Анна Паленчук: «Невозможно – всего лишь то, чего раньше никто не делал»

Украинский кинопродюсер — о том, как сделать отечественное кино коммерчески успешным и как в этом может помочь Болливуд
Анна Паленчук: «Невозможно – всего лишь то, чего раньше никто не делал»
Фото: Максим Люков для "Forbes Украина"

В 2013 году на экраны украинских кинотеатров вышел художественный фильм «Истальгия» – драма об эмигрантах, в том числе и о тех, кто уезжает из Украины. В производстве ленты участвовали немцы и сербы, украинскую сторону представляла продюсер Анна Паленчук, которая до этого администрировала дебютные короткометражки и для которой «Истальгия» стала первым большим проектом. Для Украины «Истальгия» тоже была дебютом: картина стала первой официальной ко-продукцией.

Сейчас на счету Паленчук – организация в нескольких странах Европы Дней украинского кино в поддержку Олега Сенцова, а также документальные ленты «Родные» режиссера Виталия Манского (украинские зрители видели ленту на Одесском кинофестивале в этом году) и «Мариуполис» литовца Мантаса Кведаравичюса о мирной жизни в немирном Мариуполе (премьера картины состоялась на Берлинском кинофестивале в этом году).

«Мне не привыкать делать то, что изначально считается невозможным», – говорит о себе Анна. И ставит перед собой новую задачу: снимать прокатное украинское кино, на которое массово пойдут украинцы. О том, что это будет за кино и зачем украинским кинематографистам нужно сотрудничать с европейскими коллегами, и как отечественному кинематографу может помочь Болливуд, Анна Паленчук рассказала Forbes.

Желание и готовность снимать кино для массового зрителя – результат долгих лет работы в отрасли или это запрос времени?

– И то, и другое. В среде кинематографистов распространена метафора о том, что украинская киноотрасль «беременна». У нас у всех сейчас азарт. Каждому хочется доказать, что наше кино способно отбить вложенные средства и принести прибыль.

Кино в Украине пока еще не бизнес?

– И да, и нет. Давайте примем для себя такую утрированную схему: украинская киноиндустрия – это симбиоз трех мировых киносистем: российской, европейской и американской. От российского кино осталось психологическое и традиционное наследие. Как минимум потому, что все процессы, которые происходили в российском кино, через какое-то время адаптировались к местным реалиям и входили уже в украинскую систему производства. Наше развитие шло по их шаблонам, но при этом работало на них же.

От европейской системы у нас бюджетное финансирование, когда система поддерживается благодаря фондам. И деньги, которые вкладываются в кино – это невозвратные средства, поскольку это не бизнес, который должен вернуть вложенное, а искусство. В американской же системе часто вкладываются частные деньги: студиями, банками, кредитованием – и все это потом должно быть возвращено и приумножено. У нас уже есть такие попытки.

Если рассматривать российскую схему, которая влияла на нас дольше всего, то мы даже в ней топтались на месте. Наше государство, к сожалению, долго не обращало внимания на кино как потенциального помощника в продвижении месседжей, в воспитании масс. При этом никто не задумывался и о том, что это потенциально сфера бизнеса.

Анна Паленчук: «Невозможно – всего лишь то, чего раньше никто не делал»
Фото: Максим Люков для «Forbes Украина»

Как именно вы планируете заработать на кино?

– До сегодняшнего дня у нас преимущественно зарабатывали в процессе производства фильмов. То есть брали за догму, что средства никогда не отобьются, поэтому, собственно, гонорары и были заработком людей в кино. Но ситуация меняется. Украинское кино выходит из подполья. Кинотеатры уже берут в прокат наш продукт. Осторожно, но берут.

Для того чтобы заработать на фильме, нужно оптимизировать стоимость производства. По моим подсчетам, бюджет картины не должен превышать $300 000. Тогда есть все шансы назвать такое производство бизнесом. И разумеется, речь идет о массовом кино. И хотя это очень скромный бюджет, но выше этого бюджета сложно вернуть потраченные средства на этапе дистрибуции.

У вас есть представление, какое кино в украинских реалиях станет массовым?

– Я считаю, что это, прежде всего, комедии. Как сопродюсер планирую запускать в производство два фильма. Оба – комедии. Одна история – трагикомедия, рассказ о «маленьком украинце», молодом человеке, в котором каждый житель большого или маленького города в любом уголке Украины узнает себя. Автор сценария и режиссер картины, Тоня Ноябрева, уже протестировала историю на зрителе – короткометражка об этом герое победила на двух главных украинских международных фестивалях. И второй – беспроигрышная тема – любовь. Это украинско-грузинская картина, романтическая комедия «Жених из Грузии». Режиссер у нас из Израиля, так что, может быть, это будет ко-продукция трех стран.

Кстати, о ко-продукции. В 2013-м у вас вышла «Истальгия», ставшая первой официальной ко-продукцией. Но разве до этого в Украине не снималось кино совместно с представителями других стран?

– Конечно, снималось. Но для того чтобы Госкино признало в тот момент картину ко-продукцией, а как следствие, дало возможность пустить фильм в прокат, не претендуя при этом на единоличные права на него, нужно было, фактически, придумать систему делопроизводства с нуля.

До фильма «Истальгия» термин «ко-продукция» даже не использовался. В производстве могли принимать участие многие страны, но фильм не мог выходить в прокат из-за того, что, повторюсь, на территории Украины, по закону, может быть только один правообладатель. Мы же хотели пройти весь официальный путь получения этого статуса, именно для того, чтобы был возможен прокат. У нас были заявлены Германия, Сербия и Украина.

Законодательство у нас с ними разное. И мы поставили цель сделать этот фильм в соответствии с Европейской конвенцией о совместном кинопроизводстве. Месяц изо дня в день ходили в Минкульт, как на работу. Каждый день переписывали заново свои документы, делали миллион вариантов бюджета, я со своей помощницей сидела в коридорах министерства, подключала там же свой принтер, который возила с собой, и печатала все новые и новые варианты документов, которые могли бы подойти нашим чиновникам. И так мы печатали до полного попадания, пока нам не сказали «да».

Месяц изо дня в день мы ходили в Минкульт, как на работу. Каждый день переписывали заново свои документы, делали миллион вариантов бюджета, сидели в коридорах министерства, подключали там же свой принтер, который возили с собой, и печатали все новые и новые варианты документов, которые могли бы подойти нашим чиновникам

Справедливости ради надо сказать, что это было в 2011 году, тогда чиновники были другие. Каждый считал своим долгом с порога сказать «нет, это невозможно», а потом уже поздороваться. Все искали не возможности, а отговорки. А невозможно – всего лишь то, чего раньше никто не делал. Не было даже форм документов, которые мы должны были подавать. Мы, конечно, первым делом взяли аналогичные бланки в Германии и Сербии, где такие проекты запускаются регулярно.

Новый закон, который президент ветировал, эту проблему решал?

– Прежде всего, важно понимать, что тот закон, по которому мы сейчас пытаемся работать, безнадежно устарел. Он никак не отображает реалии и не согласуется с законодательством Европейского Союза. В юридическом смысле мы очень отстали. Катастрофически. Я рада, что энергия нашего во всех отношениях деятельного главы Госкино Филиппа Ильенко во многом помогает преодолевать эту проблему. И плюс он как юрист целенаправленно работает над улучшением законодательства в нашей отрасли.

Как минимум, новый закон снял бы бюрократические процедуры, которые мы проходим, когда подаемся на государственное финансирование. И хотя госфинансирование – это, безусловно, не панацея, но с другой стороны, это практически единственный легальный способ сделать свое кино на том техническом уровне, на каком имеет смысл реализовывать картину.

Конечно, всегда в схеме финансирования есть собственные средства, остаются связи, помощь коллег, но даже суммируя все это, все равно невозможно сделать качественный фильм. Качественное кино – это всегда полноценное финансирование. И финансирование реальными деньгами тех статей затрат, которые и будут отличать вашу работу от аматорской: актеры, локации, которые соответствуют сюжету, техническое оснащение, хороший постпродакшн.

Анна Паленчук: «Невозможно – всего лишь то, чего раньше никто не делал»
Фото: Максим Люков для «Forbes Украина»

Претензии президента к закону преимущественно направлены на статьи, касающиеся репейд. В чем смысл этой процедуры?

– Чтобы возродить отрасль, не надо изобретать велосипед. Достаточно посмотреть на соседние страны – Венгрию, Румынию. Они за 20 лет не просто подняли свою киноиндустрию, построили огромную киностудию, но и смогли возродить национальный кинематограф, они стали законодателями трендов. Румынская волна – практически культовая последние несколько лет.

А объясняется все просто. Для начала они создали условия, чтобы к ним приезжали и снимали те, у кого более продвинутые киноиндустрии. В Венгрию и Румынию поехали голливудские съемочные группы. Так или иначе в этих группах работали и местные кинематографисты, поскольку так выгоднее и дешевле тем, кто приезжает снимать. И разумеется, венгры и румыны постепенно подняли уровень своих специалистов до уровня голливудских, просто потому что все они работали на одной площадке. Тут же все это обросло правильной инфраструктурой.

