Супергерой нашего времени: какие смыслы вложили в выставку Superhero ее создатели

И что куратор и трое участников проекта думают о своих героях и героизме в целом
Супергерой нашего времени: какие смыслы вложили в выставку Superhero ее создатели
Мел Рамос
Фото DR

До 24 октября в Национальной академии искусств Украины проходит выставка Superhero: классик современного украинского искусства Виктор Сидоренко, американский классик поп-арта Мел Рамос и американец с украинскими корнями Валентин Попов показывают свое видение героев, героизма и супергероизма в современной культуре и обществе в целом (смотрите фотогалерею Forbes).

«Подготовка к проекту длилась более полугода, – рассказывает куратор Наталия Шпитковская. – Поначалу казалось невозможным объединить в одном проекте метафизическое искусство Виктора Сидоренко, «романтический цинизм» Валентина Попова и комиксно-плакатные работы Мела Рамоса. Но поскольку целями проекта было, во-первых, показать феномен героизации как неизбежный атрибут самоидентификации любой культуры, а во-вторых – обратить внимание зрителей на то, как идеализированные образы могут влиять и влияют на массовое сознание, то в итоге в разнообразии представленных в экспозиции героев неожиданно обнаружилось сходство».

При более пристальном рассмотрении работ Рамоса, стоящего в одном ряду с Энди Уорхолом и Роем Лихтенштейном, становится очевидным: выбранная им форма провоцирует зрителей и иронизирует над законами общества потребления. Провокационные произведения Валентина Попова рассказывают о преувеличенно восторженном отношении к героям, их иконизации. А Виктор Сидоренко во многих своих сериях последовательно исследует феномен героя переходного периода.

Forbes узнал у художников, что они думают о своих героях, о феномене супергероев и героизме вообще.

– Как выбирали работы для выставки?

Виктор Сидоренко: Выбирать мне было достаточно просто: почти во всех последних проектах присутствует мой главный персонаж – или герой. Работы взяты из трех серий: «Проекции», «Левитация», «Инверсия эгоцентризма», что-то сделано специально для этой выставки.

Валентин Попов: Моя первая навязчивая идея о супергерое возникла в 1989-м, когда я приехал жить в Калифорнию. Я попал в кинозал и «познакомился» с Бэтменом. Живя в Украине, я не знал о существовании этого персонажа. Считаю себя достаточно антирелигиозным (имею в виду организованную форму религии), но это никак не влияет на организацию моего духа. «Конфликт» в поиске «собственного Иисуса» вдруг нашел ответ: человек, одетый в черное, водит классные машины, имеет богатый, классный дом, решает, кто прав, кто виноват, наказывает их по своим законам.

My God – он и есть Иисус (но классный такой), и в 1993 году появилась первая «икона» с Мадонной на руках и ребенком в маске Бэтмена… Это была шутка, и многие «засмеялись». Мне очень понравился этот саркастически-детский юмор, и в скором времени (1994) я сделал перфоманс: обнаженный Бэтмен в черной резиновой маске несет крест (я), и двое друзей, одетых в смокинги, с игрушечным луком и мечом, меня распинают.

Также сделал скульптуру (живая отливка) – распятие Бэтмена. Эта «шутка» продолжалась, когда английское слово «Icon» в моем мозгу соединилась с украинской иконой, в которую я врисовал Супермена. Так появилась целая серия: «Святое семейство», «Чудо-женщина» и другие. Вот эти работы попали на выставку. А в начале следующего года этот двадцатилетний проект будет показан в полном объеме в Лонг-Бич Музее в Южной Калифорнии.

Супергерой нашего времени: какие смыслы вложили в выставку Superhero ее создатели
Виктор Сидоренко
Фото DR

– Как вам кажется, получилась ли выставка визуально и концептуально целостной?

В.С.: Хотелось сделать выставку более органичной визуально. Учитывая, что у Мела Рамоса печатная графика, я специально к выставке сделал серию шелкографий, хотя это больше было ориентировано на целостность стилистики, чем на визуальность.

Выставка может иметь определенный диссонанс в силу того, что у каждого из авторов собственный стиль, и в этом скорее преимущество, чем недостаток. Все представленные на выставке художники давно работают со своими персонажами (героями).

Герой – это своеобразный автосубъект, через которого художник «делает» своего героя, придавая ему часть себя. Поэтому мой герой автопортретен не только визуально, но и в силу обстоятельств реальной жизни. Так, герой Валентина Попова в его перфомансе проходит своеобразную инициацию или посвящение, совпавшие с его переездом в США, герои Мела Рамоса окружают его – это реклама, голливудские фильмы, это образ жизни калифорнийского художника 1970–80-х.

Стилистически и концептуально поп-арт Мела Рамоса, «романтический цинизм» Валентина Попова и моя посттоталитарная рефлексия, конечно, различны. Но в этом парадоксальном различии и заключается концептуальная целостность.

В.П.: Я придумал своего «святого», Мел Рамос придумал свои «Божественные женские тела», Виктор Сидоренко создал своего трансцендентального героя в кальсонах в духе 1930-х. Нас троих объединяет желание создать образ «сильнее чем реальность»: некую Super-реальность.

Мел Рамос (USA), Валентин Попов (USA – Ukrainian born), Виктор Сидоренко (Ukraine) – это прекрасный мост с попыткой вырваться из действительности.

Супергерой нашего времени: какие смыслы вложили в выставку Superhero ее создатели
Валентин Попов
Фото DR

– Супергерои как феномен массовой культуры перекликаются с героизмом в реальной жизни?

В.С.: Супергерой, как и «обычный» герой, больше зависит от автора и определяется временем и местом, в котором происходит действие, и с реальной жизнью почти не соотносится. Это, скорее, культурный герой – своего рода выразительная метафора действий, поступков, переживаний и передумываний. Даже реальные герои, пройдя через авторскую интерпретацию, мифологизируются или приобретают негативный оттенок, – что же говорить о герое как транзитивном переосмыслении бытия?

– Как идея о супергероях, традиционная для американской культуры, вписывается в украинский контекст?

В.П.: Американцы знамениты тем, что распространяют свою массовую культуру, тем самым как бы «отравляя» иные культуры. Бояться этого не стоит, этот яд сладок – и это неизбежно. Так происходит интеграция мировых культур.

– Можно ли в современном мире говорить о героизме всерьез, или иронический оттенок неизбежен?

В.С.: Здесь мы снова возвращаемся к тому, что герой живет в определенном времени и отведенном ему автором месте. Например, когда идет война, мы едва ли станем иронизировать по поводу героев. А в обществе потребления, где герой продолжает исполнять все те же желания общества, конечно, иронический оттенок неизбежен. Но мы-то живем в обществе выживания.

Мел Рамос: В своем искусстве я аполитичен. Я изображаю триумф звезд и женщин, чем часто вызываю нападки феминисток. Женская нагота всегда использовалась как «павлин» в западном искусстве, эта традиция стала основной в эпоху Ренессанса и после, только Родена можно считать исключением. Мои работы узнаваемы, а герои – это конкретные модели, я не выдумываю образы, я транслирую. Героичность я передаю понятными методами: звездные нимбы, мускулы, фигура, яркие цвета. Вероятно, это выглядит комично, но мне нравится, когда мое искусство воспринимают с юмором.

В.П.: Полагаю, что говорить серьезно о серьезных вещах есть признак глупости. Юмор спасает мир и донесет «сообщение» через поколения.

Супергерой нашего времени: какие смыслы вложили в выставку Superhero ее создатели
Мел Рамос
Фото DR

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Стиль жизни
Как необычные форматы аукционов способствовали продажам искусства в 2016 году
И чего мировому и украинскому арт-рынкам ждать от 2017-го
Пошли в тираж: как прошли первые в году крупные украинские торги искусством
И насколько востребованным оказался тиражный арт
Премьера недели: «Великая стена»
Зачем смотреть новый фильм Чжана Имоу
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов