Андрей Онистрат: «На покупку активов у нас – десятки миллионов долларов»

Глава набсовета банка «Национальный кредит» – о достижениях и конфликтах 2014 года

Андрей Онистрат – один из амбициозных украинских банкиров и совладелец небольшого банка «Национальный кредит». Кризисные времена он пытается использовать для развития бизнеса – рассматривая в течение года целый ряд банковских активов для покупки. Например, Онистрат был среди потенциальных покупателей банка «Петрокоммерц-Украина». По словам банкира, потенциальная ликвидность, которую он планирует инвестировать в финансовые активы, исчисляется десятками миллионов долларов. Но со сделками он не спешит, считая, что в 2015 году можно будет как раз скупать активы. Одновременно он бросает вызов самому ПриватБанку, развивая свою сеть терминалов пополнения. В году 2015 он хочет увеличить ее на 4000 штук, чтобы перегнать ПриватБанк в этом бизнесе. 

Андрей Онистрат: 	«На покупку активов у нас – десятки миллионов долларов»
Андрей Онистрат
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

С такими смелыми планами Андрей Онистрат в уходящем году прошел через несколько конфликтов. В том числе – с налоговой, а также вокруг здания на Днепровском спуске, 1, по которому банкир выступает многолетним кредитором. О том, как удается выходить из конфликтных ситуаций в и без того нелегкое время, а также об основных тенденциях-2014 Андрей Онистрат рассказал Forbes.

– Пожалуйста, расскажите, какими были главные события 2014 года для вашего банка?

– Для банка год можно разделить на три части. Первая часть – активное действие революции. Вторая – начало развития АТО. Третья – это конец года. Для каждой из них характерны определенные симптомы.

Например, в начале года мы испытывали избыточную ликвидность. Она накопилась осознанно, поскольку ранее мы готовились к покупке Правэкс-Банка и целенаправленно накапливали ресурсы. Сделка не состоялась, в результате чего в начале февраля у нас возникла проблема – куда вложить $100 млн. Мы стали активно кредитовать бизнес и население. Но в конце зимы события в стране обострились, и ситуация с ликвидностью на рынке вообще заморозилась. Потом пошла АТО – и все начали осознавать глубину грядущих потерь на Востоке. И я – не исключение. Летом уже было понятно, что территорию в ближайшее время не отвоюют. Нужно было оперативно диверсифицировать риски: закрывать отделения, вывозить активы и людей на безопасную территорию. Все это время мы не прекращали жестко урезать операционные затраты.

– Что в процессе урезания затрат было наиболее болезненным?

– В апреле, осознав, что конфликт затянется, я решил сокращать расходы. Пришлось прибегнуть к непопулярным мерам. Мы сократили 15% персонала. Остальным сократили зарплату на 15%. Благо, 

Законных миллионеров у нас никто не чтит. Это те, кто создал бизнес за время независимости и успел его продать – выйти в кэш. Это единственные люди, которые настоящие праведники. Потому что они не приватизировали «на шару», а строили бизнес с нуля

сотрудники отнеслись к этому с пониманием и поддержали банк в столь нелегкое время. Можно говорить, что в  других банках все иначе, но здесь каждый волен выбирать то, что ему нравится. Я осознавал, что завтра будет хуже, чем сегодня.

Осенью ситуация на финансовом рынке ухудшилась: объективно стало намного тяжелее всем. Все катализировалось скачками курса доллара: 12, 14, 15, 16… Казалось, на 16 уже все. Рынок упал уже вдвое! Но нет, потом рынок упал до 22 гривен за доллар. Благо, немного откатились… Национальный банк, на мой взгляд, показывал завидную стабильность в части последовательного отсутствия финансирования этого процесса. Валютных интервенций регулятор не проводил.

– Какие основные тенденции банковского сектора, по вашему мнению, будут отображаться в 2015-м?

– Небывалый случай в банковской истории Украины. В начале года [насчитывалось] 180 банков, а на конец года, по моим оценкам – порядка 100 «живых» банков. И есть большая вероятность, что в ближайшее время их станет еще меньше.

Из позитива – это то, что впервые за много лет власть активно начала бороться с черным рынком и конвертаторами. Да, конвертаторы могут уйти из мелких в крупные банки. Там проще потеряться. Но НБУ показывает настоящую борьбу с теневым рынком.

Безусловно, отдельная глава этого года – валютный рынок. Я помню времена, когда банки были вне

То, что в условиях войны национальная валюта девальвировала в два раза, для меня вообще неудивительно. Вопрос – почему это произошло так быстро, буквально за три месяца, а не в течение целого года? Возможно, на макроэкономическом уровне падение гривны можно было смягчить

валютного рынка. Это было в 1990-е. Так вот, сейчас банки тоже вне валютного рынка. Черный рынок валюты есть, и он находится в параллельном мире. Он не в банке. Валютный рынок сейчас с банками никак не связан! И, если посмотреть статистику, то это явно наблюдается. Раньше в сутки валюты сдавали на миллионы. Сейчас же речь идет о $10 000 в сутки. Из них $8000 сдают ночью в терминале Д в «Борисполе». Там больше негде, менял нет.

Еще год запомнился очередью из клиентов Райффайзен Банка Аваль и Укрсоцбанка на покупку валюты. Когда осенью мы объявили на рынке, что делаем арбитраж между экспортерами и импортерами, ко мне сразу пришли такие компании, как, например, Microsoft! Я был поражен. Я считал, что такого быть не может. Они всю жизнь обслуживались в «Райффайзене», других банков не знали, не видели, и видеть не хотели. А тут мы стали лучшими друзьями!

Также в наш банк пришли американские компании-импортеры, представители больших химических концернов, которые возят в Украину сырье.

– Как вы считаете, кто прежде всего виноват в девальвации гривны?

– То, что в условиях войны национальная валюта девальвировала в два раза, для меня вообще неудивительно. Вопрос – почему это произошло так быстро, буквально за три месяца, а не в течение целого года? Возможно, на макроэкономическом уровне падение гривны можно было смягчить. Проводить интервенции не в $3 млн, а в $20 млн или $50 млн.

– Какие решения на банковском рынке назрели, по вашим ощущениям?

– Я не думаю, что нужно закрывать глаза на количество банков в стране. Нужно как можно скорее создать законный и упрощенный вариант спасения системы через инструменты слияния и поглощения. Можно ликвидировать банки, как это происходит сейчас. А можно ввести быструю и прозрачную систему поглощения. Пока что ее нет. Почему? Не знаю.

Сегодня также нет прозрачного механизма реализации выкупа. К примеру, по «Форуму» за некоторые объекты я готов отдать живые деньги просто как физлицо. У меня была идея выкупить одно помещение по дороге на Оболонь. На первом этаже сделать большой байк-стор, а на верхних – бэк-офис банка. Я неоднократно обращался к ликвидатору «Форума» и Фонду гарантирования вкладов с подобными предложениями, но у них все нет времени. И так происходит все! Потому что процедура

В 2015 году я хочу увеличить сеть на 4000 новых терминалов, чтобы стать первым на этом рынке. Могу я хоть в чем-то сравниться с «Приватом»?

такая, потому что исполнители такие. У процесса нет хозяина! Когда я принимаю решение как собственник – я принимаю его быстро. Когда мне нужно подумать – я беру какую-то аналитику. Ликвидаторы же думают только о том, как не получить по шапке за принятые ими решения. И неважно, что, если они не продадут активы, объект вообще угробится. К примеру, у здания, которое я хочу купить у «Форума», уже выпадают окна.

– Таких историй очень много. Вы видите пути исправления такой ситуации?

– Я бы оставил в государственной собственности только стратегические объекты, такие как «Укрзализниця» и порты. Остальное бы продал. Сделал бы примитивные налоги – 5% с оборота юрлиц, и 10% с любых доходов физлиц. И распустил бы большинство госорганов. Сделал бы все что угодно, чтобы нас приняли в Евросоюз. Государству крайне необходимо вплотную заняться внутренней безопасностью – преступными группировками, которые сейчас процветают. За взятки арестовывать и сажать нужно всех без разбору.

У людей громадные ожидания изменений, а самих изменений нет. Есть переложенная ответственность, отлагательные условия.

– Пожалуйста, объясните – по рынку сейчас ходит ряд инвесторов, которые рассматривают банки. Почему нет сделок?

– Объясню на примере. У меня есть клиент, который пришел и сказал: «Я хочу купить твой банк». Но я не хочу продаваться. Тогда он попросил меня помочь ему купить банк. И мы пошли по встречам. В результате мы увидели около 10 документов по банкам, которые смотрели не для себя, а для него. Для себя мы смотрели нерезидентов, по которым проблем меньше априори.

Чем они лучше? Они не связывались с венчурными проектами. Например, если прийти сейчас в иностранный банк и предложить ему купить какой-то актив за 50% стоимости, то банк даже разговаривать не будет. Я такими активами занимаюсь много лет. Даже если у меня нет денег на такой объект – я предлагаю на рынке партнерство по вложению в него. А чем занимаются иностранцы? Перекладывают бумажки? Им сейчас как гром среди ясного неба свалится на голову законодательство о списании долгов по ипотеке…

– Подождите, но законодательство по ипотеке разработано, в том числе, для оптимизации налогов, и предусматривает часть налоговых льгот, выгодных и заемщикам, и банкам…

– 2014 год для меня стал годом выигрыша судебной тяжбы с налоговой. Год назад на меня наехала налоговая, а именно отдел по работе с крупными налогоплательщиками. Они требовали открыть имена крупных клиентов на основании документарной проверки. Когда я отказался, они сказали, что доначислят нам все проценты, которые мы уплатили большим вкладчикам. Нам насчитали 200 миллионов гривен штрафа. Я пошел в административный суд, который закончился недавно. Обошелся мне этот суд гораздо дороже, чем мне предлагали изначально дать взятку, чтобы суда не было. Они предлагали $100 000 при старой власти – как взятку, чтобы к моему банку не было вопросов.

– Вы говорили в одном из интервью, что готовы купить Укрсоцбанк за 1 евро. Это было эмоциональное высказывание?

– Моя логика была таковой, что если сейчас не продать банк такому, как я, то скоро придется вносить в капитал миллиард долларов или евро дофинансирования. А в конце 2015 года – еще. Потому что, если примут

2014 год для меня стал годом выигрыша судебной тяжбы с налоговой. Год назад на меня наехала налоговая, а именно отдел по работе с крупными налогоплательщиками. Они требовали открыть имена крупных клиентов на основании документарной проверки. Когда я отказался, они сказали, что доначислят нам все проценты, которые мы уплатили большим вкладчикам

законопроект по списанию ипотеки, у Укрсоцбанка появится убыток по итогу 2015 года, который нужно будет закрывать.

– Но ведь большинство банков давно перевели ипотеку или на дочерний факторинг, или на коллекторов…

– Это не так. Коллекторы работают по карточкам или по ритейлу. А у банков речь идет о портфелях ипотеки и автомобильных займов, которые накапливались годами. И с ними годами ничего не происходило! Они годами держат их на балансе. Я знаю об одном кредите в миллион долларов, по которому никто ничего не платит с 2009 года. Но банк этого клиента не трогает. Банк ничего не может ему сделать.

– Какая ликвидность у вас есть сегодня на покупку банковских активов?

– Сумму я оцениваю в десятки миллионов долларов. Плюс – две руки, две ноги, голова и команда. У меня есть и ликвидность и пул инвесторов, которые мне верят. Они уже сейчас говорят, что готовы вкладывать деньги в хорошие проекты. К сожалению, законных миллионеров у нас никто не чтит. Это те, кто создал бизнес за время независимости и успел его продать – выйти в кэш. Это единственные люди, которые – настоящие праведники. Потому что они не приватизировали «на шару», а строили бизнес с нуля.

– Как вы планируете развивать сеть платежных терминалов?

– Мы конкурируем с «Приватом». В 2015 году я хочу увеличить сеть на 4000 новых терминалов, чтобы стать первым на этом рынке.

– Зачем вам конкуренция с «Приватом»?

– Могу я хоть в чем-то сравниться с «Приватом»? Этот рынок – платежных терминалов – это хорошие доходы. А сам «Приват» мне нравится. Они хороши для рынка –  есть на кого равняться.

– Пожалуйста, объясните, что происходит вокруг компании «Лира-2000» и здания на Днепровском спуске, 1, которое вы кредитовали (Forbes писал о конфликте вокруг этого объекта)?

– В прошлый четверг состоялся массовый митинг под стенами НБУ в поддержку валютных заемщиков. Этим воспользовались наши недруги. Они привели несколько купленных актеров, которые сыграли вкладчиков нашего банка, которым якобы не возвращают депозиты. Мы не поленились и проверили все наши базы клиентов. Как мы и предполагали, никто из продажных митингующих никогда не обслуживался в банке «Национальный кредит», не говоря уже о том, чтобы быть нашим вкладчиком. Естественно, мы обратились в суд.

Мы решили подать иски на интернет-ресурсы, которые опубликовали идентичные по тексту и содержанию новости с прямыми обвинениями банка, тем самым поставив под сомнение его деловую репутацию. Они не проверили информацию, которую опубликовали, и в банк за комментариями не обращались. Я – жесткий противник таких мер, особенно что касается СМИ, но считаю, что «заказухи» должны остаться в темном прошлом Украины. И вижу, что иначе этого не добиться. Предполагаю, что за всем этим стоит Влада Молчанова и другие…  (в комментариях Forbes Влада Молчанова рассказала, что конфликт между ней и банком «Национальный кредит» есть, но этот конфликт не связан с объектом по адресу Днепровский спуск, 1. – Forbes). В партнерах у них есть экс-сотрудники Генеральной прокуратуры, которые вызывали на встречу нашего акционера Игоря Бобнева. Хотели забрать помещение через давление (редакция готова предоставить визави Андрея Онистрата возможность высказать свой взгляд на происходящее, в том числе – через видео-дискуссию на Forbes.TV. – Forbes).

Я кредитовал это здание много лет. Сам давал деньги и личные обязательства. Здание у меня в ипотеке. Долг – около 40 миллионов гривен. А мне говорят, что нет, мне никто ничего не должен! 

– А что из 2014 года запомнилось больше всего?

– Это самый тяжелый год на моей памяти. Даже 1991-й – когда я учился на первом курсе и жил на 20 долларов в месяц – сравнить с 2014-м нельзя.

Стреляли в Геннадия Кернеса. Вообще стало опаснее жить. На уровне тактильных ощущений. Последние 10 лет я никогда не закрывал двери на замок ночью. А сейчас у меня на территории дежурят автоматчики. Вчера позвонили из УБОЗа, предупредили, что в нескольких километрах от моего дома была перестрелка. И мне это не нравится.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Успешные игры: финскую студию Supercell оценили в $10,2 млрд
Более 84% компании выкупил китайский холдинг Tencent
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 9
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Максим Благов
Максим Благов — 04.06.2015, 22:49

Мне нравиться как работает нац кредит и терминалы везде и работают в них в этих терминалах услуги в отличии от других. А в филиалах работники лояльны и оперативны, да и работают от рассвета до заката. Правда глюки в работе тоже видел, но они довольно малосущественны , но есть. А так классный банк удачи.

Eduard Virag
Eduard Virag — 06.01.2015, 15:03

Приятно и спасибо, что поддерживаете систему 5.10!

Дмитрий Громов
Дмитрий Громов — 31.12.2014, 02:06

Приятно было прочесть
Сложилось хорошое впечатление о банке
Но вот зачем на Приват равняться
Нечего кроме монополизации там не вижу

Anna_Petrenko12
Anna_Petrenko12 — 29.12.2014, 23:46

Днями відбулося під стінами головної скарбниці України (Національного банку) віче людей стурбованих (акція протесту, або ж пікет). Вимагали люди перевірити, чи здатна приватна скарбничка (ПАТ «Банк Національний кредит») виконувати свої обов’язки, тобто людям гроші повернути. А оскільки серйозні сумніви з цього приводу мали, то новий нагляд (тимчасову адміністрацію) над скарбничкою вимагали.

Аргументи мали люди серйозні: участь головного «смотрящого» за скарбничкою (голови наглядової ради банку) Оністрата Андрія (Оністрат – прізвище) в аферах фінансових, а також тим, що причетний до скарбнички (банку) та один з власників його (акціонерів) скандальний московит-барига (російський бізнесмен) Бобнєв Ігор. Супроти якого в Україні захисники права та порядку (МВС, прокуратура тощо) сумніви мають, і відповідні розслідування провадять. Отож просили люди створити раду мудреців (ревізійну комісію) для перевірки, чи здатний «Національний кредит» повернути їм те, що віддали колись йому задля збереження та примноження.

Особливо турбувало людей те, що «Національний кредит» все більше не «національним» виявляється, а «московитським», тому ті дрібні або ж більші внески, зроблені свого часу, сьогодні йти можуть не на добру справу, а на погане діло підгодовування сепаратистів безчесних на землі донбаській. Що зовсім неприйнятно і не просто засудження морального, а згідно правил застарілих, проте адекватних, заокеанських, лінчування привселюдного заслуговує.

Мав би Оністрат Андрій вийти до людей, пообіцяти справу цю всю уважно перевірити, потім перевірку провівши покаятися, чолом землю бити і землею голову посипати. Покаятися та визнати вимоги справедливі громади обуреної. Але ж ні…

Заявив Оністрат, що звернеться до захисників права та порядку (МВС та прокуратури, мабуть) та підсліпуватої Феміди, яка ще перед люстрацією заробити хоче на еміграцію на Мальдіви (суду), щоб суворо покарали наклепників підступних, котрі честь та гідність (неіснуючу) Оністрата багном та іншими негарними рідинами забруднюють. Натомість, щоб людей усіх в своїй щирості та чистоті запевнити, поспішив омитися у воді холодній, і без сорому кожен клаптик омитий продемонструвати, задокументувати і в засобах масової інформації сучасних, що соціальними мережами називаються, оприлюднити.

П.с. Хтось подумає – це справді казка або гумореска. Ні, це цинічна поведінка сумно відомого в певних колах «банкіра» Андрія Оністрата. Залишається питання, скільки таке «чудо без плавок» буде цинічно принижувати українську громадськість самим фактом своєї присутності в українській банківській сфері?! Та й будьмо відвертими – на території України? Здається, місце його – в ополонці з Путіним.

Anastasya Shcherbyna
Anastasya Shcherbyna — 30.12.2014, 12:20

Вітаю Анно,

я представник Банку, прочитала Ваш коментар і хотіла б з'ясувати кілька моментів.
1. Ми підняли усі бази даних по клієнтам ПАТ "Банк Національний кредит" і з'ясували, що жоден з мітингувальників, хто представився вкладником банку, ніякого відношення до нього немає. А саме не є вкладником, позичальником чи власником картокого чи поточного рахунків.
2. Ганна Снітко, яка теж назвалася вкладницею БНК - відома своїми сепаратиськими мітингами на Сході України, а саме вона є івент-менеджером рекламної агенції "KINOZERNO".
3. На чому базуються ваші звинувачення на адресу Андрія Оністрата і Ігоря Бобнєва? Якщо у вас є документи, що підтверджують їхні протизаконні вчинки, про які ви тут красномовно пишите, опублікуйте їх просто тут!
4. Ваш коментар слово в слово ідентичний Дмитрові Король. То ж маю підстави думати, що ви переслідуєте чисто матеріальні інтереси.

Иван Потапович
Иван Потапович — 29.12.2014, 22:39

Интересно, а Приватбанк знает о том, что Онистрат хочет его перегнать?)))))

Наверное Онистрат перегонит Приват по банкоматам так же, как Коломойский перегонит Онистрата на забеге))))

Alex Chaplinsky
Alex Chaplinsky — 29.12.2014, 23:38

Для начала проведите хоть взглядом по боксам и многое станет очевидным. Коломойский не сможет догнать в забеге Андрея, а вот по айбоксам Онистрат Приват таки перегонит

Евгений Руденко
Евгений Руденко — 29.12.2014, 22:34

Впервые слышу, что бы "честного банкира" дома охраняли автоматчики!
Может не такой он уже и честный и справедливый как про него постоянно пишет Форбс?!

Alex Chaplinsky
Alex Chaplinsky — 29.12.2014, 23:35

Евгений, Вы наверное вообще впервые все слышите.

Выбор редактора
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
В зоне риска: Фидобанку предрекают банкротство
В зоне риска: Фидобанку предрекают банкротство
Как и почему банковский рынок Украины может потерять еще одного игрока
Киевский банкрот: банк «Хрещатик» объявлен неплатежеспособным
Киевский банкрот: банк «Хрещатик» объявлен неплатежеспособным
Акционеры оставили финучреждение без поддержки. Горадминистрация Киева требует вмешательства правоохранителей
Зима под санкциями: кому досталась основная часть пассажиропотока Украина – Россия
Зима под санкциями: кому досталась основная часть пассажиропотока Украина – Россия
И как украинская сторона сумела компенсировать отсутствие российского рынка
Сейчас на главной
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
Куда поехать летом: родина шампанского Реймс
Куда поехать летом: родина шампанского Реймс
И 5 видов вина, которые обязательно нужно попробовать
Гениальный бизнес от слова «ген»: эксклюзивность vs массовость
Гениальный бизнес от слова «ген»: эксклюзивность vs массовость
Чем отличаются продукты, созданные на гене, от продуктов, созданных на меме