Олег Бахматюк: «VAB Банк поддержал президент»

Латифундист и банкир – о переговорах с Минфином, спасении своих банков и курсе акций «Авангарда» на LSE

Для банкира и агрария Олега Бахматюка сегодня – сложное время. Два месяца переговоров с Минфином и НБУ о национализации его VAB Банка завершились тем, что в пятницу, 21 ноября, в банк ввели временную администрацию, хотя сам бизнесмен нашел инвесторов, готовых поддержать банк, и планировал участвовать в докапитализации учреждения совместно с государством. Однако НБУ такой план не одобрил, ссылаясь в том числе на большой объем кредитов, выданных банком связанным лицам. Бахматюк удивляется этому решению, ведь оно может отразиться на его втором банке – «Финансовой инициативе», что совокупно с VAB Банком нанесет ущерб всей системе финансов. Он обещает продолжить борьбу за банк через Фонд гарантирования вкладов. О том, как могут развиваться события вокруг VAB Банка и «Финансовой инициативы», и как это повлияет на другие бизнесы предпринимателя, Олег Бахматюк рассказал в блиц-интервью Forbes. 

Олег Бахматюк: 	«VAB Банк поддержал президент»
Фото из архива Forbes

– В пятницу в ваш VAB Банк ввели временную администрацию. Одновременно в НБУ поступило ходатайство о введении временной администрации в ваш второй банк – «Финансовую инициативу». К чему может привести давление на ваши банки?

– Я считаю, что в нынешних условиях давление на банки – глупость. Так же, как и введение временной администрации в VAB Банк. Был подписан меморандум между Кабинетом министров, НБУ и нами о докапитализации банка. Мы достигли договоренности, что мы докапитализируем банк, и государство через Министерство финансов войдет в капитал банка в объеме 4 млрд гривен. А теперь, после введения временной администрации, обязательства государства через Фонд гарантирования выросли до 8 млрд гривен! Теперь именно столько придется отдать на компенсации вкладчикам. Кроме того, власть дала супернегативный сигнал рынку – потому что «Финансовая инициатива» не имела пока никаких колебаний, а теперь введение временной администрации в VAB Банк отразится еще и на втором банке. Оба эти банка имеют около 20 млрд гривен депозитов, из них более 15 млрд гривен – это средства физических лиц (согласно данным НБУ на 1 октября 2014 года, вместе эти два банка по средствам населения занимали пятое место в финансовой системе. – Forbes).

Исходя из логики стресс-тестов и НБУ, на рынке должны остаться российские банки и банки с другим иностранным капиталом. Плюс – ПриватБанк, который огромен. А все остальные – что, должны закрыться?

От войны выигрывают те, кто продает оружие. Это закон. И в разборках вокруг банков будут выигрывать адвокаты, прокуроры, чиновники, судьи, политики… А в конце все останутся при своих интересах.

Отмечу, что докапитализацию VAB Банка поддерживали и президент, и премьер-министр. Но у НБУ – свое видение. Поэтому сложившаяся ситуация очень тяжелая. С VAB Банком я сделал все, что можно. И я думаю, что «Финансовая инициатива» может быть поддержана НБУ.

– Кто в НБУ принимал решение о введении временной администрации в VAB Банк, и с кем вы вели переговоры о спасении банка?

– Решение принимала, наверное, председатель НБУ. А переговоры я вел со всеми – и с Валерией Гонтаревой, и с Александром Писаруком (первый заместитель председателя НБУ. – Forbes), и с премьером, и с президентом, и с министром финансов. Совещаний у нас было несколько. Мы провели два месяца работы. Я ездил в Сингапур, Шанхай на переговоры. Ездил по ЕС. Договорился об инвестиции в $200 млн на поддержку банка. Поверьте, сегодня $200 млн – это круче, чем миллиард долларов год или полтора назад. 

– В НБУ свои претензии объяснили тем, что, например, у VAB Банка – повышенная доля кредитования связанных лиц. Объясните, чем структура кредитования ваших связанных бизнесов отличается от структуры кредитования других украинских ФПГ?

– Кредитование связанных лиц – это больше оговорка. Например, по VAB Банку у предприятий группы – 5,9 млрд гривен кредитов в этом банке, из которых 2,9 млрд – под депозиты. То есть реальных кредитов – 3 млрд гривен. Из всех активов в 17 млрд гривен 3 млрд связанных кредитов – 

По VAB мы провели два месяца работы. Я ездил в Сингапур, Шанхай на переговоры. Ездил по ЕС. Договорился об инвестиции в $200 млн на поддержку банка. Поверьте, сегодня $200 млн – это круче, чем миллиард долларов год или полтора назад 

 это не такая большая цифра.

Два месяца я работал с Министерством финансов, выстраивая модель, как внести 3 млрд гривен от себя как акционера, и как провести докапитализацию банка государством на 4 млрд гривен. Министерство финансов на эту докапитализацию согласилось, так как понимает, что на кону тысячи вкладчиков, негативный сигнал для рынка, плюс еще один банк, который может тоже попасть в нехорошую ситуацию. Или 8 млрд гривен компенсации вкладов. Конечно, логично выбрать докапитализацию на 4 млрд гривен. У нас есть меморандум, подписанный премьером, министром финансов, Писаруком, мной! Два месяца я ездил по кредиторам, нашел $200 млн для поддержки банка. А потом власти сказали: «Надо, чтобы акционер был убит». Но мы можем зайти с субдолгом на 10 лет, чтобы компенсировать потери и защитить свою репутацию.  

НБУ «положить» банк ничего не стоит. Теперь защищенные вкладчики будут получать свои вклады через ФГВ, а незащищенные – будут создавать на рынке супернегативный дисбаланс.

– Но временная администрация работает в банке до 20 февраля 2015 года. Какие еще сценарии вокруг банка вы видите?

– Понятно, что все три месяца работы временной администрации в банке будут «разрывом мозга». Все это будет проецироваться на «Финансовую инициативу». По физлицам мы, VAB Банк и «Финансовая инициатива» – в пятерке крупнейших банков в Украине. Как можно такие банки «ложить», я не понимаю. И если бы мы ничего не делали – это был бы один разговор. Но мы несколько месяцев вели переговоры с Минфином, утверждали план, над спасением банка работала экспертная группа из 20 человек.

В НБУ думают, что они введут временную администрацию, и все будет хорошо. Но при сегодняшнем кризисе доверия и при сегодняшнем оттоке «ложить» такой банк?! Только карточек остановится теперь 270 000. А любой нормальный человек после эпопеи с этим банком будет настороженно смотреть на банки еще 2-3 года.

Если бы мы сделали все по меморандуму – внесли бы деньги, докапитализировали бы банк, то представьте, как положительно это отразилось бы на всех остальных игроках банковского рынка! Я считаю, проблема VAB Банка была в том, что его спасение могло стать позитивным сигналом. Все лица, которые принимают решения и в Минфине, и в НБУ, соглашались, что поддержка банка даст рынку очень положительный сигнал. Тем более что все знают, кому еще нужна на рынке финансовая помощь. Ведь, исходя из логики стресс-тестов и НБУ, на рынке должны остаться российские банки и банки с другим иностранным капиталом. Плюс – ПриватБанк, который огромен. А все остальные – что, должны закрыться?

– Тем не менее, во время работы в банке временной администрации у вас будет возможность поддержать банк?

– Да, и я уже обсуждал это с министром финансов Александром Шлапаком. Мы будем продолжать работать с банком и через ФГВ. Но, по моему мнению, при спасении банка через ФГВ рынок уже не получит того положительного сигнала. Репутационный риск уже сработал.

Также процедуры в ФГВ – это совсем другая модель работы. Это или национализация через какой-то другой банк, или спасение через субординированный долг.

– Вы уже докапитализировали «Финансовую инициативу» на 600 млн гривен. Как вы оцениваете перспективы этого банка после решения НБУ о введении временной администрации в VAB Банк?

– «Финансовая инициатива» и VAB Банк – это разные вещи. У VAB Банка огромный портфель ипотеки – не столько, сколько в Дельта Банке, но тоже миллиарды. Потом – заемщики из Луганска и Донецка. 800 млн гривен кредитов населения в Крыму.

Нет такого инвестфонда в мире, который не инвестировал бы в бонды, синдикаты или капитал аграрных предприятий на развивающихся рынках, включая Ukrlandfarming или «Авангард»

У «Финансовой инициативы» такой ситуации нет! Да, этот банк меньше, и он специализированный. Он не занимался ни ипотекой, ни потребительскими кредитами. Он работал в регионах Центральной и Западной Украины. Но мы понимаем, что теперь у клиентов «Финансовой инициативы» будет паника, может начаться отток, и банк может попасть в тяжелую ситуацию. Если 40% депозитов заберут, банку будет очень тяжело.

– Как ситуация с банками отражается на других ваших бизнесах – «Авангарде» и Ukrlandfarming?

– Пока что не отражается. Но суть в том, что ULF и «Авангард», которые имеют внешний долг и акционерный капитал в размере 2,5 млрд – очень важны, и любые события вокруг этих компаний приведут к тому, что ситуация с агрохолдингом «Мрия» может вообще показаться ерундой. Потому что нет такого инвестфонда в мире, который не инвестировал бы в бонды, синдикаты или капитал аграрных предприятий на развивающихся рынках, включая Ukrlandfarming или «Авангард».

– Вы закрыли две фабрики в Восточном регионе. Вы планировали закрывать эти предприятия до начала АТО?

– Нет. Уровень доходов людей в этом регионе был достаточно высоким, и уровень потребления по Донецкой и Луганской областям был выше, чем в среднем по Украине. У нас в этом регионе четыре фабрики – Волновахская, Донецкая, Бахмацкая и Луганская. Луганскую и Бахмацкую мы уже потеряли, потому что территории в Луганске мы не контролируем, там махновщина. А Бахмацкая – под обстрелом: мы неделю не могли покормить птицу, и она просто погибла. Еще крупные объекты есть в Волновахе и Донецке, но, скорее всего, до конца года они будут закрыты.

Тот регион был для нас одним из самых прибыльных. Донецк, Луганск и Крым – это 25% населения Украины. Но по потреблению мяса и яйца это было 37% от страны. Чек в магазине был выше, чем в среднем по Украине.

Потери в Крыму и на Востоке будем пробовать компенсировать за счет тех территорий, которые мы контролируем.

– Объясните парадокс – акции «Авангарда» на Лондонской фондовой бирже растут. Хотя в стране АТО, и экономика не в лучшем состоянии. Благодаря чему происходит рост акций «Авангарда»?

– Сам удивляюсь. Рост на около 2% стоимости акций – это немного. И уже хорошо, что они не падают. Думаю, инвесторы верят в компанию и в акционера. «Авангард» всегда был «золотой фишкой» в нашей финансовой группе.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
СFO «Азовобщемаша»: мы рассчитываем на внутренний рынок
Финансовый директор «Азовобщемаша» Андрей Малюга о попытках компании выжить, иранских партнерах и ситуации с кредиторами
Игорь Львов: «Киевстар» и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе финансовые»
Эксперт рынка платежей - о конкуренции между банками и интернетом и о том, как работают переводы из ДНР и ЛНР
«И корабль плывет»: что происходит с валютой
Как сезонные работы аграриев и подготовка к приватизации влияют на курс гривны
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
Сейчас на главной
Игорь Львов: «Киевстар» и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе финансовые»
Игорь Львов: «Киевстар» и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе финансовые»
Эксперт рынка платежей - о конкуренции между банками и интернетом и о том, как работают переводы из ДНР и ЛНР
«И корабль плывет»: что происходит с валютой
«И корабль плывет»: что происходит с валютой
Как сезонные работы аграриев и подготовка к приватизации влияют на курс гривны
СFO «Азовобщемаша»: мы рассчитываем на внутренний рынок
СFO «Азовобщемаша»: мы рассчитываем на внутренний рынок
Финансовый директор «Азовобщемаша» Андрей Малюга о попытках компании выжить, иранских партнерах и ситуации с кредиторами
Заглянуть в будущее
Заглянуть в будущее
Найдется ли место украинской экономике в четвертой промышленной революции?