Александр Долгополов: «За свою карьеру я заработал почти $5 млн»

Первая ракетка Украины – о том, как стать лучшим в теннисе и сколько нужно для этого в себя вложить

Несколько месяцев назад украинец Александр Долгополов, занимающий 35-е место всемирного рейтинга ATP, на турнире в Цинциннати был в шаге от победы над Новаком Джоковичем – первой ракеткой мира. «Я мог выиграть, мне просто не повезло», – эмоционально рассказывал теннисист после поединка.

Эмоции всегда были главным врагом украинского спортсмена. Но за последние два года эксперты отмечают, что его игра стабилизировалась. Да и сам спортсмен делится, что выходя на корт, четко понимает, как нужно обыгрывать соперника.

Александр Долгополов: «За свою карьеру я заработал почти $5 млн»
Александр Долгополов
Фото: Борис Мерзляков для «Forbes Украина»

В свои 26 лет Долгополов успел стать лучшим в Украине, а в мировом рейтинге добрался до 13-й позиции, что является одним из крупнейших достижений в отечественном теннисе. «Игра со мной с детства», – говорит теннисист. Корт заменял ему песочницу, ведь его отец тренировал легенду украинского тенниса – Андрея Медведева. И еще до 5 лет Долгополов успел познакомиться с лучшими теннисистами планеты. Когда ему было 18, он выиграл свой первый трофей АТР серии «Челленджер» в одиночном разряде. Через год украинский теннисист повторил свое достижение и выиграл турнир в Вашингтоне. Кроме одиночного разряда, у Александра есть победы и в парном: на турнире в Индиан-Уэллсе в финале он вместе с Ксавье Малиссом обыграл пару, в которой были Роджер Федерер и Станислав Вавринка.

Forbes посетил загородный дом, где Долгополов вместе с отцом готовится к турниру, стартующему в Токио 5 октября. Александр рассказал о подготовке к соревнованию, о проблемах в украинском теннисе, и о том, сколько нужно потратить, чтобы игра начала приносить прибыль.

– Как проходит подготовка к турниру в Токио?

– Были планы активно тренироваться на протяжении трех недель, но я заболел, и тренировки проходили не так интенсивно. Из-за этого я не знаю, в какой форме буду в Токио. Сейчас вместе с отцом отрабатываю все удары, стараюсь приобрести форму, в которой смогу выигрывать поединки. Но, честно говоря, на этот турнир я не делаю ставки, для меня он разминочный после травмы на US Open.

– Как проходит психологическая подготовка к игре?

– Когда-то я был просто молодой и перспективный игрок. Для того чтобы выиграть, мне нужно было, чтобы день задался, все было хорошо и с физической, и с эмоциональной точек зрения. Но теперь все по-другому, я настраиваюсь на каждый поединок, и четко понимаю, как буду вести себя на корте. Это все приходит с опытом.

– Сколько нужно инвестировать в себя, чтобы попасть на верхние строчки турнирной таблицы ATP?

– Все зависит от страны, где теннисист начинает свою карьеру. В среднем это сумма около миллиона долларов. Мне, чтобы выйти на хороший уровень, нужно было вложить в себя $1,5 млн. Но, например, американцам не нужны такие инвестиции, у них очень много мест, где они могут тренироваться бесплатно. Есть и другой вариант – колледжи, там они не только тренируются, а и получают все условия для профессионального роста. Хорошим примером является Джон Изнер, который после колледжа попал в топ-20 и до сих пор там находится.

Александр Долгополов: «За свою карьеру я заработал почти $5 млн»
Александр Долгополов на тренировке
Фото: Борис Мерзляков для «Forbes Украина»

– На что были потрачены $1,5 млн?

– Больше всего на тренеров, физиотерапевтов и тренировочные корты. Также одной из строчек расходов были теннисные принадлежности. Если своевременно не найти спонсоров, очень тяжело все оплачивать самому.

В начале карьеры у меня был спонсор из Украины – Юрий Сапронов. В момент, когда мы с отцом поняли, что нам не за что поехать на турнир, он вложил в меня деньги. Таким образом, два года я спокойно ездил на турниры и набирался опыта. Но не всем везет так, как мне. Бывают ситуации, когда теннисисты подписывают кабальные контракты, чтобы просто иметь возможность играть. Но потом они отдают долги до конца своей профессиональной карьеры. Я знаю случаи даже пожизненного возвращение денег на процентной основе от любого дохода.

Сейчас у меня есть контракты с компаниями Joma и Wilson. За границей, если игрок входит в топ-20, к нему выстраивается очередь из спонсоров. У нас же ситуация, к сожалению, другая. Тем не менее, я этим сейчас серьезно занялся, и начал сотрудничать с Артемом Ковбелем,партнером международной компании KrestonGCG, который будет заниматься поисками спонсоров в Украине.

– Сколько времени нужно продержаться в топ-20, чтобы перекрыть все затраты?

– Если ты не в топ-200, то теннис – это убыточно, тебе все время приходится тратить деньги на все, начиная с поездок и заканчивая ракетками. Ситуация немного меняется, когда ты попадаешь в топ-100. 90% прибыли – это призовые на различных турнирах.

По самым скромным подсчетам, нужно пробыть в топ-20 где-то два года, чтобы заработать вложенные в себя деньги. Там прибыль за год около $1,5 млн. Но тут надо учитывать все расходы – так что при таких заработках в конце года мне оставалось $400 000

Конечно, все кардинально меняется, когда ты в топ-20. Но все же, не только место в рейтинге определяет благосклонность спонсоров. Марат Сафин имел кучу спонсоров даже когда опустился на 80-е место в рейтинге; все зависит от красочной игры. Также очень много значит твой бэкраунд: если ты выигрывал турниры серии Большого Шлема, то спонсоры тебя не забывают.

По самым скромным подсчетам, нужно пробыть в топ-20 где-то два года, чтобы заработать вложенные в себя деньги. Там прибыль за год около $1,5 млн. Но тут надо учитывать все расходы – так что при таких заработках в конце года мне оставалось $400 000.

За свою карьеру я заработал почти $5 млн. Большинство – это призовые, например, победа на турнире в Вашингтоне принесла мне $230 000, полуфинал на турнире в Индиан-Уэллсе – $225 000.

– Как вы распоряжаетесь призовыми?  

– Первые годы на выигранные деньги покупал себе машины и квартиру. Но не тратил больше, чем $200 000. Сейчас я стал старше и уже понимаю, что карьера не вечна. Поэтому начал задумываться о пассивном доходе: инвестирую в недвижимость. Ведь если к этим деньгам халатно относиться, прогулять, в принципе, можно все. Кстати, теме диверсификации доходов придают много внимание в ATP-туре: есть специальные лекции, которые должен пройти каждый теннисист. Там рассказывают об игроках, которые за год спускали все свои деньги. Сейчас я понимаю, что у меня не такие большие заработки, чтобы не вкладывать деньги.

Александр Долгополов: «За свою карьеру я заработал почти $5 млн»
Александр Долгополов с отцом
Фото: Борис Мерзляков для «Forbes Украина»

– Ваше основное место жительства – Монако, почему вы переехали?

– Мой переезд состоялся из-за налогов. После каждого турнира я плачу 30-35% налогов. Но после одного из таких турниров выяснилось, что я должен платить их и в Украине. Вместе с командой мы проанализировали, что в Монако нет двойного налогообложения, поэтому я переехал.

– Сейчас вы тренируетесь в Киеве, а где зачастую проходит этот процесс?

Теме диверсификации доходов придают много внимание в ATP-туре: есть специальные лекции, которые должен пройти каждый теннисист. Там рассказывают об игроках, которые за год спускали все свои деньги. Сейчас я понимаю, что у меня не такие большие заработки, чтобы не вкладывать деньги

– Я тренируюсь по всему миру. Все зависит от того, к чему я готовлюсь. Если это турнир в Европе, то я готовлюсь в Монако, там есть и условия, и хорошие игроки. Если у меня есть время, возвращаюсь в Киев. Если я играю в США, то тренируюсь там.

– В чем заключается самая большая проблема украинского тенниса?

– Это, конечно, корты – их почти не осталось. Также нельзя забывать о том, что все подорожало. Во время тренировки я трачу два комплекта струн для ракетки, этот комплект стоит в Киеве $80. Нужно понимать, что до 18 лет каждый теннисист  должен наиграть определенное количество часов. В то  время, когда я начинал играть, час на корте стоил 5 гривен, сегодня – 150. Сегодня стать профессионалом в Украине и сложно, и дорого.

– Что нужно сделать, чтобы стать лучшим теннисистом Украины?

– Как минимум нужно быть лучше меня. А если серьезно, то секретов тут нет, нужно просто очень много работать и жить только этим. Я провожу на тренировках по 6-8 часов в день: тренируюсь, ем, сплю – и все. Так нужно жить из года в год, и еще не факт, что все получится.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Стиль жизни
С пылу, с жару: 5 лучших альбомов лета
На какие музыкальные новинки сезона стоит обратить внимание
С королевским размахом: 7 самых дорогих зданий мира
Величественные архитектурные сооружения, на каждое из которых потрачено свыше $3 млрд
Forbes рекомендует: куда пойти 22-28 августа
Арт-фестивали во Львове и Харькове, четырнадцатый «Джаз-Коктебель» в Черноморске под Одессой, открытие новой концертной площадки в «Мистецком Арсенале» и другие события недели
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
Сейчас на главной
Гедиминас Альмантас: «Можно сколь угодно смотреть на других, но правильный путь надо найти свой»
Гедиминас Альмантас: «Можно сколь угодно смотреть на других, но правильный путь надо найти свой»
Гендиректор объединения «Литовские аэропорты» рассказал, как Украине избежать классической схемы «приватизации прибыли и национализации убытков»
Момент потерян: почему власть не способна вернуть в Украину деньги беглых чиновников
Момент потерян: почему власть не способна вернуть в Украину деньги беглых чиновников
И каков формальный механизм подобного возврата
Агрокапиталы смотрят на Запад
Агрокапиталы смотрят на Запад
МХП Юрия Косюка — один из первых аграрных холдингов, инвестировавших в создание производства в ЕС. Станет ли это трендом отечественной переработки?
Почему Brexit перенаправит потоки влияния из Лондона в Брюссель
Почему Brexit перенаправит потоки влияния из Лондона в Брюссель
Как скажется попытка выхода Британии из ЕС на глобальной лоббистской активности, и где в этом процессе интересы Украины