Частное и честное: 5 книг декабря

На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Частное и честное: 5 книг декабря
Фото Shutterstock

Описывая прошлое, авторы современных романов все чаще обращаются к вещной составляющей жизни. Частное оказывается если не более честным, то точно более искренним в описании быта – то ли в оккупированном Париже, то ли в советской школе.

Forbes выбрал пять самых интересных литературных новинок декабря.

1«Сумеречные рассказы»

«Сумеречные рассказы»
Борис Лего
«Сумеречные рассказы»

Книга из разряда мистификаций, ее автор – якобы приехавший из-за рубежа потомок русских дворян, который, тем не менее, неплохо ориентируется в российском истеблишменте и подпольном искусстве. В рассказах о гибели Лианозовского барака русской культуры, девочках-живодерках и горящих церквях в фантазиях героя зашифрованы тайные послания и цитаты из речей Гитлера, Путина и Солженицына. Книга уже попала в шорт-лист престижной премии «НОС». Ее называют «новой русской готикой», хотя религиозность со знаком минус, вернее, откровенный сатанизм, не позволяет отнести ее к этому направлению. Скорее, это новая демонология, пришедшая на смену традиционной метафизике в духе Мамлеева и Пепперштейна.

2«Девушка, которую ты бросил»

«Девушка, которую ты бросил»
Джоджо Мойес
«Девушка, которую ты бросил»

Тема «культурной» оккупации Парижа времен Второй мировой войны уже неоднократно поднималась в литературе и кинематографе. На этот раз центральный мотив – любовь к искусству. В принадлежащий главной героине отель, где столуются офицеры, один из них приходит не за женскими ласками, а чтобы послушать рассказы о Матиссе, у которого в юности учился муж героини. Танцы, визиты и душевные разговоры для того и нужны, чтобы вытащить мужа из лагеря.

3«Весна на Луне»

«Весна на Луне»
Юлия Кисина
«Весна на Луне»

Это первая книга о киевском периоде жизни из автобиографической трилогии автора, живущей в Берлине, работающей на Гоа и открывающей выставки в Нью-Йорке. Учеба в художественной школе, коммунальный быт Киева 1970-х годов, театральная богема того времени – вот о чем, если коротко, эта урбанистическая фантасмагория. Национальная культура представляется юной героине этнографическим убожеством, ее мама с трудом говорит на украинском, а папа пытается поставить в цирке патриотического «Гамлета» для слонов. Из этого неуютного прошлого с его спиритическими сеансами на квартире подруги героиня со временем переносится в Москву, о чем повествует следующая книга трилогии.

4«Шизгара»

«Шизгара»
Сергей Батурин
«Шизгара»

Происходящие в Киеве 1970-х события на самом деле могли происходить в любом из городов бывшего СССР. Просто вещный мир того времени был настолько типичен, стандартен и скуден в своем ассортименте, что «сайзы» и «прайсы» на всех просторах, рынках и «точках» необъятной страны были одинаковыми. «Своих» отличали по мелочам: строчке на фирменной рубашке, ширине клешей на брюках, марке джинсов. Собственно, подпольной истории джинсов в «Шизгаре» уделено наибольшее внимание. Как различали «фирму» от кустарных изделий, чем индийские Miltons отличались от польских Odra и что такое «техасы» – почти всем галантерейным мелочам эпохи нашлось место в этой книге.

5«Книга запретов и тайн»

«Книга запретов и тайн»
«Книга запретов и тайн»

Автор этой антологии текстов собрал рассказы известных авторов, в которых показана обратная сторона парадного фасада школы, с ее высокой успеваемостью и патриотическим воспитанием. Конечно, здесь есть и первая любовь, и дружба с изменами и драками, но есть и откровенная война. Порой герои приносят на уроки гранаты и приводят папу, который готов «разобраться» со всеми, кто встал на пути у чада, от учеников до директора. Стилистика 1990-х, а на самом деле – классическая среда любой закрытой системы – живет в историях школьной жизни, которая больше похожа на выживание.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Стиль жизни
Как необычные форматы аукционов способствовали продажам искусства в 2016 году
И чего мировому и украинскому арт-рынкам ждать от 2017-го
Пошли в тираж: как прошли первые в году крупные украинские торги искусством
И насколько востребованным оказался тиражный арт
Премьера недели: «Великая стена»
Зачем смотреть новый фильм Чжана Имоу
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов