Ульф Старк: «Главное для детского писателя – видеть мир глазами ребенка»

Шведский писатель – о табу в литературе для детей и о том, что общего у поэзии со львом, а у прозы – с коровой

Звезда шведской литературы Ульф Старк начинал как поэт и на старте карьеры писал для взрослых. Однако почти 35 лет назад он переключился на детскую литературу – и преуспел именно в ней. На счету Старка – около трех десятков книг, множество престижных премий, в том числе специальный диплом от международного жюри Премии Андерсена (2000 год). Произведения писателя уже изданы в 37 странах мира.

В Украине за последний год вышло две книги Старка – написанные еще в 1984 году, но до сих пор популярные по всему миру «Чудаки и зануды», а также самое, пожалуй, знаменитое произведение писателя «Умеешь ли ты свистеть, Юханна?» – о том, как дети способны менять жизни взрослых в лучшую сторону. «Для создания этой книги я должен был быть одновременно и дедушкой, и ребенком, и это была очень интересная внутренняя встреча», – вспоминает писатель.

Forbes расспросил Ульфа Старка о том, какими еще творческими методами он пользуется, когда пишет для детей, а также о роли детских книг в литературной жизни Швеции. 

 Вашей первой книгой был сборник взрослой поэзии. Отличается ли работа над произведениями для взрослых читателей и для детей?

Ульф Старк: «Главное для детского писателя – видеть мир глазами ребенка»
Ульф Старк
Фото Cata Portin

– Для меня – нет. Я начинал как поэт, писал лирику. Думаю, это очень похоже на написание текста к книжным иллюстрациям: текст должен быть очень концентрированный, символичный, нужно думать над каждым словом. 

– А что вам больше нравится писать – поэзию или прозу?

– Очень хорошо переключаться – сочинять то поэзию, то прозу. Сейчас у меня готов сборник детской поэзии, которая выйдет осенью. И в то же время я недавно закончил прозаическое произведение про дедушку и ребенка.

Написание поэзии похоже на поведение льва: ты должен много отдыхать, потом сделать все быстро – и снова отдыхать. А написание прозы скорее напоминает поведение коровы – с постоянным пережевыванием.

– Существуют ли в литературе для детей какие-то табу?

– Родители часто стремятся защитить детей от всего. Они считают, что чтение должно их усыплять. В Швеции, например, популярна книга про кролика, который очень любил спать, он все время говорит, как устал. Такая литература работает как гипноз, загоняет в сон. И это ужасно, когда единственная цель книги – усыпить ребенка. Конечно, есть определенные табу – сексуальные, религиозные. А также описание каких-то отвратительных моментов. В книжке можно рассказать, как убивают свинью, если это необходимо по сюжету, но не стоит подробно описывать весь процесс.

– А как рассказывать в детской книге о такой сложной теме, как война?

– Эта тема актуальна сейчас во всем мире, в том числе и в Швеции, которая переживает волну эмиграции беженцев из Сирии. В одной из моих недавних книг «Сестра из моря» речь идет о детях, которые перебирались из Финляндии, где была война, в Швецию, где ее не было. Временной промежуток между той войной и сегодняшним днем дает возможность говорить об этом спокойнее и уравновешеннее. Поэтому в разговоре на эту тему действительно важно время.

Это ужасно, когда единственная цель книги – усыпить ребенка

– По вашему мнению, изменились ли дети?

– Конечно, дети меняются. Но также отличаются и их родители, дедушки-бабушки и страны, в которых они живут. Все эти изменения обусловлены объективными вещами. Но как и несколько поколений назад, так и сейчас, можно читать произведения Астрид Линдгрен или Алана Милна. Нужно писать, учитывая опыт своих предшественников – так быстрее достучишься до сердца любого ребенка.

– Как вам удается быть с ребенком «на одной волне», не навязывая взрослых суждений?

– Когда я был маленьким, мой отец постоянно поучал меня. Но это создает противоположный эффект. Дети так созданы, что если их слишком поучают, они делают наоборот. Я сам был таким. Считаю, что самое главное в работе детского писателя – видеть мир глазами ребенка, каждый раз по-новому. Я представляю себя маленьким: каждый взгляд, прикосновение, ощущение вкуса происходит как-будто в первый раз. Нужен особый уровень чувственности.

Для меня нормально быстро переключаться – из состояния взрослого в состояние ребенка. Это расширяет сознание. Я вхожу в контакт со своим внутренним ребенком, это похоже на автогипноз. Представляю себя в возрасте семи лет: как иду по улице, захожу в дом, слышу, что мама что-то готовит, улавливаю запахи, доносящиеся из кухни, подхожу к пальто отца, нащупываю там монеты и забираю их, поднимаюсь по лестнице. Захожу в ванную, чтобы почистить зубы. До зеркала мне нужно дотянуться, приподнявшись на носочки – и тут главное увидеть в отражение лицо семилетнего. Это такая постоянная тренировка.   

Такие вещи полезно проделывать и родителям, и учителям – они помогут сохранить ребенка в себе и понять других детей.

 В Швеции каждый раз, когда в библиотеке берут книгу, автору – писателю и даже переводчику – отчисляется определенная сумма. Эта государственная система, она финансируется Фондом писателя из налогов граждан

– Сколько новинок для детей выходит в Швеции ежегодно? Насколько высока конкуренция в детской литературе?

– В год выходит более 2000 книг, и половина из них – шведских авторов. Это новеллы, поэзия, драмы. Авторов очень много, и перед читателями всегда стоит выбор среди множества голосов. Считаю, что подать читателю свой голос и не утратить его, быть собой, – это главное, что может сделать писатель.

– Каким писателем выгоднее быть – детским или взрослым?

– Считаю, что лучше быть популярным детским писателем. Потому что в Швеции каждый раз, когда в библиотеке берут книгу, автору – писателю и даже переводчику – отчисляется определенная сумма. Эта государственная система, она финансируется Фондом писателя из налогов граждан. С другой стороны, полагаю, что авторы криминальных и детективных историй – миллионеры, потому что их книги выходят сейчас самыми большими тиражами и хорошо продаются.

Ульф Старк: «Главное для детского писателя – видеть мир глазами ребенка»

Писатель не всегда может заработать себе на жизнь. Например, сборник поэзии для взрослых может продаваться тиражом 500 экземпляров, и это очень мало. С другой стороны, авторам стипендиями помогает Фонд писателей. Швеция – небольшая страна, в среднем книга выходит тиражом 2000-5000 экземпляров. На таком ограниченном рынке все зависит от издательств, какие именно книги они хотят продвигать. Должно совпасть желание автора написать на определенную тему и основная линия издательства. Лично меня очень выручает, что мои книги переведены и изданы в 37 странах мира.

Книгопечатание у нас поддерживает государственная институция Art Council – но не писателей, а именно издательства. В Швеции существует очень много издательств, крупных и совсем маленьких. У них свой союз. В больших издательствах всегда есть детская коллекция. 

Родители счастливы от самого факта, что дети читают. А что именно они читают – уже не так важно

– Какие тенденции в детской литературе вы могли бы отметить?

 Много лет самыми продаваемыми книгами были произведения Астрид Линдгрен. У них были лучшие показатели и в библиотеках. Сейчас пользуются спросом криминальные истории, детективы – как среди взрослых, так и среди детей. Пожалуй, у нас это основной тренд. Например, такие истории для детей 5-7 лет пишет Мартин Видмарк. Но я не думаю, что это настоящая литература. Впрочем, родители счастливы от самого факта, что дети читают. А что именно они читают – уже не так важно.

– А какие книги читаете вы – в свободное от писательства время?

– Хорошие. Хотя я и писать стараюсь хорошие книги.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Стиль жизни
Как необычные форматы аукционов способствовали продажам искусства в 2016 году
И чего мировому и украинскому арт-рынкам ждать от 2017-го
Пошли в тираж: как прошли первые в году крупные украинские торги искусством
И насколько востребованным оказался тиражный арт
Премьера недели: «Великая стена»
Зачем смотреть новый фильм Чжана Имоу
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов