«Мы рассматривали поставку антрацита из ЮАР в Украину как перспективную сделку»

Глава украинского представительства Steel Mont Trading Раджеш Кумар Сарая – о репутации своей компании, перспективах бизнеса в Украине и особенностях ценовой политики

Политические конфликты провоцируют дефицит энергоресурсов на украинском внутреннем рынке. В этом году он коснулся не только природного газа, но и энергетического угля, который используется на отечественных теплоэлектростанциях.

Раджеш Кумар Сарая
Раджеш Кумар Сарая
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

В понедельник Минэнергоугля подтвердило приостановку импорта российского угля из Кузбасса, который организовали государственная компания «Центрэнерго» и ДТЭК Рината Ахметова. Необходимость в таких поставках возникла из-за вооруженного конфликта на Донбассе – большинство шахт оказалось на территории, неподконтрольной Киеву, и в результате украинские ТЭС остались без отечественного топлива. Поэтому Кабмин стал вести переговоры о зарубежных закупках, чтобы в отопительный сезон украинские потребители были обеспечены теплом и электроэнергией. Необходимость в таких поставках, по оценке Минэнерго, составляет 1-1,2 млн тонн угля в месяц.

Попытка организовать импорт из Южно-Африканской Республики закончилась скандалом: Генеральная прокуратура открыла уголовное дело, в которое оказались вовлечены руководители ПАО «Центрэнерго», госкомпании «Укринтерэнерго» и Минэнергоугля, заключившие договор с британской компанией Steel Mont Trading о поставках до 1 млн тонн угля из ЮАР по цене $86 за тонну. Правоохранители подозревают, что эта цена завышена.

К 18 ноября «Укринтерэнерго» законтрактовало около 500 000 тонн антрацита у Steel Mont Trading. В декабре ожидается прибытие двух последних партий из этого объема поставок: 77 900 тонн – 14 декабря, 84 000 тонн – 26 декабря.

В письме, поступившем «Укринтерэнерго» от Steel Mont Trading 14 ноября (копия есть в распоряжении Forbes), поставщик информирует госкомпанию, что «в связи со значительными негативными изменениями в политической и административной стабильности Украины дальнейшая реализация контракта на поставку угольной продукции невозможна».

18 ноября руководитель «Укринтерэнерго» Владимир Зиневич сообщил об этом министру энергетики и угольной промышленности Юрию Продану. В письме на имя главы Минэнерго (копией которого также располагает Forbes) Зиневич отметил, что госкомпания испытывает дефицит валютных средств для оплаты поставок угля от Steel Mont Trading «в связи с невозможностью закупить валюту в необходимом количестве на межбанковском валютном рынке Украины». Также, ссылаясь на информацию от Steel Mont Trading, глава «Укринтерэнерго» отметил, что швейцарский банк Banque Cantonale Vaudoise, в котором обслуживается трейдер, отказался финансировать его деятельность, связанную с поставками угольной продукции в Украину.

О том, каковы перспективы бизнеса Steel Mont Trading в Украине, как завязалось сотрудничество компании с «Укринтерэнерго», и как формировалась цена на поставку антрацита, Forbes рассказал Раджеш Кумар Сарая, глава украинского представительства трейдера.


– Одно из обвинений, которое озвучивают некоторые политики в адрес компании Steel Mont Trading, это ее незначительный опыт работы на рынке. Фирму даже называют «пустышкой», созданной украинскими чиновниками для проведения коррупционных сделок…

– Это абсолютно не соответствует действительности. Steel Mont Trading Ltd и компании группы работают в Украине уже более 14 лет. В разное время мы сотрудничали, в частности, с такими компаниями в Украине, как «Криворожсталь» (нынешний «АрселорМиттал»), завод им.Ильича, «Азовмаш», ДТЭК, «Метинвест», «Донецксталь», Sadovaya Group и многими другими металлургическими комбинатами.

Кроме представительства в Украине, офисы группы Steel Mont Trading Ltd находятся в Индии, ОАЭ, Германии, Турции, Великобритании. В докризисные времена оборот группы достигал $400 млн, в 2013 году составил $240 млн.

Основное направление бизнеса нашей компании – торговля сталью. Сейчас, как известно, Китай диктует ситуацию на этом рынке. Поэтому основные потоки стали у нас идут именно из этой страны для других потребителей.

Такое затишье в нашем бизнесе происходит не в первый раз. Когда грянул кризис 2008 года, оно продлилось вообще два года. Надо просто иметь терпение и подождать окончания стагнации

Приоритетные направления Steel Mont Trading Ltd в Украине – это закупка стали, оборудования, торговля антрацитом, коксом и ферросплавами. Мы одна из первых компаний, которая стала продавать украинский антрацит на зарубежные рынки. Прежде всего на содовые заводы, заводы по производству железорудного окатыша, на ферросплавные заводы в Турцию, Бразилию, Германию, Италию, Японию.

