Андрей Колодюк: «В украинские стартапы вложат $100 млн до конца года»

Основатель венчурного фонда AVentures Capital – о том, что собой представляет текущий стартап-рынок Украины и почему война – не преграда для инвестирования

Андрей Колодюк – основатель и управляющий партнер украинского венчурного фонда AVentures Capital, глава наблюдательного совета Ассоциации венчурного капитала прямых инвестиций UVCA, предприниматель.

Колодюк – любимец местных стартаперов, разбирающих на цитаты каждый из постов в его личном блоге. За два десятилетия он успешно инвестировал в десяток бизнесов, а затем вышел из них – включая проекты Unitrade, Universal Telecom и Ukrainian Software Consortuim. В последние несколько лет активно инвестирует в молодые украинские стартапы и рекламирует страну на международных рынках.

По итогам первого полугодия в украинские стартапы инвестировали $10-11 млн. Но Колодюк уверен, что это лишь начало – и до конца года страна получит $100 млн инвестиций в ІТ-сферу. Сумма практически беспрецедентная для рынка, который сформировался всего несколько лет назад.  В интервью Forbes Колодюк рассказывает о трудностях, с которыми пришлось столкнуться на стадии зарождения стартап-рынка, главных проблемах и будущих перспективах.

Андрей Колодюк: «В украинские стартапы вложат $100 млн до конца года»
Фото: facebook.com/andrey.kolodyuk

– Сейчас об украинских стартапах говорят достаточно много и часто. Но если оглянуться назад, складывается ощущение, что еще 3-4 года назад в Украине о стартапах вообще никто не говорил.

– С одной стороны, да, раньше о стартапах говорили мало. С другой – весь этот рынок начал зарождаться еще в 2000 году, когда мы основали AVentures. Мы были первопроходцами, объясняли, что такое стартапы, что такое венчурный рынок. В то же время мы учились сами, так как опыта было мало. Тем не менее, за первый же год мы проработали  около 500 проектов.

Переломный момент в развитии экосистемы стартапов произошел в 2008 году. В Украине уже есть целый ряд компаний, которые создавались 7-10 лет назад и сегодня стоят десятки миллионов долларов

Тогда их трудно было назвать стартапами – мы общались с людьми, у которых были интересные идеи и проекты: ученые, исследователи, предприниматели. Нашей задачей было объяснить, чем отличается «технология» от «компании». Мы объясняли аутсоринговым компаниям, что заработать можно больше, создавая собственный продукт. Сейчас это всем понятно, но тогда о подобном мало кто задумывался. Мы учили людей делать бизнес и не бояться строить глобальные компании.

Переломный момент в развитии экосистемы стартапов произошел в 2008 году. В Украине уже  есть целый ряд компаний, которые создавались 7-10 лет назад и сегодня стоят десятки миллионов долларов. Сейчас же пошла настоящая мода на стартапы, что не может не радовать. За последние три года мы встретились и поддерживаем отношения с  командами 1500 стартапов, при том что, по оценкам AVentures Capital, в Украине насчитывается более 2000 стартапов. Активно поспособствовал этому и приход в страну большого количества новых инвесторов, в том числе и международных (только за 2014 год появилось десять новых инвесторов), которые поддерживают местные стартапы как материально, так и передавая собственный опыт.

– Вы говорите, что в Украине 2000 стартапов, но едва ли кто-то сможет назвать хоть десяток проектов. Кроме местного героя Petcube, известных стартапов почти нет. Где они?

– Проблема в первую очередь в информационном вакууме, особенно в деловой и общеполитической прессе. Да, активно освещаются крупные стартапы, которые уже получили инвестиции. В стране есть сотни мелких проектов, о которых нужно писать, но  рассказывают о них сегодня лишь несколько тематических ресурсов. Считаю, что путь к успеху – это заполнить информационное поле, для чего необходимо писать о настоящих и будущих героях.

более 2000 стартапов
насчитывается в Украине по оценкам AVentures Capital

Даже та новость, что в украинский стартап GitLab $1,5 млн вложил Эштон Катчер, прошла практически мимо украинской прессы. Жаль, но сейчас такие истории все еще не в мейнстриме: СМИ любят кейсы о вложениях миллиардов долларов, а все остальное часто обходят вниманием. А ведь нужно понимать, что те же Skype, WhatsApp – все они также начинались с мелких инвестиций в $200-300 тыс. Кстати, немногим даже в Украине известно, что WhatsApp – история успеха нашего соотечественника Ян Кума.

– Может, проблема в том, что у нас мало подобных историй успеха, в отличие от США и Европы?

– Это не так. В Украине сейчас есть порядка 50 компаний с оценкой от $20 млн до $100 млн. Лично я могу перечислить их названия, но задача именно медиа сегодня сделать так, чтобы о них узнали все. Это продуктовые компании, продающие свои разработки по всему миру. Какие еще примеры необходимы?

– Тогда, возможно, не хватает своего Стива Джобса, Билла Гейтса или Марка Цукерберга?

Многие используют Украину как тестовый рынок, создают и обкатывают свой продукт. После – активно выходят за границу

– Есть в Украине парень, его зовут Влад Тисленко. Он основал компанию Concepter, которая несколько лет тому назад представила вспышку iBlazr для iPhone, а сейчас он успешно собрал свыше $200 000 на запуск второго поколения. Так вот, его гаджет попал на полки магазина Apple Store. Вы можете себе представить, насколько это трудная задача? Он стал единственным украинцем, которому это удалось сделать. Об этом почти никто не говорит, хотя это отличная success story. И поверьте, таких примеров немало. 

– Но есть ведь и стартапы, которые сами не хотят, чтобы о них говорили.

– Да, есть и такие. В основном это связано с желанием оградить свой бизнес от лишних проверок и других последствий популярности. Это негативная историческая память, которая осталась у людей с прошлого режима. Но в момент, когда стартап вырастает, хочешь не хочешь, а «светиться» необходимо. Многие это делают для привлечения инвесторов.

Андрей Колодюк: «В украинские стартапы вложат $100 млн до конца года»
Фото: facebook.com/andrey.kolodyuk

– Есть ведь и такие, которым здесь «светиться» нет необходимости: они работают исключительно на глобальном рынке?

– На самом деле это единственно верный путь развития стартапа – стать глобальным игроком. Многие используют Украину как тестовый рынок, создают и обкатывают свой продукт. После – активно выходят за границу. Не будем скрывать, у нас в стране ограниченный внутренний рынок. Но это проблема не только Украины: такая же ситуация у Сингапура, Израиля и других. Именно поэтому работать необходимо на масштабирование: локальные стартапы и проекты заведомо будут в проигрышном положении, им будет труднее найти инвестора и добиться успеха.

– Инвесторов найти не так уж легко из-за войны на востоке, разве нет?

– Война – это не проблема для поиска инвесторов и привлечения средств. Посмотрите на Израиль, где также идут боевые действия десятилетиями: страна привлекла $11 млрд инвестиций в прошлом году, около 100 компаний торгуется на американских биржах. Необходимо понимать, что война не влияет на привлечение инвестиций, если сам проект хороший. Тезис «Мы не будем в вас инвестировать, потому что вы в Украине» – это ложное мнение, и такой практики сегодня нет.

Сейчас украинцам не хватает умения продавать. Имеется в виду не только продавать продукт, но и продавать себя – искать инвестора. Это действительно большая проблема, ведь мы умеем создавать крутой продукт, но этого недостаточно. У американцев это едва ли не на генетическом уровне, а украинцам еще необходимо учиться. К тому же мы еще слабо понимаем, что действовать следует быстро: одновременно с вами такой же стартап запускают на других континентах, уникальных идей мало. Побеждает тот, кто масштабирует бизнес быстрее других.

– Раз уж мы затронули инвесторов... В ходе беседы многие стартаперы говорят, что брать деньги у украинских фондов не хотят из-за зверских условий – копейки за крупную долю. А иностранных фондов в стране практически нет.

– Не согласен с таким утверждением в целом: эта проблема может изредка встречаться, но она решаема. К примеру, год назад мы запустили UVCA – Украинскую ассоциацию венчурного и частного капитала. Сейчас там уже 37 участников, 15 украинских проверенных фондов. Мы готовы принимать новых членов и обучать их тому, как правильно работать со стартапами. Ведь инвестиции – это не просто «дать денег». С командой необходимо поддерживать связь, помогать в решении проблем, передавать опыт.

Война – это не проблема для поиска инвесторов и привлечения средств. Посмотрите на Израиль, где также идут боевые действия десятилетиями: страна привлекла $11 млрд инвестиций в прошлом году, около 100 компаний торгуется на американских биржах

Таким образом мы подходим ко второму вопросу: почему мало иностранных инвесторов. По-правильному, инвестор и стартап должны находиться в часе езды друг от друга. Почему? Постоянная связь, решение проблем, помощь. Делать это по Skype не так эффективно. К примеру, в США порядка 830 венчурных фондов, и лишь 30 из них совершают сделки по всему миру, где у них открыты офисы. Очевидно, что Украине еще далеко до открытия представительств крупных фондов, но задача решается другим путем.

