Бизнес на правах анонимности: как работают предприятия Донбасса

И что происходит с экономической активностью в ДНР и ЛНР

Необходимость постоянно договариваться со всеми и работать под угрозой отъема бизнеса. Уплата военного налога и налога с оборота – разного для разных предприятий. Угроза отключения расчетов со стороны банков и другие реальности экономики самопровозглашенных Донецкой и Луганской «народных республик». Forbes пообщался с бизнесменами по обе стороны событий, узнав, как и чем сегодня живет бизнес на территории, подконтрольной ДНР и ЛНР.

Экономика Донбасса
Фото Shutterstock

По данным Forbes, на 1 ноября 2014 года активы по банковской системе в Донецкой области составляли более 59 млрд гривен, в Луганской – 7,7 млрд гривен. Экономическая активность в зоне АТО продолжается – под покровом секретности. «Большинство бизнесменов с территорий, подконтрольных ДНР и ЛНР, боятся рассказывать, как у них обстоят дела. Их прослушивают, а потом могут возникнуть проблемы – или с оккупантами, или с СБУ. Атмосфера – параноидальная», – описывает Forbes ситуацию на востоке Украины один из финансистов.

Предприятиям предлагают пройти перерегистрацию на территории  ДНР или ЛНР. Но до конца завершить процесс можно только в отдельных районах, тогда как непосредственно проведение перерегистрации предлагается делать на местах. Выплаты социальным работникам, в больницах, школах, общественных учреждениях и так далее производятся в гривне. «Гривну «отжимают» у местных и платят всем по одной ставке минимальную зарплату – 1-2 тысячи гривен, вне зависимости от ранга, – поясняет источник Forbes в Донецке. – Скорее всего, гривну из Крыма через Керченский пролив и Ростов доставляют в зону АТО». Отметим, что, по данным НБУ, наличные средства в украинских банках в Донецкой области на 1 ноября составляли 1,5 млрд гривен, а в Луганской – 0,6 млрд гривен.

Сложности есть у предприятий, которые не остановили свои мощности и хотят реализовывать продукцию. У них проблемы с реализацией по обе стороны. Между тем, действуют налоги – речь идет о военном налоге и налоге с оборота. Его размер составляет от 1% до 17% в зависимости от формы собственности предприятия и его владельцев. «Нужно понимать, что все платят – иначе предприятия просто

Наличную гривну «отжимают» у местных и платят всем по одной ставке минимальную зарплату – 1-2 тыс. гривен, вне зависимости от ранга. Скорее всего, гривну из Крыма через Керченский пролив и Ростов доставляют в зону АТО

забирают. Правда, если предприятие забрали, а у него заканчивается сырьевая база, то прежним же владельцам предлагают это предприятие вернуть обратно», – продолжает собеседник Forbes. Например, предприятия хлебной отрасли работают, хотя у них существуют проблемы с доставкой выручки и логистикой. Также работает часть предприятий сферы ритейла.

Финансовая система

«Предложить Национальному банку Украины применить в месячный срок меры по остановке обслуживания банками счетов, в том числе карточных, открытых субъектами хозяйствования всех форм собственности и населения на отдельных территориях в районе проведения антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях», – такая инициатива озвучена в указе, подписанном президентом Петром Порошенко 14 ноября. Хотя де-факто большинство банков работали в безналичном режиме на территории ДНР и ЛНР на свое усмотрение. Согласно Инструкции по работе банков в чрезвычайном режиме, решение о работе в той или иной местности принимал руководитель финучреждения.

«Теперь определен статус и условия функционирования территорий. Указ президента решает вопрос по экономической активности на высшем уровне. До этого момента разъяснения существовали, например, на уровне НБУ. Но НБУ – это регулятивный орган для банковской системы, – констатирует глава совета директоров Дельта Банка Елена Попова. – Нацбанк в течение месяца должен дать разъяснения банкам по порядку ведения счетов и проведения расчетов с теми клиентами, которые зарегистрированы на территории, не контролируемой украинской властью. До момента получения этих инструкций банки будут работать в прежнем режиме».

Изменения могут коснуться режима работы Ощадбанка – единственного из украинских финансовых учреждений, которое продолжало не только безналичную, но и наличную активность в регионах. Основной же вопрос касается инструкции НБУ по правилам работы на территориях ДНР и ЛНР.  В том числе банкиры опасаются чрезмерных ограничений, так как при таком сценарии вернуть долги вряд ли получится.

«Ряд предприятий запускаются, ряд предприятий снизили выработку наполовину, но договариваются. Некоторые не могут технически остановить цикл, – перечисляет банкир на правах анонимности. – У каждого банка там есть предприятия, которые ушли в неосознанное состояние, а есть те, кто запускается и платит, пытаясь найти какую-то форму работы».

Член совета Национального банка Украины и глава совета НАБУ Роман Шпек рассказал Forbes, что банкиры обсуждали необходимость диалога с НБУ по восточным территориям, «чтобы не потерять ценности, имущество, сотрудников и другие активы банков. НБУ считает, что банки не должны были работать в ДНР и ЛНР еще с августа».

У банков есть должники, которые продолжают обслуживать кредиты и ведут хозяйственную деятельность на территории, подконтрольной ДНР и ЛНР. НБУ должен выдать разъяснение по работе с такими счетами. «Например, по Крыму такое разъяснение нам предоставили, объявив, что жители Крыма и подконтрольные Крыму предприятия – это нерезиденты, и у них у всех статус нерезидентов. Какие инструкции тут дадут? Я думаю, что для восточных территорий дополнительных осложнений не должно добавиться», – считает Шпек. Также, по данным Forbes, банки стараются доформировать резервы по восточным регионам до конца года, так как не рассчитывают на возврат долгов в 2015-м.

Опрошенные Forbes финансисты не питают особых надежд о будущем восточных территорий. «С Востоком возможно повторение крымского сценария, и это не улучшает ситуацию. Заемщики, которые находятся на территории АТО, скорее всего, уже не будут платить», – предполагает председатель правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач. «Есть риск, что территория Востока станет или новым Приднестровьем, или новой Абхазией», – отмечает экс-член совета НБУ Василий Горбаль.

Промышленность

Все крупные промышленные предприятия Донбасса, попавшие в зону оккупации, пытаются продолжать работу. Особенно это относится к частным предприятиям. Так, на полках магазинов, даже киевских, можно найти пельмени и мороженое донецкого завода «Геркулес», конфеты фабрики «АВК».

Однако у более мелких предприятий пищевой промышленности возникают проблемы с реализацией их продукции на территории Украины. Как рассказали Forbes собственники на условиях анонимности, зачастую украинская сторона может не выдавать какие-то разрешительные документы.

Работают металлургические заводы. «Метинвест» даже не побоялся в недавнем меморандуме о реструктуризации евробондов подробно описать, какие разрушения получили его металлургические активы, на каком уровне загрузки вынуждены работать и как поменялась их логистика в связи с военными действиями.

Работают и крупные шахты. На сегодня в работе 5 шахт «Свердловантрацит» (ДТЭК), 6 шахт «Ровенькиантрацит» (ДТЭК), «Шахта им. Засядько», подконтрольная Ефиму Звягильскому, «Краснодонуголь» «Метинвеста». Но две последние загружены на 20% в лучшем случае. «Макеевуголь» пытается запустить 3 шахты, также пытаются начать работу госшахты в районе Снежного.

А в Харцызске госшахта «Коммунарская» работает вовсю. Причем эта шахта добывает уголь марки «Т», тощий, который очень нужен сейчас ТЭС Украины. Объемы поднимает очень большие, но куда они идут, пока непонятно.

ДТЭК до последнего платил своим шахтерам деньги 2 раза в месяц – аванс и получку. Все перечислялось на карточки. А вот на «Макеевуголь» деньги возились наличкой. Не знаю, как их финансисту удавалось это делать, но к шахте имели отношение люди сына Януковича
Михаил Волынец, глава Независимого профсоюза горняков Украины

«Насколько я знаю, ДТЭК до последнего платил своим шахтерам деньги 2 раза в месяц – аванс и получку. Все перечислялось на карточки. А вот «Макеевуголь» – там деньги по участкам возились наличкой. Не знаю, как их финансисту удавалось это делать, но к шахте имели отношение люди сына Януковича, – подчеркивает Михаил Волынец, глава Независимого профсоюза горняков Украины. – Еще 2 октября макеевские шахты получили разнарядку отгрузить на Старобешевскую ТЭС 20 000 тонн угля. А недавно на шахту приезжал глава так называемой ДНР Захарченко и дал команду прекратить добычу».

Министерство энергетики и угольной промышленности Украины еще в июле дало команду всем государственным шахтам прекратить добычу. Практически в это время прекратились и все платежи: дотации шахтам и оплата за уголь. Потому что его невозможно стало вывозить. Однако некоторые шахты еще пытались добывать уголь в августе. Но сегодня основная масса госшахт не работают, просто откачивают воду.

В связи с этим на Донбассе активно заработали копанки, еще хуже, чем в самые тяжелые времена под контролем Украины. А добытый уголь с госшахт усиленно вывозят на территорию России.