Мы первые открыли сервисный центр по коксовой и антрацитовой продукции в Индии, при этом импортировали в эту страну уголь, в том числе из ЮАР.

Закупки антрацита велись у ДТЭК (последний контракт был закрыт полтора-два года назад), «Луганскантрацит», Sadovaya Group, других более мелких компаний. Поставщиками кокса для нас были «Донецксталь», а также коксохимические заводы в Днепропетровске, Авдеевке, Запорожье, Макеевке, Ясиновке. Но с конца прошлого года мы не занимаемся такими закупками.

Мы также рассматривали возможность инвестировать в разработку угольных месторождений в Украине, вели переговоры по этому поводу с Sadovaya Group. Но в итоге, как известно, шахты на Донбассе практически все закрылись. А уже к июлю 2014 года на мировом рынке начала появляться информация, что украинские добывающие компании не могут выполнять свои экспортные контракты по антрациту, и что уже Украина интересуется импортным углем.

Контракты Steel Mont Trading Ltd на поставку антрацита из Украины также были аннулированы. Поэтому мы стали обращать внимание на альтернативных поставщиков. В частности, на Южно-Африканскую Республику, с которой имеем большой опыт сотрудничества в торговле не только углем, но также коксом и ферросплавами. Однако в ЮАР на месторождениях антрацита добывают уголь, несколько отличающийся от того, что добывают в Украине. Это так называемые «тощие антрациты», или «полуантрациты». Всего добыча там ведется на шести шахтах.

Раджеш Кумар Сарая
Раджеш Кумар Сарая
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

– Как компания Steel Mont Trading вышла на договоренности о поставках антрацита из ЮАР с «Укринтерэнерго»?

– Как я уже упоминал, на украинском рынке мы работаем не первый год.  Steel Mont Trading имеет репутацию надежного партнера, который специализируется в том числе на торговле антрацитами. Поэтому, когда мы сообщили «Укринтерэнерго» о возможности обеспечить поставки угля из ЮАР, они обратились к нам с просьбой предоставить сертификаты качества на южноафриканский уголь, который мы закупаем.

Характеристики нашего угля, как и другие параметры нашего предложения, оказались для «Укринтерэнерго» выгодными. И поскольку мы с Украиной работаем давно, у нас положительная кредитная история в западных банках по сделкам с Украиной, то они также согласились участвовать в финансировании поставок для «Укринтерэнерго», несмотря на высокие политические риски.

– У вас был опыт сотрудничества с государственными компаниями в Украине?

– Нет.

– Что заставило сейчас пойти на риск?

– Как серьезная коммерческая компания, которая ориентирована на получение прибыли и имеет успешный опыт работы на рынке, мы рассматривали поставки антрацита из ЮАР в Украину как перспективную сделку.

Мы подписали контракт с «Укринтерэнерго» на поставку угля объемом до 1 млн тонн с поэтапными поставками. Первая спецификация на 250 000 тонн была выполнена в течение 45 дней довольно успешно. Мы не хотели брать сразу на себя большие обязательства, потому что рынок сейчас весьма нестабилен: цена и условия поставки подвержены значительным колебаниям, все меняется.

Три судна с углем из ЮАР для «Укринтрэнерго» по нашим контрактам уже пришли в Украину, четвертое приходит 24 ноября. По пятому судну 13 ноября закончилась погрузка в ЮАР, и к середине декабря оно уже будет в Украине. Шестое сейчас находится в стадии погрузки.

Все суда идут через Гибралтар. Мы специально выбрали этот маршрут, а не через Сомали, чтобы исключить риск захвата груза пиратами.

В общей сложности объем поставки антрацита составит 490 000 тонн. И на этом мы заканчиваем выполнять свой контракт с «Укринтерэнерго». Так решило правление компании, чтобы избежать в дальнейшем политических рисков, и чтобы нас не касались внутренние политические дискуссии в Украине.

– Антрацит не торгуется на биржах, поэтому у компаний нет возможности воспользоваться при определении адекватной цены такой удобной базой для сравнения, как биржевые котировки. Как вы формировали цену своего предложения?

– Действительно, ценообразование на антрацит затруднено, биржевые котировки отсутствуют. Этим углем торгуют очень мало игроков. Основные страны, которые формируют предложение, это Россия, Украина, США, Вьетнам, Китай, Южная Африка.

Свое предложение мы формировали, основываясь на требованиях «Укринтерэнерго» по качеству угля и происхождению – важным условием было, чтобы поставщик прямо или косвенно не имел отношения к России.
Мы закупили уголь у шахт и компаний, с которыми имеем давние отношения, которые являются большими экспортерами в ЮАР. Погрузка ведется на мощностях государственного порта Richards Bay Dry Bulk, где скорость погрузки – 8000 тонн в сутки. Заявка на погрузку здесь принимается предварительно за 14 дней, а сама погрузка начинается, когда в порту находится уже 80% груза. То есть установлено много ограничений.

В общей сложности объем поставки антрацита составит 490 000 тонн. И на этом мы заканчиваем выполнять свой контракт с «Укринтерэнерго». Так решило правление компании, чтобы избежать в дальнейшем политических рисков, и чтобы нас не касались внутренние политические дискуссии в Украине

Кроме того, существует проблема по осадке в портах приема груза в Украине – в Ильичевске, где максимальная посадка судов 14,2 метра. Поэтому мы вынуждены арендованные для транспортировки суда загружать не полностью, чтобы они могли зайти в украинские порты.

При определении своей цены для «Укринтерэнерго» мы брали  стоимость угля, все расходы, в том числе на логистику.

Расходы по логистике в цене нашего предложения составили львиную долю. Кроме того, мы – коммерческая компания, поэтому, конечно же, учитывали и наш доход. Так компания сформировала  цену в $86 за тонну угля. Свою роль тут сыграла также наша банковская репутация и серьезный опыт сотрудничества со странами СНГ. Это позволило нам не требовать от «Укринтерэнерго» 100%-ную предоплату. На 20% от суммы сделки мы предоставляем банковскую гарантию, которую украинская сторона может снять в случае невыполнения нами своих обязательств. На 80% суммы банк подтвердил «Укринтерэнерго» наличие оригинальных документов, по которым осуществляется платеж, после того как наше судно подаст 7-дневный нотис о подходе судна к порту выгрузки в Украине.

– Вам известны примеры в других странах, когда антрацит идет на потребности тепловой генерации?

– Украина в этом отношении редкая страна. Подобная практика в мире не распространена. Другие страны предпочитают использовать на ТЭС бурый уголь или другие дешевые угли, которые добывают в местах расположения станций.

Но в Украине используют антрацит, потому что здесь развита его добыча. ТЭС располагаются вблизи месторождений, чтобы избежать значительных расходов на транспортировку и, таким образом, сократить себестоимость производства тепловой энергии.

Котлы на украинских ТЭС сконструированы также для использования антрацита. Чтобы обеспечивать надежную и стабильную работу таких предприятий, альтернативы антрациту, по сути, не существует. 

Но тут значительную роль играет качество угля. Поэтому использование южноафриканского антрацита вместо украинского потребовало изменения режима работы котлов на украинских ТЭС. Это как новая еда для человеческого организма. Если вы приедете в Индию, то вашему желудку понадобится адаптация.

Я был на одном из совещаний в Минэнерго, где слышал выступление технического специалиста. Он говорил, что для адаптации котлов на украинских ТЭС стали использовать разные схемы: одна часть украинского антрацита, одна часть российского, одна часть южноафриканского. Потом перешли на соотношение 50 на 50: половина украинского и половина южноафриканского, с перспективой выйти на 70% южноафриканского и 30% – украинского.

– До конца текущего года вы заканчиваете выполнять контракт по поставке угля с «Укринтерэнерго». Планируете дальше развивать сотрудничество с Украиной?

– Сейчас у нас с Украиной, по сути, не осталось перспективных контрактов в связи с прекращением финансирования. Кроме «Укринтерэнерго», мы заканчиваем совместную работу с компанией «Азовмаш» по поставке и вводу в эксплуатацию 300-тонного конвертера для производства стали. Уже завершаются пусконаладочные работы на государственном Бокарском метзаводе в Индии.

Но мы настроены развивать в Украине свой бизнес и инвестировать. Украина – очень привлекательная страна, один из важных поставщиков сырья и готовой качественной продукции для многих стран мира. Качество украинской металлопродукции, угля, кокса довольно высокое и конкурентоспособное на мировом рынке.

Существует проблема по осадке в портах приема груза в Украине – в Ильичевске, где максимальная посадка судов 14,2 метра. Поэтому мы вынуждены арендованные для транспортировки суда загружать не полностью, чтобы они могли зайти в украинские порты

Но сейчас нам весьма сложно что-либо планировать или анализировать по перспективам бизнеса в связи с событиями на Донбассе, это осложняет получение финансирования. В частности, слишком велик риск для грузов при поставке морем, поэтому, по сути, закрыта возможность операций через Мариупольский морской торговый порт – судовладельцы высоко оценивают военный риск и требуют высокой платы за фрахт. К тому же, в зимний период прохождение судов по Азовскому морю будет осложнено ледовым покрытием, поэтому никто в этом направлении не хочет отправлять свои суда.

Сейчас мы ждем начала работы новоизбранной Верховной рады, утверждения нового состава Кабинета министров. Думаю, через пару месяцев ситуация стабилизируется, появится больше определенности, и мы сможем более конкретно анализировать наши коммерческие перспективы, а также принимать решения к действию.

Такое затишье в нашем бизнесе происходит не в первый раз. Когда грянул кризис 2008 года, оно продлилось вообще два года. Надо просто иметь терпение и подождать окончания стагнации.

– Как вы прокомментируете появившуюся информацию о том, что цена на южноафриканский уголь, поставляемый Steеl Mont Tradind Ltd в Украину, является завышенной, и что в связи с этим Генеральной прокуратурой Украины возбуждено и расследуется уголовное дело?

– Я думаю, что на этот вопрос лучше ответит адвокат Александр Тищенко, представляющий в Украине мои интересы и интересы Steеl Mont Tradind Ltd.

Комментарий адвоката Александра Тищенко:

– Действительно, в данное время Генеральной прокуратурой Украины осуществляется досудебное расследование в уголовном производстве по факту завладения служебными лицами ПАО «Центрэнерго» денежными средствами государственного бюджета по признакам уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 191 Уголовного кодекса Украины.

Александр Тищенко
Александр Тищенко
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Судя по сообщениям, основанием для этого послужило заявление президента Украины Петра Порошенко о том, что уголь из ЮАР поставляется в Украину по завышенной цене.

Steеl Mont Tradind Ltd также оказалась вовлеченной в это уголовное производство, поскольку, согласно заключенному ею в августе этого года контракту с Государственным предприятием внешнеэкономической деятельности «Укринтерэнерго», является именно той компанией-импортером, которая и поставляет в Украину уголь из ЮАР.

Предметом интереса следователей ГПУ являются условия контракта в части формирования цены и качества поставляемого угля. При этом следствие выясняет суть, содержание и направленность действий представителей сторон, которые они совершали при обсуждении, согласовании, подготовке, заключении, подписании и выполнении указанного контракта. А поскольку прямыми потребителями южноафриканского угля являются ТЭС, принадлежащие ПАО «Центрэнерго», то исследуются действия служебных лиц и этого предприятия.

По запросу следователя мы предоставили в ГПУ документы, связанные с участием Steеl Mont Tradind Ltd в контракте. Кроме этого, от имени Stell Mont Tradind Ltd мы выразили готовность сотрудничать со следствием, поскольку в этой части определенные обязанности на компанию возлагает действующий Уголовно-процессуальный кодекс Украины. Ведь Steеl Mont Tradind Ltd –компания законопослушная, и сама заинтересована в справедливом и непредвзятом следствии.

Стоит отметить, что на данном этапе нет поводов заявлять о каком-либо давлении следствия на Steеl Mont Tradind Ltd, на ее украинское представительство или сотрудников. Но если таковое будет, мы будем реагировать немедленно и давать этому оценку, в том числе публичную.

Мы исходим из того, что все действия Steеl Mont Tradind Ltd, ее сотрудников и сотрудников украинского представительства компании при заключении и выполнении контракта носили и носят законный характер, и не имели под собой каких-либо противоправных намерений, и тем более преступного умысла.

Больше, к сожалению, ничего добавить не могу, учитывая требования процессуального закона в части соблюдения тайны досудебного следствия. 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Убей в себе торгаша
Будущее — за компаниями, которые умеют продавать и предоставлять истинную ценность своим клиентам
Кто есть кто на рынке ОСАГО: показатель работы членов МТСБУ
Моторное бюро впервые опубликовало данные о деятельности компаний членов – МТСБУ
Гедиминас Альмантас: «Можно сколь угодно смотреть на других, но правильный путь надо найти свой»
Гендиректор объединения «Литовские аэропорты» рассказал, как Украине избежать классической схемы «приватизации прибыли и национализации убытков»
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
Сейчас на главной
Кто есть кто на рынке ОСАГО: показатель работы членов МТСБУ
Кто есть кто на рынке ОСАГО: показатель работы членов МТСБУ
Моторное бюро впервые опубликовало данные о деятельности компаний членов – МТСБУ
Гедиминас Альмантас: «Можно сколь угодно смотреть на других, но правильный путь надо найти свой»
Гедиминас Альмантас: «Можно сколь угодно смотреть на других, но правильный путь надо найти свой»
Гендиректор объединения «Литовские аэропорты» рассказал, как Украине избежать классической схемы «приватизации прибыли и национализации убытков»
Убей в себе торгаша
Убей в себе торгаша
Будущее — за компаниями, которые умеют продавать и предоставлять истинную ценность своим клиентам
Небесные баталии: как связаны долги МАУ и конкуренция на авиарынке
Небесные баталии: как связаны долги МАУ и конкуренция на авиарынке
И чем вызван интерес антикоррупционных ведомств к авиаперевозчику