Немаловажную роль в этом сыграла система кэш-репейд. Это невероятно привлекательная схема для киноинвесторов со всего мира. Допустим, есть китайский или американский продюсер, планирующий снимать кино. Он ищет для своего фильма локацию, ему неважно, где снимать. Часто ключевую роль играет дешевизна производства. Страна, которая хочет привлечь к себе деньги в сфере кино, возвращает определенный процент от потраченного бюджета фильма, снятого на ее территории. Это система кэш-репейд. Обычно это 20%. То есть, с потраченного, скажем, миллиона продюсер получает назад 200 000, что существенно удешевляет производство.

Разумеется, это дает огромное преимущество тем странам, в которых такая система действует. Грузия, например, такой закон приняла, и уже сейчас ее можно назвать своеобразной кинематографической меккой для продюсеров. При этом важно понимать, что приезжающие в страну кинематографисты развивают не только свою отрасль, но и сопряженные.

Какая из отраслей ближе всего к кинематографии?

– Туризм напрямую связан с кино. Вы знаете, сколько зарабатывает, скажем, Новая Зеландия на туристах, едущих окунуться в атмосферу «Хоббита»? Или Великобритания на Гарри Поттере? Это блокбастеры, которые на слуху. Но я могу рассказать о таком неизведанном для Украины явлении, как индийские туристы.

Мы привыкли думать, что Индия – это трущобы, Гоа и йога. Однако в прошлом полугодии Индия обогнала Китай, и индийская экономика теперь лидирует по темпам роста ВВП. И по всему миру наблюдается бум туристов из Индии. И самое интересное, что им очень свойственно такое явление, как кинотуризм. Болливуд штампует невероятное количество фильмов в год – около 2000. Для сравнения: в Украине достижение – это пара десятков художественных и документальных фильмов, которые мы смогли произвести за год.

Разумеется, оригинальностью сценарии не могут отличаться, поэтому продюсеры изощряются в нетривиальности локаций. А надо сказать, что в Индии кино – это такая священная корова, звездных актеров обожествляют, песни и танцы из фильмов выходят на ТВ отдельными видеоклипами и ротируются на радио. И если какой-то фильм становится хитом, сотни тысяч индусов едут в те места, где он был снят.

Недавно индийские кинопродюсеры открыли для себя Грузию, благодаря Иракли Макацария. Он пригласил их снимать кино в грузинских красотах, а потом, поработав на телепроекте в Украине, предложил им приехать и сюда. Мы уже отсняли один совместный проект – во Львове и Киеве. И уже через месяц ждем следующую новую съемочную группу из Болливуда. Как они для нас – экзотика, так и мы для них. После отснятых фильмов приедут туристы, а за туристами и инвесторы начнут интересоваться нашей страной.

То есть, скоро будем у «беременной» отрасли принимать «роды»?

– Я верю, что мы прорвемся. Нам деваться некуда – только вперед.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Стиль жизни
Forbes рекомендует: куда пойти 23-29 января
Графика мировых арт-звезд разных эпох на предаукционной выставке «Золотого Сечения», свежее французское кино, легенда американского джаза в Киеве и другие события недели
Антигерои против домашних животных: 10 хитов украинского кинопроката 2016 года
И какие сборы показали самые громкие прошлогодние украинские премьеры
Премьера недели: «Молчание»
Зачем смотреть новый фильм Мартина Скорсезе
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Бег c препятствиями: METRO Cash & Carry ради Украины отказалась от традиционного формата сети
Бег c препятствиями: METRO Cash & Carry ради Украины отказалась от традиционного формата сети
На очереди — развитие независимой службы доставки товаров для HoReCa, покупка производителя мясной или молочной продукции и другие шаги, которые позволят украинскому подразделению ритейлера удержаться на плаву
Мобильные мошенники: как обворовывают сотовых операторов
Мобильные мошенники: как обворовывают сотовых операторов
Сможет ли снижение ставки международного интерконнекта побороть рефайл
Оценка залогового имущества: реалии и перспективы
Оценка залогового имущества: реалии и перспективы
Почему Украине необходим новый Национальный стандарт оценки
Forbes рекомендует: куда пойти 23-29 января
Forbes рекомендует: куда пойти 23-29 января
Графика мировых арт-звезд разных эпох на предаукционной выставке «Золотого Сечения», свежее французское кино, легенда американского джаза в Киеве и другие события недели