Иностранные инвесторы вкладывают деньги вместе с локальными. Таким образом снижается риск самих инвестиций, западный фонд получает поддержку местного инвестора. Такие сделки есть, пусть их и не так много.

– Что мешает?

– Как бы странно это ни звучало, но одной из ключевых помех является негативная практика со стороны нашего правительства. Например, когда едут за границу и говорят: «У нас все плохо, идет война – дайте денег». Подобный посыл слабо способствует развитию положительного инвестклимата в стране. Мы же, отправляясь за пределы страны, честно признаемся: «Да, у нас есть проблемы, но у нас есть и много отличных проектов, успешных сделок. Давайте вместе инвестировать и зарабатывать». Поверьте, это работает.

– Вы сказали, что в ассоциации «проверенные фонды». Что это значит?

– Мы не принимаем в ассоциацию тех, кто не может объяснить источник появления своего капитала. И тем самым мы оберегаем предпринимателей. Есть опасность, что, взяв деньги не у тех людей, вы уже не сможете получить инвестиции от других фондов, в том числе и зарубежных. К примеру, проектам из российского «Сколково» не удастся привлечь деньги от иностранных инвесторов. Причина проста: никто не хочет иметь дело с государственными деньгами или капиталом, происхождение которого имеет криминальную предысторию.

– Сейчас популярно говорить, что ІТ в будущем станет главным источником для наполнения бюджета страны. Реально ли программистам оттеснить агросектор, добычу и машиностроение в Украине?

– Без сомнения, это вполне реальная задача. ІТ входит в пятерку главных экспортеров, в США это наш продукт номер один. Мы часто ездим в Штаты на переговоры, и видим, что местные предприниматели знают о наших возможностях в разработке и создании качественных продуктов и решений. Сейчас мы видим и поддержку со стороны государства, для которого ІТ стало имиджевым проектом и обязательно попадает во все программы развития страны. У нас есть все шансы стать ІТ-нацией: в Украине больше всего специалистов по всей Европе, но и этого недостаточно. Согласно последним оценкам, в украинских компаниях есть работа для 100 000 новых людей. Это хорошо оплачиваемая работа, которая ждет специалистов.

Мы не принимаем в ассоциацию тех, кто не может объяснить источник появления своего капитала. И тем самым мы оберегаем предпринимателей

Проблема в том, что мы мало об этом говорим. Сейчас во всех развитых странах идет активная пропаганда обучения ІТ. Людей зовут учить языки, только не разговорные, а языки программирования. Умение писать код – важная составляющая образования для современных людей. Необходимо объяснить, что деньги можно заработать прямо в Украине, и показать, как это делается. К тому же «шесть лет в КПИ» – это былой стереотип ввиду того, что половина наших программистов – самоучки.

Мало того, у Киева есть большие шансы за следующие три года вырасти в один из крупнейших европейских стартап-хабов. Я специально отмечаю город, а не страну, так как хабами все же называют города. Мы активно догоняем Берлин, Амстердам, Париж, для чего есть все возможности и потенциал. Сейчас у нас так же активно растут Одесса, Харьков, Львов и Днепропетровск, но Киев сильно вырвался вперед.

– У себя в блоге вы указываете, что до конца года на рынке будет проведено сделок на $100 млн. В первом полугодии было лишь на $10-11 млн. Где возьмутся остальные?

– Во-первых, «Розетка», которая получила крупную сумму от Horizon Capital. Во-вторых, я знаю еще о трех крупных сделках, которые будут закрыты до конца года. К тому же ряд фондов, ранее инвестировавших в российские проекты, сейчас охотно переходят к нам.

– Если в этом году вложат $100 млн, то в следующем будет $200 млн?

– Необязательно. Но это повлияет на общий имидж страны. На Западе будут знать, что здесь есть сделки, которые закрываются в том числе и новыми международными инвесторами. И самое главное – есть предприниматели, которые могут строить глобальные компании. К слову, последнее даже более важно. Сейчас мы активно развиваем схему по объединению иностранного предпринимателя с нашими командами для строительства компании.

Для того чтобы, например, создать софтверный продукт для предприятий в США, нужно привлечь порядка $10 млн на первом этапе. А в Украине с миллионом можно найти отличную команду и подготовить хороший продукт, и потом продавать его в Штатах и на глобальном рынке. Пару подобных примеров уже есть, и в будущем их число будет только увеличиваться. Малыми шагами, но уверенным темпом двигаемся вперед.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Роль личности в (банковской) истории: на что влияет первое лицо банка?
Кто и как управляет крупнейшими финучреждениями страны
Не как у людей: что в Украине мешает иностранным инвесторам
Одногодовые разрешения на пребывание в стране, невозможность репатриации капитала, плохой английский язык и так далее
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов