СЕО компании WOG: «На рынке сегодня война, и каждый борется за потребителя из-за радикального падения реализации»

Сергей Корецкий – о перераспределении топливного рынка в Украине и появлении у трейдеров новых возможностей в получении прибыли

В будущем году акцизы на топливо в Украине могут возрасти. Это предусмотрено законопроектом об изменениях в Налоговый кодекс, голосование за который в эти минуты проходит в Верховной раде. Последняя из озвученных цифр прироста – 13%. Данная инициатива, как и множество других, вызвала ожесточенные дебаты как среди парламентариев, так и в экспертной среде. Усиление налоговой нагрузки может ощутимо «просадить» и без того упавшие объемы реализации в рознице.

Топливный рынок страны – в сложном положении. С одной стороны, снижение стоимости нефти на мировых рынках предполагает пересмотр цен на топливо для конечного потребителя. С другой – резкая девальвация гривны с лихвой «компенсирует» удешевление первичного сырья. Рынок в целом ощущает на себе давление как внешних обстоятельств (ценовые и валютные скачки), так и внутренних (передел сфер влияния, засилье «серых схем», падение покупательной способности населения и отсутствие последовательной фискальной политики государства).

В подобных условиях каждому из крупных игроков приходится действовать в режиме полнейшей мобилизации всех ресурсов и возможностей – дабы удержать и нарастить собственные позиции. Эта задача усложняется еще и локальными вызовами, выпадающими на долю каждой компании. Так, одна из крупнейших отечественных сетей АЗС − WOG − уже полгода работает без своего главного акционера и вдохновителя Игоря Еремеева. Он ушел из жизни в результате несчастного случая. Для WOG он был фигурой сродни Стиву Джобсу для Apple. Потому еще летом пошли слухи, что жить компании осталось недолго, акционеры на найдут общего языка, и бизнес если не исчезнет, то значительно сократится.

Впрочем, именно Игорь Еремеев еще 3-4 года назад начал вводить среди акционеров подходы независимого, профессионального менеджмента в структурировании бизнес-процессов, принятии решений и использовании инструментов принятия решений. Поэтому сегодня в целом компания управляется менеджментом, который выносит все стратегические документы на рассмотрение совета директоров и совета акционеров. Решение принимается комплексно, а подписи акционеров на годовом бюджете являются конечной инстанцией.

Forbes встретился с генеральным директором сети АЗК WOG Сергеем Корецким, чтобы узнать, как чувствует себя компания и какой видит свою дальнейшую судьбу. Господин Корецкий заверил, что все акционеры настроены на дальнейшее развитие компании и уже обозначили главные перспективы.

СЕО компании WOG: «На рынке сегодня война, и каждый борется за потребителя из-за радикального падения реализации»
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Борьба за рынок

− Как вы оцениваете 2015 год для топливного рынка Украины?

− Этот год однозначно лучше, чем 2014-й. В прошлом году гривна упала в три раза, у потребителей был шок из-за постоянного роста цен, поэтому я бы не стал с ним сравнивать. Давайте лучше возьмем 2013 год, когда была обычная жизнь − до военных действий, до валютного коллапса, и 2015-й, когда все более-менее стабилизировалось. В 2013 году в Украине было продано 10,5 млн тонн всех нефтепродуктов, в этом году выйдем на показатель около 6,5-6,8 млн тонн.

− А если говорить конкретно о вашей компании?

− В 2013 году WOG продала почти 2 млн тонн нефтепродуктов. В этом (2015) году общий объем продаж будет где-то 1,65 млн тонн через все каналы сбыта: сеть АЗК, мелкий опт и группа − бензовозами и цистернами соответственно. Товарооборот группы в долларах составит около $2 млрд. Однако сравнивать финансовые показатели не совсем корректно, ведь гривна сильно девальвировала на фоне снижения мировых цен на нефть и нефтепродукты.

− Когда вы ожидаете выйти на показатели 2013 года, хотя бы по объемам?

− Думаю, лет пять нужно.

− Какую долю рынка вы сегодня занимаете?

− Если учесть все каналы сбыта, то наша доля примерно 22% в общем рынке нефтепродуктов Украины. По сжиженному газу − около 100 000 тонн, это почти 10% рынка. Мы даже немного нарастили реализацию в мелком опте и группе. Это следствие системной и кропотливой работы всех предыдущих лет.

− Это как-то связано с поставками «Укрзализныци»?

− Нет, «Укрзализныця» остается в параметрах, которые мы поставляли в предыдущие годы, а если точнее – последние шесть лет. Растет доля корпоративных клиентов: частные аграрные и крупные промышленные предприятия. Продолжаем сотрудничество с государственными предприятиями, выигрывая тендеры. Один из последних примеров − 18 000 тонн дизельного топлива поставили Госрезерву.

− Насколько уменьшилась маржа при продаже нефтепродуктов?

− Сегодня средняя маржа $130-140 на тонне в зависимости от типа нефтепродуктов. В 2013-м она была от $140 до $185, и объем реализации, как я уже говорил, был больше. Это означает, что доходов хватало и на покрытие постоянных затрат, и на окупаемость инвестиционных проектов. Сейчас покрытие инвестиционной части значительно уменьшилось.

СЕО компании WOG: «На рынке сегодня война, и каждый борется за потребителя из-за радикального падения реализации»
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

− В последнее время доллар растет, а цена на бензин стоит, как так?

− Курс доллара в Украине пошел вверх, а мировая цена на нефть немного упала, она и приводит в баланс маржинальность. Пока этот баланс позволяет нам сохранять равновесие.

− Сколько еще вы сможете удерживать цены?

− Если наши цены будут выше, рано или поздно это скажется на реализации. Приходится ежедневно мониторить цены наших конкурентов и устанавливать что-то среднее между своим желанием и тем, что рынок ставит на потолке. Но если нефть сохранит тренд на падение, мы будем первыми, кто снизит цены на АЗК.

Я хотел бы получать маржинальность, которую мы закладывали в бизнес-план, когда инвестировали в свои объекты. Но на рынке сегодня такая война, и каждый борется за потребителя через радикальное падение продаж, что готов до конца стоять на нижних маржинальностях, и не поднимать цены, чтобы не потерять клиента. Причем все чаще на рынке встречаются проявления недобросовестной конкуренции, некий инстинкт выживания.

− А почему тогда цена не падает?

− Потому что цена зависит от курса доллара и от мировых цен на нефтепродукты. За каждый литр, который мы продадим, нам надо купить следующий. А если доллар вырос с 8 до 24 гривен, как она может упасть? В 2014 году все нефтяные компании, нефтетрейдеры, ритейлеры получили огромные убытки.

− Кого вы считаете своими главными конкурентами?

− Конкуренты абсолютно все − и системные игроки, и noname − мелкие сети. Было несколько случаев, когда клиенты у нас на заправке пили кофе, а потом ехали в другое место. Спрашиваю: «Почему»? Говорят: «Там дешевле топливо, мы все понимаем о качестве, о недоливах, но, к сожалению, есть ровно столько денег, и не больше».

Реализация уменьшилась у всех без исключения, поэтому и системные, и несистемные игроки бьются насмерть за потребителя − и скидками, и ценообразованием, и акциями, а также недобросовестной конкуренцией, черным пиаром. В 2013 году мы даже не обращали внимания на мелких игроков, знали, что люди с деньгами ставят в приоритет качество, заботятся о своей машине. Сегодня анализируем более широкий круг игроков.

− Вам наносит вред ценообразование несистемных игроков? Насколько прозрачно они работают?

− Конечно, наносит, как и всему системному рынку. Не хотел бы комментировать сплетни и свои персональные выводы, но есть большое количество игроков, которые «играют» с налогами и качеством, поэтому могут себе позволить держать меньшую цену. По поводу неуплаты налогов есть правоохранительные органы и ДФС, качеством должен заниматься Госпотребстандарт.

− Можно ли эти компании отнести к серому рынку, и есть ли данные про его объемы?

− Если оценивать по проданным литрам топлива, то на серый рынок приходится около 25-30%. И это проблема номер один, с которой надо бороться всему системному рынку.

− Как изменился серый рынок?

− Вырос приблизительно на 50%. Скажем, в 2014 году было 15%, а сегодня − до 30%. Надо менять административные нормы и проводить более жесткую политику.

− Некоторые участники рынка говорят, что ряд серых схем закрылся. А вы говорите о росте теневого рынка?

− Это аналитические данные, информация из доступных источников, из таможенных баз − какие продукты входят, сколько продается. Она показывает, что где-то треть рынка работает по разным схемам ухода от налоговых платежей, производит смесевые топлива. В первую очередь бензины, потому что дизельное топливо «намешать» сложнее.

− Значит, серый рынок был и раньше?

− Раньше не было задачи играть с ценообразованием. Даже noname компании везли качественное топливо, так как маржинальность и объемы реализации позволяли торговать без дополнительных схем.

− Из каких стран к нам попадает контрабанда?

− Сегодня серый рынок − это не только контрабанда, но и продажа топлива «мимо кассы», неуплата всех налогов, контрафактные бензины, и все, что с ними связано. Этот фальсификат в основном производится внутри Украины. Впрочем, сказать, что контрабанды совсем нет, будет некорректно. Но это далеко не те объемы, которые были в 2012-2013 годах. Сам принцип контрабанды − привез горючее и не заплатил налоги − не работает.

− Что нужно сделать на законодательном уровне, чтобы сократить долю серого рынка?

− В первую очередь ввести электронный оборот акцизных накладных на все нефтепродукты и компоненты к ним, которые сегодня являются безакцизными, и из них производят смесевые топлива. Уже есть совместная инициатива игроков рынка, членов парламента и ДФС. Потому что если не вводить жесткие налоговые административные меры, теневой рынок будет только увеличиваться.

− Когда может заработать электронный оборот?

− Это может быть в рамках закона о бюджете или налоговой реформы. Но убежден − инициативы будут введены, это лишь вопрос времени.

СЕО компании WOG: «На рынке сегодня война, и каждый борется за потребителя из-за радикального падения реализации»
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Новые направления

− Откуда сегодня в Украину везут горючее?

− Отовсюду: Беларусь, Литва, Польша, с моря. В октябре 2015 года Россия ввела не объявленное эмбарго на ввоз любых нефтепродуктов в Украину, с тех пор ни одна тонна горючего не поступила. В 2013 году из России и Беларуси, как сопредельных государств, поступало примерно 60% всех нефтепродуктов.

Логистика была самая лучшая, короткое транспортное плечо. Сегодня логистическая составляющая играет ключевую роль в себестоимости продукта: нефть в долларах за баррель упала, а логистика в долларах на тонну осталась неизменной. Когда российские поставки заменили на поставки морем и увеличили объемы из Беларуси, Литвы и Польши, логистика повлияла на цену на АЗС.

− Есть подсчеты?

− Танкерные поставки морем − это плюс $20, чтобы довезти тонну горючего до нефтебазы, по сравнению с железнодорожным транспортом. $20 − это 50 коп. на литре. И это тоже одна из причин уменьшения маржинальности.

− Где вы сегодня покупаете нефтепродукты?

− Как и все: в Беларуси, Польше, Литве, морем везем из Хайфы (Израиль). Почти вдвое увеличили завоз дизеля морем − до 50-60 тыс. тонн в месяц. Перевалка идет через порты Одессы и Херсона. Из Казахстана везем только сжиженный газ. Все нефтепродукты, ввозимые нами в Украину − уровня Евро-5.

− Вы покупаете отечественное топливо?

− На тендерах иногда покупаем сжиженный газ, нефтепродукты − нет. Мы приучили потребителя к качественному топливу, поэтому экспериментировать не хотим. В Украине Евро-5 нет. Если не модернизировать заводы, оно в ближайшее время и не появится. С 2006 года, когда мы продали Дрогобычский нефтеперерабатывающий завод, перешли исключительно на импортное топливо, и все последние 7-8 лет мы − бессменные лидеры по импортным поставкам нефтепродуктов в Украину.

− Как вы относитесь к отечественной переработке?

− Очень положительно, и думаю, она обязательно нужна государству, даже в кризис потребляющему 7 млн тонн горючего. А сегодня работает только один завод − Кременчугский.

В 2000-2006 годах наша группа владела Дрогобычским нефтеперерабатывающим заводом, перерабатывали до 2,3 млн тонн нефти в год. В 2006 году завод продали, с тех пор он не работает. В 2007-2008 годах мы закрыли транзакцию по покупке Херсонского нефтеперерабатывающего завода. Но попали в мировой финансовый кризис. Сейчас следующий этап кризиса в государстве – экономический в первую очередь.

− Остались ли у вас планы по Херсонскому НПЗ?

− Завод готов к проведению реконструкции, закончены мастер-планы, подготовлены технические документы. Стоимость реконструкции − около $800 млн. Есть определенный объем оборудования, которое в Украине произвести невозможно, он номинирован в долларах, но большая часть инвестиций − в гривнах.

Мы готовы начать реконструкцию в любой момент. К сожалению, из собственного капитала выделить такие средства не можем, а на рынке привлечений с финансами сложно.

− Может, инвестор?

− Рассматриваем любую форму сотрудничества и партнерства. Но картинка по телевизору в зарубежных СМИ не радужная. Мы сократили затраты на содержание, поставили на консервацию все оборудование, поддерживаем персонал.

− Вы ищете именно иностранных инвесторов?

− Любых. Считаем, что лучше на двоих или троих разделить прибыль в работающем заводе, чем быть 100%-ным владельцем простаивающего предприятия.

СЕО компании WOG: «На рынке сегодня война, и каждый борется за потребителя из-за радикального падения реализации»
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

− Там будет современное оборудование, которое дает 95% глубины переработки?

− Именно такой мастер-план и сделан. Только треть старого оборудования может быть использована в будущем, все остальное будет новое. Преимущество готовой площадки в том, что там есть вся необходимая инфраструктура, энергетика, железнодорожная ветка и тому подобное.

Плюс логистическое размещение − нефтепровод на 8 млн тонн, и возможность поставлять сырую нефть реверсом из Одессы. Небольшие объемы можно поставлять через Херсонскую перевалку.

− Какой объем переработки вы хотите оставить?

− Первый этап мастер-плана рассчитан на два года − глубина переработки около 70%, объем – 4,5 млн тонн в год. Второй этап – еще через год будет сведена установка для дизеля, глубина достигнет 92-94%.

− Не проще ли продать завод, если вы так долго не можете найти партнера?

− Планов по продаже на данный момент нет. Для любой компании будет большим плюсом работать с нами в качестве партнеров, чтобы получить гарантированный сбыт через нашу сеть. А такую опцию потенциальному партнеру мы точно можем дать.

− В структуре корпорации не планируется собственная добыча?

− Пока таких инвестиционных планов нет. Украина добывает до 2 млн тонн нефти в год. Радикально увеличить добычу невозможно, а заводу нужно 4,5 млн тонн минимум. Взять участок абсолютно с нуля и показать параметры добычи, которые будут аргументом для инвесторов или партнеров − это вопрос не сегодняшнего дня.

Перспективы развития

– Насколько серьезно направление продажи сжиженного газа?

– Сегодня у нас 280 газовых модулей на 500 наших АЗК. Если в 2014 году падение продаж нефтепродуктов достигло 35%, то рынок газа вырос на 15% и составил 1,2 млн тонн. В следующем году может вырасти до 1,5 млн тонн.

– Так каковы планы развития газовой сети?

– В 2014-2015 годах больше следили за экономической ситуацией, инвестиционным климатом, поэтому построили лишь 20 модулей. Преимущественно достроили объекты, начатые ранее. В 2016 году планируем построить 40-60 модулей на существующих АЗС. А новые АЗК без газового модуля просто не сдаются. Стоимость модуля около $55 000, но разрешительных документов надо больше, потому что норма безопасности повышена.

– Каковы планы по продажам?

– Хотим выйти на реализацию 300 000 тонн газа в год. Продажу через сеть газовых модулей на наших АЗК планируем увеличить до 120-130 тыс. тонн. Еще 200 000 тонн хотим продавать на рынке мелкого опта, чтобы конечный потребитель мог получать газ через систему собственных газонаполнительных станций (ГНС) и парк газовозов.

Одну ГНС мы уже строим в Днепропетровской области, еще одна проектируется под Киевом. Плюс, сейчас мы на стадии подписания договоров аренды уже готовых ГНС, где будем хранить газ.

– Есть ли у вас заправки для электромобилей?

– Есть, около десяти в сети. Думаю, в ближайшее время можем практически на каждом нашем комплексе установить такое оборудование. Это незначительная инвестиция по сравнению с тем, сколько стоит весь автозаправочный комплекс. Мы верим, что в долгосрочной перспективе электромобили займут значительную нишу.

Сейчас делаем интересный проект и стараемся создать консорциум по развитию сети электрозаправок. Даст Бог, в первом полугодии следующего года подпишем документы.

– С «Тесла» сотрудничаете?

– «Тесла» первая, к кому мы обратились. Но официальная позиция: «Мы делаем это сами, без партнеров». Мы не до конца разделяем, однако уважаем их решение.

– Где будут электрозаправки?

– Электрозаправки надо ставить на всю сеть, на трассах, в городах-миллионниках. Чтобы они были доступны, и человек от заправки до заправки мог спокойно проехать, еще и с запасом.

– Это зависит от заправки или от авто?

– От заправки с импульсной зарядкой. Мы рассчитываем, что потребители будут пользоваться услугами автозаправочных комплексов с импульсными зарядками, потому что стандартный тип зарядки занимает очень много времени. Установить в частном гараже импульсную зарядку дорого.

– Сколько заряжается электромобиль?

– 20 минут. Но вспомните первый мобильный телефон, и посмотрите на сегодняшний день. Это лишь вопрос времени, когда батарея станет более емкой и зарядки будет хватать на более длительный период, на больший километраж, и сама импульсная зарядка станет быстрее.

– Ваши электрозарядки будут бесплатными?

– На первом этапе это будет бесплатно, для популяризации: как шаг лояльности к клиентам, как социальный и имиджевый проект. Зарядки могут быть даже где-то на парковке, но в редких случаях. Мы все же говорим о бизнесе, поэтому зарядка должна быть привязана к АЗК. И электричество мы не с неба берем.

– Вы уже считали, сколько это может стоить?

– Нет, потому что в рамках проекта и создания консорциума обсуждается среднесрочная и долгосрочная перспектива. Что будет с этим рынком, с зарядками, сколько это будет стоить для потребителей. 

СЕО компанії WOG: «На ринку сьогодні війна, і кожен бореться за споживача через радикальне падіння реалізації»
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Не топливный рынок

– Каковы приоритеты компании?

– Пару лет назад мы решили сосредоточиться на не топливных продажах. Хотим донести всем нашим потребителям: WOG – это не только топливо, это качественный кофе и качественное питание. Уже есть хорошие результаты по продажам кофе и другого ассортимента в наших WOGCAFE. В этом году будет продано 18 млн порций кофе.

Недавно открыли первое WOGCAFE вне АЗК. Вероятно, это уже квинтэссенция того опыта работы в сети. Надеемся, оно будет пользоваться успехом.

– Кофе приносит больший доход, чем бензин?

– Топливо все равно будет давать основной доход в абсолютных цифрах, но и кофе приносит прибыли, мы все же бизнесом занимаемся. Для того чтобы были продажи топлива, должны быть не топливные якоря. Чтобы человек, кроме заправки авто, мог купить себе домой необходимый ассортимент товаров и продуктов питания. Для этого у нас есть WOGMARKET.

– Какие у вас планы на следующий год?

– Продолжим реконструкцию, переформатирование существующих АЗС, где будут полноценные WOGCAFE и WOGMARKET. Установим дополнительное оборудование, витражи, кассы, посадочные места, холодильные камеры, оборудование для приготовления пищи, ассортимент расширится. В этом году мы сделали 105 таких комплексов, в следующем – 150. На это необходимо примерно $4-4,5 млн.

Отдельным проектом будут WOGCAFE вне АЗК. В этом году открыли первое заведение, в следующем будут еще 30. План на 3-4 года – 200 заведений по всей Украине. Сегодня такой рынок аренды недвижимости, что самое время фиксировать аренду, делать инвестиции и открывать подобного рода заведения.

Мы наблюдаем положительную динамику роста потребления кофе и питания. Поэтому считаем, что можем донести это всем потребителям – и автолюбителям, и пешеходам – в доступности офисных центров, жилых комплексов, туристических маршрутов.

– Какие-то новые ниши будете осваивать?

– Будем совершенствовать уже существующую систему лояльности WOG PRIDE. Например, персонифицированные акции: система обрабатывает частоту и тип покупок человека, и отправляет комплиментарные акции/бонусы, которые могли бы дополнить и порадовать его. Или, если человек покупает один и тот же кофе, мы предлагаем определенную чашечку кофе в подарок.

Что видим по системе лояльности WOG PRIDE: пластик уже отходит в прошлое, а телефон – это последняя вещь, которую вы забудете дома. С нашим мобильным приложением всегда будет выгоднее: подходите к кассе, сканируйте QR-код, и накопленными бонусами и баллами можете рассчитаться в сети. В дальнейшем мы будем внедрять для владельцев и пользователей мобильной версии системы лояльности WOG PRIDE еще больше преимуществ!

– Два года назад у вас была проблема с мобильным приложением, клиенты не могли по несколько недель воспользоваться программой.

– Ну, это были наши первые попытки, первые эксперименты. Совершенствованию нет предела, сегодня система почти близка к идеалу. Еще есть вещи, которые можно добавлять, но мы довольны последней версией, активно распространяем и популяризуем ее.

СЕО компанії WOG: «На ринку сьогодні війна, і кожен бореться за споживача через радикальне падіння реалізації»
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

– А затраты на инфраструктурные проекты?

– Мы сейчас на стадии окончания обсуждения бюджета по строительству новых АЗК, в ближайшее время обнародуем. В большей степени будем покупать новые места. Но, если локация старой заправки хорошая, и другой нет, то выгоднее покупать существующий комплекс или сеть.

Компания практиковала такие сделки, когда надо было агрессивно заходить на рынок. Наибольшее количество таких транзакций было в Киеве, Одессе. Например, мы купили сеть «Рось». А комплекс «Экойл» у ЗАГСа на проспекте Победы в Киеве сегодня – лидер сети WOG, продает больше всех топлива.

– В каких областях будет наибольшее открытие новых точек?

– Киев, Днепропетровск, Запорожье, Львов, Одесса. Сейчас там идет реконструкция заправок, то есть это города-миллионники. Будем разговаривать о кредитовании.

– С какими банками вы говорили?

– Основные наши кредиторы – крупные государственные банки Украины. Однако есть и иностранные банки, которые продолжают оказывать нам кредитные линии на трейдинговые операции. Наш инвестиционный кредитный портфель соответствует всем критериям стабильности, даже в сегодняшней ситуации.

– Речь идет о десятках или сотнях миллионов долларов?

– Я не хотел бы выносить вовне какие-то коммерческие, конфиденциальные вещи. У нас около 500 АЗК, нефтебазы, бензовозы… Каждый современный комплекс стоит в среднем $2 млн, соответственно, наш кредитный портфель не может измеряться десятками миллионов. Но сбалансированность собственного капитала и кредитного является достаточной для ведения бизнеса.

– Все реструктуризовано?

– Где-то реструктуризовали, где-то пролонгация состоялась, где-то – понижение ставок. С точки зрения системности кредитного портфеля мы сейчас довольны, уже прошли этапы турбулентности финансовых рынков, банки пошли нам навстречу.

– Каковы планы по увеличению доли WOG на рынке топлива?

– Увеличить долю до 30% в ближайшие три года. Но, если в 2016 году удастся удержать объем продаж – 1,65 млн тонн, – мы будем считать это хорошим результатом. Потому что в целом на рынке Украины, мне кажется, будет падение продаж еще на 5%.

– Это ваш окончательный прогноз?

– Нет, это зависит от многих факторов. Во-первых, налоговые изменения: либерализация или усиление налогового давления. Увеличатся налоги – увеличится цена, за ней упадет реализация. Потребители теперь очень чувствительны к ценообразованию. С другой стороны – нефть: сейчас цена падает, и это может снизить цены на АЗС, соответственно, реализация вырастет. Однако в долгосрочной перспективе цена нефти возрастет рано или поздно, и вот тогда мы все в полной мере ощутим эффект девальвации национальной валюты.

Еще важно – падение доходов и семейного бюджета, уменьшение расходов. За 9 месяцев 2015 года количество сданных долларов превысило количество купленных. А это значит, что люди начали доставать из заначек доллары, которые успели получить по депозитам еще в 2014 году, и менять их на гривны для ежедневных нужд. Все эти факторы нужно учитывать и анализировать.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Кадровая дилемма: может ли Андрей Коболев уволить Марка Роллинса
Как по требованию ГФС «Нафтогазу» разорвать контракт с главой «Укрнафты»
Удачная аренда: оценка Airbnb может превысить $30 млрд
Сервис по аренде жилых помещений готовится привлечь новый транш
Константин Лежнин: «Государство использует элементы монополизма в пользу своих банков»
Зампред УкрСиббанка BNP Paribas Group – о конкуренции с госбанками и плюсах работы НБУ
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 2
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
sys_ua
sys_ua — 26.12.2015, 20:45

При всем уважении. Но у Вога только одна элетрозаправка, и она заряжает за 4-5 часов. не за 20минут.

Вся статья - враки и пиар :(

-------------
От: support_loyalty@wog.ua 26.09.2015 07:55

Доброго дня!
Шановний клієнте, Ви можете заряджати свій автомобіль на АЗК WOG за адресою м. Київ, Надніпрянське шосе, 8.
З повагою, команда WOG!
From: support_loyalty@wog.ua
Sent: Saturday, September 26, 2015 12:45 PM
To: support_loyalty@wog.ua
Subject: wog.ua/Вячеслав

Unkle Igor
Unkle Igor — 24.12.2015, 18:27

Вог, или не вог. Все одинаково "нагревают". Налили газа в баллон 35 литров - 38.5.
Это прекрасный Вог так работает. Вот бы провести проверку ВСЕМ без исключения АЗС в Украине. Не "проверки на бумаге", как у нас всегда, а реальные.

Выбор редактора
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск материалов на сайте временно прекращен.
Константин Лежнин: 	«Государство использует элементы монополизма в пользу своих банков»
Константин Лежнин: «Государство использует элементы монополизма в пользу своих банков»
Зампред УкрСиббанка BNP Paribas Group – о конкуренции с госбанками и плюсах работы НБУ
Что происходит с банкингом VIP-класса
Что происходит с банкингом VIP-класса
Итоги исследования «Бизнес Private Banking в Украине-2015»
Мясная экспансия: сможет ли Украина торговать с Китаем продукцией животноводства
Мясная экспансия: сможет ли Украина торговать с Китаем продукцией животноводства
И какие барьеры стоят на пути украинских товаров в КНР