Ничтожная «Дельта»: ФГВ признал неправомерность сделок банка на 22 млрд гривен

Никчемными были признаны 175 сделок, в том числе – с Cargill, Ощадбанком, ГИУ
Ничтожная «Дельта»: ФГВ признал неправомерность сделок банка на 22 млрд гривен
Фото Forbes Украина

Вчера Фонд гарантирования вкладов (ФГВ) сообщил, что за последних два месяца сумма сомнительных операций, проведенных в Дельта Банке, возросла, согласно оценке Фонда, на 1,5 млрд гривен. Ничтожными признаны сделки почти на $1 млрд, в том числе – с Ощадбанком, Cargill, Государственным ипотечным учреждением (ГИУ) и так далее. 

«Цена вопроса была в 20,5 млрд гривен. Учитывая глубинные «раскопки», которые проводит Фонд гарантирования вкладов, эта цифра приблизилась к 22 млрд гривен. Основные фигуранты, на которых припадает наибольшая масса сомнительных транзакций, остается все той же», – пояснил заместитель директора-распорядителя ФГВ Андрей Оленчик.

Все сделки, которые несут некие преференции отдельным заемщикам, и были произведены в период до года перед введением временной администрации, признаются никчемными
Андрей Кияк, первый заместитель главы ФГВ

В частности, в списке числятся: американская компания Cargill, группа «Фокстрот», государственный Ощадбанк и Государственное ипотечное агентство. Эти кредиторы Дельта Банка, не имея возможности вернуть свои средства из проблемного банка, переоформляли на себя ликвидные активы, главным образом обеспеченные кредиты. 

Сейчас Фонд пытается признать все подобные транзакции ничтожными, поскольку сумма в 22,5 млрд гривен не только позволит ему удовлетворить собственные потребности, но и решить проблему вкладчиков четвертой очереди (депозиты более 200 000 гривен), которым следует вернуть около 12 млрд гривен.

«Мы имеем право на такие операции по закону. Все сделки, которые несут некие преференции отдельным заемщикам, и были произведены в период до года перед введением временной администрации, признаются никчемными. Например, Ощадбанк или ГИУ, взяли себе в залог какие-то активы, став залоговыми кредиторами. Реализовав право на залог, они получают некое количество активов. Но ставят остальных заемщиков в неконкурентное положение», – подчеркивает первый заместитель главы Фонда гарантирования вкладов Андрей Кияк.

По его словам, посчитав эти сделки никчемными, ФГВ включает активы в ликвидационную массу. «По сути, мы вернули в ликвидационную массу практически потерянные активы», – говорит Кияк.

Как ранее сообщалось, Cargill вывел с помощью аккредитивов около $100 млн. А после – даже обращался с письмом в Администрацию президента, называя подобные заявления Фонда гарантирования вкладов давлением на бизнес, и угрожая вывести инвестиции из Украины.

Люди знали, что будет введена временная администрация, и начали искать пути для выведения активов из банка. Они хотели сохранить свои средства, еще и обогатиться за счет банка
Владислав Кадыров, временный администратор Дельта Банка

«У нас 175 сделок признаны ничтожными. Если говорить про каждую операцию, там целый детектив, начиная от того, как его совершили, почему признали и т.д. Люди знали, что будет введена временная администрация, и начали искать пути для выведения активов из банка. Они хотели сохранить свои средства, еще и обогатиться за счет банка», – констатирует временный администратор Дельта Банка Владислав Кадыров.

Помимо американской компании Cargill, больше всего отличилась по признанным ничтожными сделкам группа «Фокстрот». Временная администрация обнаружила, что «Фокстроту» было передано активов на сумму 4,5 млрд гривен.

Также в лидерах – государственный Ощадбанк, которому были переданы права обеспечения на сумму свыше 2 млрд гривен. По схожей схеме ГИУ передали активов балансовой стоимостью на 3,4 млрд гривен, но теперь Фонд оценивает их в 3,8 млрд гривен.

Детальный материал о Дельта Банке читайте на Forbes в ближайшее время.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Бизнес
Константин Лежнин: «Государство использует элементы монополизма в пользу своих банков»
Зампред УкрСиббанка BNP Paribas Group – о конкуренции с госбанками и плюсах работы НБУ
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Успешные игры: финскую студию Supercell оценили в $10,2 млрд
Более 84% компании выкупил китайский холдинг Tencent
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск материалов на сайте временно прекращен.
Константин Лежнин: 	«Государство использует элементы монополизма в пользу своих банков»
Константин Лежнин: «Государство использует элементы монополизма в пользу своих банков»
Зампред УкрСиббанка BNP Paribas Group – о конкуренции с госбанками и плюсах работы НБУ
Торг уместен: итоги Art Basel 2016
Торг уместен: итоги Art Basel 2016
Какие произведения лучше всего продавались на главной мировой арт-ярмарке
Как управлять конфликтами на предприятии?
Как управлять конфликтами на предприятии?
Как можно повысить эффективность работы компании с помощью альтернативных способов разрешения споров?