Продюсеры проекта The Great Gatsby: «Мы хотим показать, что балет – это не скучно»

Предприниматели братья Полевые – о современном балете как бизнесе
Продюсеры проекта The Great Gatsby: «Мы хотим показать, что балет – это не скучно»
Александр (слева) и Алексей Полевые
Фото Александр Козаченко для Forbes Украина

Братья Александр и Алексей Полевые любят балет с детства. Несколько лет назад они попали на постановку «Короли танца» и познакомились с Денисом Матвиенко – именитым украинским танцовщиком. О том, чтобы инвестировать в художественный проект, Полевые, чей основной бизнес – «зеленая» энергетика в Африке (предприниматели являются подрядчиками на строительстве одной из крупнейших гидроэлектростанций континента), уже некоторое время подумывали. А у Матвиенко, который активно популяризирует в Украине современный балет, как раз была идея новой постановки. В итоге появился балет The Great Gatsby. Музыку для него написал Константин Меладзе, для которого это был первый опыт работы в балете. Хореографию поставил американец Дуайт Роден, до этого создававший шоу для Ленни Кравица и U2. А сам Матвиенко в балете по мотивам романа Фрэнсиса Скотта Фицджеральда станцевал главную партию.

Премьера балета The Great Gatsby состоялась осенью 2013 года в Киеве. За следующие два года постановку показали 16 раз в странах СНГ и Прибалтики. 30 октября стартует большое европейское турне: The Great Gatsby покажут в семи городах Европы, среди которых – Берлин, Вена, Вильнюс и Женева.

Накануне гастролей Forbes узнал у братьев Полевых, сложно ли им было строить бизнес с творческими людьми, сколько стоит заниматься современным балетов в Украине и зачем они решили покорять Европу.

– Работа над The Great Gatsby началась еще до кризиса. Насколько новые экономические условия усложнили развитие проекта?

Александр Полевой: Доллар вырос в три раза, а гонорары и роялти мы платим в валюте. Артисты не соглашались на снижение гонораров, а стоимость билетов мы не могли повышать, иначе никто бы не пришел. Это замедлило развитие проекта. Пришлось сократить количество задействованных в туре людей, а оставшимся – расширить круг обязанностей. Задачи для всех членов команды стали более жесткими, от каждого требуется стопроцентный результат. Зато издержки уменьшились вдвое. Наконец сформировалась четкая бизнес-модель.

В кризис люди не думают о зрелищах. Раньше первыми «уходили» билеты на балкон, потом средний ценовой сегмент, и в конце – самые дорогие. Теперь балкон и первые ряды продаются достаточно быстро, а средний сегмент – медленно. Однако тенденция последнего полугодия – увеличение количества мероприятий, особенно отечественных, а также рост их посещаемости. Даже в самое сложное время аудитории необходимо переключаться.

– Какими были стартовые инвестиции и как выросли затраты в процессе работы?

Алексей Полевой: Мы вошли в этот бизнес из производственного сектора и стали заложниками своего перфекционизма – собирали лучшие компоненты. Искали лучшего режиссера, композитора и артистов. В результате расчетный бюджет удвоился. Изначально рассчитывали остаться в пределах 500 000 евро, но затраты выросли до миллиона, и это стало жестким вызовом.

Из-за специфики сферы сложно было предположить, каким будет окончательный бюджет проекта. Только сейчас ясно, что в 600 000 евро можно было уложиться. Входной билет в новый бизнес обошелся нам в 400 000 евро.

Творческим людям нужно доносить свое видение. Они делают проект, но не думают, как его продавать

– Насколько сложно оказалось вести бизнес в новой сфере?

Александр: Как проходят переговоры в балетном мире: 15 минут говорят о высоком искусстве – нужно потерпеть и проникнуться. А далее речь заходит о деньгах, и тут все как везде: сроки, четкость организации, ответственность, поиск новых рынков.

Нам говорили: творческих людей нельзя направлять, они сами все знают; ваша задача – обеспечивать деньгами и руководить общим процессом. Ничего подобного. Творческим людям нужно доносить свое видение. Они делают проект, но не думают, как его продавать. Поэтому изначальный «Гэтсби» и сегодняшний – это разные проекты. Сейчас он гораздо ярче, современнее, наполнен спецэффектами. А первоначальный балет был красивым, но холодным и чересчур рафинированным.

Наша задача – показать как можно более широкой аудитории, что балет – это не консервативное закрытое искусство, это современное тонкое зрелище; красота, доступная каждому.

– Вы вкладывали собственные деньги или привлекали финансирование со стороны?

Александр: Часть, на которую бюджет увеличился, мы заняли у друзей, знакомых, родителей, частных инвесторов. Большую часть долгов уже вернули.

– Как удалось привлечь Дуайта Родена и во что это обошлось?

Алексей: Он ставил несколько номеров для Дениса Матвиенко. Западные профессионалы в первую очередь ориентируются на идею, а потом уже обсуждают цифры. Называть его гонорар будет неэтично, но я считаю, что мы получили хорошие условия. Скажу лишь, что по сравнению с шоу-бизнесом балетные гонорары в шесть раз ниже.

– Какова структура расходов?

Александр: Треть – гонорары и роялти; треть – промо, трансферы, суточные; треть – техника, продакшн. В постановочном процессе больше всего денег уходит на гонорары. Во время тура затраты зависят от региона. В странах с более низким уровнем дохода основную часть затрат составляют гонорары и промо. В Европе же дорого обходится аренда площадок, дополнительные свет и звук. Но в среднем один день в туре стоит 1200 евро.

Хотим повторить и превзойти успех «Русских Сезонов» Дягилева. Все предпосылки для этого есть

– Вы с самого начала ориентировались на Европу?

Александр: Даже не на Европу – на весь мир. Хотим повторить и превзойти успех «Русских Сезонов» Дягилева. Все предпосылки для этого есть. Изначально необходимо зарекомендовать себя дома, в Украине, в странах СНГ. «Прокатать» проект, сделать его близким к идеалу и уже потом ехать в Европу. Самое сложное в первом европейском туре – зарекомендовать себя, полюбиться зрителям настолько, чтобы в ближайшие 10-20-30 лет даже без промо на спектаклях были солд-ауты. Если хоть раз выступишь неудачно, регион для тебя в дальнейшем закрывается.

– Как проходила промо-кампания в Украине перед премьерой?

Александр: Самые эффективные каналы коммуникации у нас – публикации в СМИ и Facebook. Промо обошлось в $40 000.

Мы хотели сделать проект понятным для самой широкой аудитории. Какие ассоциации у людей вызывает балет? Пачки, обтягивающее трико, «Лебединое озеро», «Щелкунчик». А мы решили сделать балет современным, показать, что это не консервативно и не скучно.

Поэтому выбрали «Великого Гэтсби», пригласили Дуайта Родена и Константина Меладзе. В то же время с нами работают артисты с классической школой. Мы не хотим, чтобы рафинированная прослойка балетоманов от нас отвернулась. Хореограф добавляет классике больше свободы. Даже не представляете, как артисты балета счастливы пробовать что-то новое.

– Александр: Планировали вернуть инвестиции за два с половиной года. На сегодняшний день мы отработали три года и вернули лишь половину. Для возврата остальной части понадобится еще два года. Полная окупаемость проекта – 50 шоу.

Алексей: Международный промоутерский бизнес держится на личных связях. А так как мы чужаки, то эти связи у нас появляются очень медленно, развитие идет тяжело, приходится сильно рисковать.

– Ваш доход формируют только продажи билетов?

Александр: Не всегда. В Европе с нами работают спонсоры (к сожалению, далеко не в каждой стране). Часто на бартерных условиях помогают с промо. В среднем на одном спектакле мы зарабатывали до 20-30 тыс. евро. А доходная часть спектакля без вычета затрат – порядка 100 000 евро. Но без убыточных выступлений тоже не обходилось.

Люди могут пойти как к нам, так и к Джастину Биберу. Все зависит от последнего импульса в рекламе

– Насколько рискованно выходить на европейский рынок?

Алексей: В Европе высокая конкуренция. Сегодня шоу даем мы, завтра – Джастин Бибер, послезавтра – Большой театр. Люди могут пойти как к нам, так и к Биберу. Все зависит от последнего импульса в рекламе.

Александр: В Европе и США мы пока никому не нужны. Новый, никому не известный проект, без многолетней репутации и признания. Прагматичная Европа не рискует вкладывать деньги в новую постановку. Но мы решили, что если этой осенью не поедем в европейский тур, проект придется закрывать, он потеряет актуальность. Сейчас или никогда.

Продюсеры проекта The Great Gatsby: «Мы хотим показать, что балет  –  это не скучно»
Братья Александр и Алексей Полевые
Фото Александр Козаченко для Forbes Украина

– Чем отличается европейская промо-кампания от украинской?

Алексей: В Европе жесткое рекламное законодательство, наружной рекламы там мало и она дорогая. Кампания с использованием «наружки» обходится минимум в 15 000 евро. Такая же ситуация и с телерекламой. Поэтому в Европе каналы коммуникации или дорогие, или ограничены. Соцсети и интернет в Европе тоже не работают.

Александр: «Наружка» и ТВ – дорогие, но эффективные. В Германии и Австрии хорошо работают местные газеты. Где-то более эффективно использовать радио.

В Китае и Японии любят либо классический балет, либо очень яркое шоу. Но идеи по входу на рынки этих стран уже есть

– Как обстоят дела с продажами билетов на заявленные выступления?

Александр: В Минске будет солд-аут. В Вильнюсе помогает фактор «made in Ukraine». В Германии рассчитываем продать в каждом городе 80%. Но балет в Европе – дешевый. В Вене за билет можно выставить максимум 90 евро. При том, что на оперу такой же билет будет стоить 350 евро.

– Как будете развивать проект?

Алексей: После осеннего тура мы планируем весенний, который запустим в Украине в марте, а затем продолжим в Европе, но уже в других странах. Ведем переговоры с Канадой, США, Китаем, Испанией, Эстонией, Финляндией, Швейцарией, Хорватией и Сербией. Работаем над тем, чтобы уехать с гастролями в эти страны уже в 2017 году. Нам очень интересен азиатский рынок, но там есть свои сложности: в Китае и Японии любят либо классический балет, либо очень яркое шоу. Но идеи по входу на рынки этих стран уже есть. Работаем.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Стиль жизни
Как необычные форматы аукционов способствовали продажам искусства в 2016 году
И чего мировому и украинскому арт-рынкам ждать от 2017-го
Пошли в тираж: как прошли первые в году крупные украинские торги искусством
И насколько востребованным оказался тиражный арт
Премьера недели: «Великая стена»
Зачем смотреть новый фильм Чжана Имоу
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов