов «Мрия» с кредиторами вышел за рамки отрасли. Обвинения в дестабилизации бизнеса и судебные иски к банкам, с одной стороны, и подозрения в выводе активов и просьбы к украинским чиновникам расследовать деятельность компании – с другой – не оставили шансов сохранить его в кулуарах.

Мрия Агрохолдинг
Мрия Агрохолдинг
Фото Shutterstock, mriya.ua

В минувшую пятницу стороны, наконец, наладили открытый диалог. В Киеве собрались представители основных кредиторов «Мрии» – почти 80 человек, у которых на руках обязательства компании на сотни миллионов долларов. Менеджмент представил им модель реструктуризации задолженности. Она предусматривает создание экономически обоснованной структуры капитала, расширение числа залоговых инструментов и выплату части задолженности еще до старта реструктуризации бизнеса. В процессе должен быть выстроен вертикально интегрированный холдинг, в который войдут ранее формально автономные бизнесы. Частью корпоративных прав в этой обновленной компании собственники могут поделиться с кредиторами.

Генеральный директор Мрия Агрохолдинг Владислав Луговский
Владислав Луговский

Первый шаг навстречу кредиторам компания уже сделала, сменив топ-менеджера. 1 октября Николая Гуту заменил на посту СЕО группы компаний «Мрия» Владислав Луговский, работавший в компании с 2006 года. Он способствовал превращению «Мрии» из регионального хозяйства, обрабатывающего 20 000 га, в один из крупнейших в стране агрохолдингов. Сейчас перед Луговским стоит задача уладить финансовые проблемы компании и сохранить ее «на плаву». 

О том, какой выход из ситуации был предложен инвесторам и насколько состоятельны слухи о продаже части бизнеса семьи Гут, Владислав Луговский рассказал Forbes.

– Вы возглавили компанию 1 октября. Смена менеджмента была инициирована украинскими собственниками, или это было требование кредиторов?

– Здесь совпало сразу несколько факторов. С одной стороны, вопрос поднял один из наибольших наших инвесторов – по стандартам корпоративного управления, акционер компании не может занимать должность СЕО. С другой – столкнувшись с серьезными финансовыми трудностями, компании необходимо было усилить менеджерский состав, сформировав антикризисную команду.

Стояла задача найти человека, который знает и понимает структуру компании, сможет провести реструктуризацию и построить вертикально интегрированный холдинг. Учитывая мой опыт и знания, мне предложили возглавить операционное управление компанией.

– Кто озвучил вам предложение занять пост СЕО?

– Совет директоров. Я строил компанию, когда ее земельный банк составлял только 20 000 га, и довел его размер до 200 000 га, был директором сахарного завода, понимаю структуру активов и взаимосвязь процессов. В прошлом году мы сотрудничали с собственниками компаний, но не в формате «Мрии».

– Кто-то из семьи Гут принимает участие в операционном управлении?

– Нет. Иван Гута не занимается операционным управлением уже пять лет. Андрей Гута также не задействован ни в микроменеджменте, ни в точечном управлении. 

Бывший СЕО компании Николай Гута как председатель совета директоров вовлечен в стратегическое планирование развития бизнеса. Он участвует в стратегических сессиях, совещаниях, на которых мы защищаем бюджеты, решает концептуальные вопросы и т.д. Мы постоянно видим поддержку с его стороны в рамках реализации антикризисной программы. 

– Основатель компании Иван Гута проживает в Украине? Была информация, что он за рубежом.

– Иван Николаевич часто бывает в селе Васильковцы (в частности, на момент интервью был там. – Forbes). Он не дистанцировался от проблем компании, хотя и не занимается оперативным управлением. 

– Владислава Рутицкая (бывший заместитель генерального директора «Мрия Агрохолдинг», 17 сентября была назначена на должность заместителя главы Министерства аграрной политики и продовольствия, 13 октября – отстранена от нее) может вернуться в компанию?   

– Владислава Рутицкая минимум полгода до своего перехода в Минагропрод не была интегрирована в управление «Мрией». Компания не имела никакого отношения к ее назначению на государственную службу. Это было исключительно ее личное решение. Поэтому ни о каком лоббизме наших интересов здесь речь не идет. В настоящее время разговоров о ее возвращении в компанию нет.

Вернуть все

– Каков итог переговоров с кредиторами, состоявшихся в минувшую пятницу? Какие механизмы реструктуризации долгов вы предложили?

– Основная мысль, которую мы хотели донести до наших партнеров, заключается в том, что «Мрия» не отказывается от выполнения своих обязательств и готова их выполнить в максимально возможном объеме.

На этой встрече впервые после возникновения в компании финансовых затруднений кредиторам и инвесторам были представлены наши предложения по реструктуризации задолженности. Это комплекс мер, который позволит выполнить наши обязательства с учетом возможностей группы и интересов всех кредиторов. Наши предложения разработаны при содействии одной из ведущих консалтинговых и аудиторских компаний мира Deloitte Touche Tohmatsu Limited на основе актуального анализа положения дел в компании.

– Сколько человек приняли участие во встрече? 

– Около 80 представителей украинских и международных инвесторов и их консультантов. Они выступали от лица держателей бондов и акций компании – Rothschild, ICU, FinPoint, а также 34 банков и лизинговых компаний, в частности OTP, Unicredit, Pravex, CreditAgricole, Alfa, CreditEuropeBank, ErsteBank, ПУМБ, Проминвестбанк, представители Международной финансовой корпорации (IFC) и другие.

около 80 человек,
представлявших кредиторов «Мрии», приехали в Киев на переговоры

– Что включает в себя модель реструктуризации?

– Предложенная нами модель включает в себя обязательства компании по реструктуризации бизнеса, созданию экономически обоснованной структуры капитала, расширению числа залоговых инструментов, а также пакет сценариев, при которых «Мрия» сможет не только погашать проценты и основной долг, но и, в случае ценового «апсайда», разделить его результаты с кредиторами. 

Для нас важно договориться об отсрочке выплат по кредитам. Поскольку, если производить погашение в настоящий момент, учитывая ситуацию, в которой оказалась компания, неизбежно введение hair cut. Его величина во многом будет зависеть от позиции кредиторов. Чем раньше мы вынуждены будем провести выплаты, тем больше будет процент. В то же время, если отсрочить их во времени, условия для инвесторов будут более выгодными.

В рамках переговорного процесса нам также нужно будет согласовать с кредиторами, какую часть задолженности мы должны заплатить до начала процесса реструктуризации, а какую – уже после него. Более детально говорить об этих параметрах можно будет, после того как с нашими предложениями ознакомятся все заинтересованные стороны. 

– Как изменится структура нынешней «Мрия Агрохолдинг»? 

Ввиду особенностей аграрного бизнеса в Украине, а именно нюансов оформления прав на землепользование, бизнес компании сложно структурирован. Ранее он собирался из разных кластеров – зерновые, сахарные активы, производство картофеля, трейдинговая компания и многое другое. Говорить о количественных показателях будет более уместно, когда завершим процесс трансформации и построения новой эффективной бизнес-модели. А для этого потребуется время и добрая воля кредиторов.

– Какой пакет может быть предложен кредиторам?

– Еще рано об этом говорить. Морально мы готовы к такому решению, но о конкретных параметрах речь еще не идет. Это будет определяться в рамках переговорного процесса. 

– Процесс реструктуризации предусматривает отказ от части направлений бизнеса, например, сахарного, и его продажу?

– Нет. Мы, безусловно сокращаем наши затраты. В первую очередь, за счет административно-хозяйственных расходов. Также до лучших времен заморожены все инвестиционные проекты.

Однако объединение активов компании в вертикально интегрированную структуру, на наш взгляд, является одним из основных условий повышения устойчивости бизнеса и предоставления максимальных гарантий нашим инвесторам. И здесь как раз очень важно сохранение целостности компании, всех ее производственных цепочек.

Необходимость продажи части бизнеса может возникнуть в связи с достижением тех или иных договоренностей в процессе реструктуризации. Но мое личное мнение, которое я готов отстаивать – для того чтобы увеличить прибыльность, нужно сохранить целостность компании. Мы защитили бюджет на следующий год, он вполне реалистичен, и настроены работать в рамках существующей структуры компании.

– То есть предположения, которые появились почти сразу же после технического дефолта «Мрии», о том, что часть компании может быть куплена, например, структурами Олега Бахматюка или холдингом «Кернел», несостоятельны?

– Мы не получали официальных предложений о продаже активов группы компаний «Мрия» от игроков рынка. Если кто-то из потенциальных покупателей выйдет с таким предложением, мы его рассмотрим. Однако окончательное решение будет приниматься в соответствии с теми договоренностями, которые будут достигнуты нами в процессе переговоров о реструктуризации.

На сегодняшний день наши главные задачи – сохранение и развитие бизнеса, а также выполнение наших обязательств перед кредиторами и инвесторами. Мы работаем над их решением. 

– Вы предлагали инвесторам только один вариант реструктуризации или был альтернативный сценарий?

– В рамках своего предложения мы подготовили сразу несколько механизмов обслуживания долга. Они базируются на объективной оценке положения компании на рынке и финансовой устойчивости ее бизнеса в среднесрочной перспективе.

Этот проект согласован с собственниками, одобрен менеджментом и, по моему мнению, может стать хорошей стартовой площадкой для дискуссий. Мы готовы его обсуждать и корректировать с учетом интересов всех групп кредиторов и в целом, и в частности.

– Какой была реакция инвесторов?

– Инвесторы выслушали и восприняли нашу позицию, о чем свидетельствуют заданные ими уточняющие вопросы по показателям работы и активам – менеджмент на них ответил. Детального обсуждения наших предложений по реструктуризации не было, да этого вряд ли стоило ожидать в самом начале процесса. 

Мое личное мнение, которое я готов отстаивать: для того чтобы увеличить прибыльность, нужно сохранить целостность компании

– Вы можете сообщить ключевые финпоказатели работы компании: выручку и прибыль за первое полугодие 2013 года и первое полугодие 2014 года?

– Финансовые показатели по отдельным бизнесам доступны. Проблема только в том, что из-за связанных показателей они не совсем корректно отражают общую ситуацию в бизнесе. Кроме того, у разных наших бизнесов даже разные финансовые периоды – например, сахарный бизнес начинает финансовый год 1 сентября.

Консолидированной отчетности по новой, предложенной к реструктуризации группе пока нет. На переговорах с инвесторами мы представляем финансовую модель – прообраз окончательной отчетности. После того как консолидируем бизнес, мы обязательно подготовим и проведем аудит консолидированной отчетности.

– Почему сотрудничество с Blackstone Group, которую компания наняла финансовым консультантом в августе, продлилось всего месяц?

– Контракт Blackstone закончился 9 сентября. Он не был продлен, так как мы остановились на стратегии, предложенной нам Deloitte Touche Tohmatsu Limited – это также один из мировых лидеров в области предоставления консультационных услуг.

– Есть версия, что Blackstone Group свернула сотрудничество из-за проблем с оплатой их услуг.

– Эта информация не соответствует действительности. Более того, в соответствии с договором мы работали с Blackstone Group на условиях предоплаты.

– Сотрудничаете ли вы сейчас с ИК Dragon Сapital? (DC была организатором размещения 20% акций компании на Франкфуртской фондовой бирже в 2008 году и со-лидменеджером выпуска еврооблигаций на $250 млн в 2011 году/) Привлечены ли они к переговорам с держателями бумаг компании?

– У нас не было прямого контракта с Dragon Сapital. В период, о котором идет речь, они работали в связке с Blackstone Group. Естественно, что, когда контракт с Blackstone закончился, они автоматически вышли из процесса.

– Dragon Capital не является соответчиком по обязательствам «Мрии», учитывая, что она активно предлагала бумаги компании инвесторам?

– Я ничего не слышал о подобных претензиях.

Новые старые активы 

– Почему $200 млн гарантий на связанные структуры изначально не были указаны в отчетности в общем долге? Это стало неприятным сюрпризом для инвесторов – тем более, что узнали они об этом параллельно с информацией о техническом дефолте в августе.

– Мы провели аудит этих гарантий и связей. Компания на рынке уже более 20 лет, и все это время она активно росла и развивалась. Мы стремились создать максимально устойчивый бизнес за счет развития различных проектов – это сахарный холдинг, логистическая компания, сервисный центр «Механик», трейдерская компания.

До начала процесса трансформации бизнес-модели, который проходит в настоящее время, включение того или иного направления в вертикально интегрированную структуру компании проходило по мере того, как оно доказывало свою эффективность. В таком случае имел место синергетический эффект, повышающий ценность отдельных активов и группы в целом.

Сейчас, когда речь идет о максимально честном и открытом диалоге с кредиторами, мы консолидируем активы и их долговые обязательства, для того чтобы наши партнеры имели полную информацию о структуре компании.

– В открытом письме кредиторов перечисляются активы, которые собственники якобы пытаются вывести из-под обязательств – логистический оператор, земельный участок в порту «Южный», большой дилерский центр и зерноторговый бизнес с центром в Швейцарии. Это активы, которые не успели ввести в состав холдинга?

– В предложении, озвученном на встрече с кредиторами, все названные вами компании были указаны и объединены в группу, которая и будет реструктуризироваться. Сейчас мы рассматриваем холдинг как совокупность всех активов, включая эти. 

Сейчас, когда речь идет о максимально честном и открытом диалоге с кредиторами, мы консолидируем активы и их долговые обязательства

– Сколько составляет земельный банк компании? Менялась ли схема выплат арендной платы?

– Под урожай 2014/2015 года планируется засеять 257 000 га. План посева озимой пшеницы – 70  000 га (в целом под озимые – 100 000 га), но в зависимости от погодных условий планы могут корректироваться. По остальным площадям сейчас ищем оптимальное решение. Часть земли будем продавать. От части будем отказываться, чтобы не нести дополнительные затраты на ее содержание.

Что касается арендных отношений – это был один из первых вопросов, которым я занялся, когда вернулся в компанию. Договоры переоформляются только по мере того, как истекают их сроки. Мы уже на 90% закрыли вопрос по выплате арендной платы.

– Какой урожай собрали хозяйства компании в этом году? И как идет осенняя посевная под урожай следующего года? 

– Мы закончили сбор ранних зерновых культур, уборка поздних завершена на 70%. Остались отдельные неубранные участки, где сбор урожая еще не завершен из-за неблагоприятной погоды. Мы планируем собрать 1,2 млн тонн зерновых и масличных культур, 230 000 тонн картофеля, а также около 1,4 млн тонн сахарной свеклы, прогноз производства сахара – 200 000 тонн.

– Один из самых громких эпизодов истории отношений «Мрии» и кредиторов – конфликт с ОТП Банком за взятую в лизинг технику. По какой схеме вы планируете возвращать долги лизингодателям? Она вообще будет возвращена?

– Да, безусловно, она будет возвращена. Это моя личная позиция, и позиция компании. Мы получили требование о возврате, и сейчас изучаем его законность. Дальнейшие шаги будут осуществляться в рамках действующего украинского законодательства. Со своей стороны мы сделали предложение лизингодателям, и они его рассматривают.

– Под какой процент вы получали технику в лизинг и со сколькими компаниями сотрудничали?

– Мы работали с десятком партнеров, из которых на сегодня осталось четыре. Средняя ставка – 10% в валюте.

– А во сколько обходились кредитные средства?

– Ставки очень дифференцированы, так что усреднять некорректно. В украинских структурах это могло быть и до 20%, в европейских – 10-12%.

– Назовите топ-3 кредиторов «Мрии».

– Я не могу их ранжировать, так как тогда получится, что те, у кого наших обязательств на 100 млн, важнее, чем те, у кого на 10 млн. А это не так. Все, кто нам поверил, выделил финансирование – одинаково важны для нас. И со всеми мы рассчитаемся в максимально возможном объеме. Я дал слово, что компания обязательно проведет встречи с представителями всех кредиторов, и мы совместно выработаем решения существующих проблем в интересах всех групп участников.  

– Министр агрополитики Игорь Швайка заявил, что готов принять участие в переговорах с кредиторами «Мрии». Его кто-то уполномочивал на такое посредничество? Как вы оцениваете такое заявление?

– Я считаю, что бизнес не должен привлекать к решению своих проблем государство. И «Мрия» не намерена этого делать. Мы можем только приветствовать внимание профильного министерства к финансовым проблемам аграриев, ведь в сложной ситуации сейчас оказались многие игроки рынка. Сегодня позиция министра заключается в том, что процесс должен проходить открыто, прозрачно, чтобы он не нанес вред ни компании, ни инвесторам, ни инвестиционному климату Украины. 

Владислав Луговский родился в Тернополе в 1983 году.

Окончил Тернопольский экономический университет по специальности «Международная экономика», а также получил образование по направлению управления международной коммерческой деятельностью в Университете Штата Аризона, США. В 2013 году получил MBA в области администрирования агробизнеса.

Карьеру в «Мрии» начинал в 2006 году, придя на должность заместителя директора по операционной деятельности. 2007-2008 – директор Хоростковского сахарного завода. С 2010 года  – операционный директор «Мрия Агрохолдинг», член совета директоров с 2012 года. С 1 октября 2014 года назначен генеральным директором группы компаний «Мрия».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
СFO «Азовобщемаша»: мы рассчитываем на внутренний рынок
Финансовый директор «Азовобщемаша» Андрей Малюга о попытках компании выжить, иранских партнерах и ситуации с кредиторами
Игорь Львов: «Киевстар» и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе финансовые»
Эксперт рынка платежей - о конкуренции между банками и интернетом и о том, как работают переводы из ДНР и ЛНР
«И корабль плывет»: что происходит с валютой
Как сезонные работы аграриев и подготовка к приватизации влияют на курс гривны
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
Сейчас на главной
Игорь Львов: «Киевстар» и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе финансовые»
Игорь Львов: «Киевстар» и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе финансовые»
Эксперт рынка платежей - о конкуренции между банками и интернетом и о том, как работают переводы из ДНР и ЛНР
«И корабль плывет»: что происходит с валютой
«И корабль плывет»: что происходит с валютой
Как сезонные работы аграриев и подготовка к приватизации влияют на курс гривны
СFO «Азовобщемаша»: мы рассчитываем на внутренний рынок
СFO «Азовобщемаша»: мы рассчитываем на внутренний рынок
Финансовый директор «Азовобщемаша» Андрей Малюга о попытках компании выжить, иранских партнерах и ситуации с кредиторами
Заглянуть в будущее
Заглянуть в будущее
Найдется ли место украинской экономике в четвертой промышленной революции?