«По шахтам ездят российские менеджеры, изучают обстановку и дают указание начать добычу. Шахтеры готовы идти работать, есть-то надо, но директора задают вопрос: а зарплата будет? В ответ россияне молчат», – описывает ситуацию Михаил Волынец.

По его мнению, Украине надо каким-то образом договариваться через посредников с незаконной властью и пытаться вывозить уголь. Потому что бросить наших шахтеров на произвол судьбы негуманно. Из России домой начали возвращаться те, кто летом туда выехал. Работы с достойной оплатой они там не нашли, поэтому сейчас люди записываются в очередь, чтобы вернуться на работу в шахту.

Заводы

Forbes направлял официальный запрос руководству самопровозглашенных республик, и пытался выяснить, какие предприятия работают, какие простаивают, а какие разрушены и вывезены. Ответа мы не получили. Зато удалось составить собственный список вывезенных предприятий, из которого становится понятно, что наукоемкая промышленность на Донбассе никому не нужна, для специалистов-инженеров высокой квалификации рынок просто исчезает.

Неизвестно, в каком состоянии находится оборудование завода «Топаз», производившее установки радиолокационного подавления и борьбы, такие как «Кольчуга», «Мандат». По некоторым данным, вывезено оборудование, несколько недостроенных установок

Из Луганской области были вывезены: Луганский завод электронного машиностроения «Машзавод-100», который разрабатывал и изготавливал оборудование для производства монокристаллов сапфира, кремния и других твердых и сверхтвердых монокристаллов; Луганский машиностроительный завод, который занимался высокоточной металлообработкой. А Луганский патронный завод был разрушен украинской авиацией, чтобы не работал на террористов. Из Краснодона вывезли завод «Юность», он выпускал продукцию для ракетостроительной и аэрокосмической промышленности.

В Донецкой области со Снежнянского машиностроительного завода, который производит уникальные лопатки для турбин вертолетов, самолетов-штурмовиков и гражданских двигателей, вывезены уникальные штампы-лекала, определяющие точность производства лопаток для авиатурбин, имеющих сложный геометрический профиль. На территории бывшего СССР было всего два завода, производящих лопатки для вертолетов – в Запорожье и Снежном. Зато сейчас под Санкт-Петербургом строится аналогичный завод по производству лопаток для турбин. То есть снежнянские специалисты очень скоро останутся без работы совсем.

Неизвестно, в каком состоянии находится оборудование завода «Топаз», производившее установки радиолокационного подавления и борьбы, такие как «Кольчуга» и «Мандат». По данным Forbes, вывезено оборудование и несколько недостроенных установок. Можно ли будет возродить завод снова, оценить сложно. В Макеевке боевики зачем-то разобрали обувную фабрику и вывезли все оборудование в неизвестном направлении.

Это список только крупных предприятий из оккупированных территорий. Сколько в регионе было уничтожено мелких и средних производств – только предстоит подсчитать. Рынок труда сокращается, фактически, людям оставляют только тяжелые производства на шахтах и сопутствующих производствах, а также в сельском хозяйстве. Движения продукции нет, а соответственно – нет и денег.

В городах и поселках начинаются голодные бунты. Уже бастовали Горловка, Макеевка, Енакиево, Снежное, Торез, Свердловск, Антрацит, Стаханов, Червонопартизанск. Люди требуют социальных выплат и пенсий, нормальных поставок продуктов в магазины. 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
СFO «Азовобщемаша»: мы рассчитываем на внутренний рынок
Финансовый директор «Азовобщемаша» Андрей Малюга о попытках компании выжить, иранских партнерах и ситуации с кредиторами
Игорь Львов: «Киевстар» и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе финансовые»
Эксперт рынка платежей - о конкуренции между банками и интернетом и о том, как работают переводы из ДНР и ЛНР
«И корабль плывет»: что происходит с валютой
Как сезонные работы аграриев и подготовка к приватизации влияют на курс гривны
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
Сейчас на главной
Игорь Львов: «Киевстар» и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе финансовые»
Игорь Львов: «Киевстар» и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе финансовые»
Эксперт рынка платежей - о конкуренции между банками и интернетом и о том, как работают переводы из ДНР и ЛНР
«И корабль плывет»: что происходит с валютой
«И корабль плывет»: что происходит с валютой
Как сезонные работы аграриев и подготовка к приватизации влияют на курс гривны
СFO «Азовобщемаша»: мы рассчитываем на внутренний рынок
СFO «Азовобщемаша»: мы рассчитываем на внутренний рынок
Финансовый директор «Азовобщемаша» Андрей Малюга о попытках компании выжить, иранских партнерах и ситуации с кредиторами
Заглянуть в будущее
Заглянуть в будущее
Найдется ли место украинской экономике в четвертой промышленной революции?