Дикий Восток Дориана Фойла

После кризиса 2008-го украинский фондовый рынок практически прекратил свое существование. Что делает в Украине один из его первопроходцев?
Дикий Восток Дориана Фойла
Последние два года Фойл предпочитает Украину Багамам
Игорь Тишенко

Новый 2007 год сотрудники инвестиционной компании Foyil Securities отмечали в боулинг‑клубе на окраине Киева. Основатель компании Дориан Фойл светился от радости и постоянно шутил. Его фирма заработала за 12 месяцев около $5 млн чистой прибыли. От клиентов не было отбоя.

Следующий год обещал стать еще более удачным. Хавьер Рейес, руководивший в компании отделом продаж и трейдинга, обратил внимание Фойла на то, что работы будет больше, а значит ему следует чаще бывать в Украине. Тот отмахнулся: справитесь сами. Так и вышло. Большую часть 2007-го Фойл провел на Багамах, что не помешало Foyil Securities заработать $12 млн. Но в кризис система удаленного управления дала сбой.

Сегодня Фойл тратит на украинский бизнес около 70% времени. «Клиентам важно видеть собственника», – подчеркивает он. 53‑летний финансист забросил автогонки, на которые прежде тратил сотни тысяч долларов в год, и вникает во все дела своих компаний. Из краха украинского фондового рынка он извлек и другой урок: покупать нужно не просто перспективные, а качественные акции.

Американец Фойл сделал карьеру финансиста в Европе. По окончании престижного Университета Темпл в 1982 году он устроился системным инженером в IBM. Но на этой работе энергичному и общительному Фойлу было скучно. В 1987-м он окончил бизнес‑школу Wharton и стал аналитиком швейцарского инвестиционного банка UBS. Инженерный опыт ему пригодился: в 1990 году агентство Extel признало Фойла лучшим европейским аналитиком телекоммуникационного сектора.

«Летом 1991‑го в моей лондонской квартире раздался звонок, – вспоминает Фойл. – Джон Темплтон предложил встретиться и обсудить работу в его компании». Templeton была клиентом UBS, и некоторые из ее стратегий основывались на рекомендациях Фойла. Легендарный инвестор и филантроп нанял молодого аналитика управлять девятью фондами с активами в $1 млрд.

Именно Темплтон, проживший в Нассау более 15 лет, привил Фойлу любовь к Багамам. Жизнь на островах, где среднегодовая температура около 25 °С, была сказочной, но вскоре Фойлу стало не хватать драйва. Пока он управлял деньгами австралийских и американских страховых компаний, в странах, возникших на развалинах СССР, разворачивалась массовая приватизация.

Офис багамских фондов Фойла расположен в самой престижной части Нью-Провиденса
Ball Miwako / Alamy / PHOTAS(UA)

Фойл внимательно следил за происходящим на востоке Европы. Templeton сотрудничал с инвестбанком Salomon Brothers, в котором за российское направление отвечал Билл Браудер. В 1995 году Браудер решил создать фонд Hermitage для инвестиций в российские акции и пригласил Фойла в партнеры. Тот отказался, решив, что у него недостаточно опыта для работы на таких рискованных рынках. Но уже в конце 1996-го Фойл решил пойти по стопам Браудера. Он взял в управление $20 млн у Темплтона, еще $35 млн у нескольких своих клиентов, и в 1997 году отправился покорять Украину. «У Фойла был карт‑бланш. В те времена $55 млн были огромными деньгами для нашего рынка», – говорит Иван Компан, в конце 1990‑х возглавлявший одну из крупных инвесткомпаний Wood & Company.

Украинские компании, которые выставлялись на приватизационные аукционы, продавались за бесценок: как аналитик с десятилетним стажем Фойл знал, что аналогичные предприятия в других странах стоили в десятки раз дороже. Он скупал все подряд. «Мой офис был завален ваучерами и сертификатами, а к центрам сертификатных аукционов мы пригоняли грузовики», – вспоминает предприниматель. К началу 2000‑х у него на руках оказались крупные пакеты акций цементных компаний, пивзавода «Рогань», Запорожского ферросплавного и Нижнеднепровского трубопрокатного заводов, «Днепразота» и других предприятий.

Большинство этих пакетов Фойл, как и рассчитывал, выгодно перепродал. Вместе с фондом Baring Vostok Capital Partners в начале 2001 года Фойл уступил 81,4% акций «Рогани» индийско-бельгийской Sun Interbrew. «Это была очень успешная сделка, – говорит бизнесмен. – На своем 20%‑м пакете я заработал 3000% доходности». Еще через три года Фойл заработал 1000% при продаже 10% акций предприятия «Кривой Рог Цемент».

Во время ваучерной приватизации Фойл скупал акции для своих фондов, зарегистрированных на Багамах. Когда «распродажа века» подошла к концу и в стране заработал фондовый рынок, он решил открыть в Украине инвестиционную компанию. Директором позвал молодого специалиста из «Проспект Инвестментс» Игоря Мазепу, который помогал Фойлу скупать бумаги на фондовом рынке. В 2001 году на украинский рынок вышла компания Foyil Securities.

Первые пару лет она входила в пятерку крупнейших торговцев на ПФТС. Правда, сам Фойл был не очень доволен результатами и в 2002-м предложил Мазепе покинуть компанию. «Мы оба понимали, что пора расстаться, – говорит Фойл. – Сильным менеджером Мазепа стал позже, когда набрался опыта. А мне сразу нужен был готовый профессионал». Мазепа, который через два года после увольнения из Foyil Securities основал инвестиционную компанию Concorde Capital, отказался говорить о работе на Фойла.

Место Мазепы занял американец Грегори Грушко, которого Фойл знал по работе в Templeton. Главой аналитического отдела он назначил своего бывшего коллегу по UBS Малкольма Маклахлана. «До Маклахлана аналитики на украинском фондовом рынке фактически не было», – рассказывает руководитель аналитического отдела Eavex Capital Владимир Динул.

Укрепив украинскую команду опытными иностранцами, Фойл стал больше времени проводить на Багамах. К 2007 году Foyil Securities утратила лидерские позиции в торговле акциями: другие игроки – Dragon Capital, Concorde Capital, «Сократ», «Тройка Диалог» развивались гораздо агрессивнее. Предпринимателя такое положение дел вполне устраивало – его доходы все равно росли. На 2007-й он поставил перед своими брокерами задачу зарабатывать минимум $3 млн чистой прибыли в квартал. Задание было выполнено. Брокерская деятельность обеспечивала до 90% доходов Foyil Securities.

Параллельно Фойл зарабатывал на управлении созданными еще в 1999-м багамскими фондами, которые инвестировали в акции восточноевропейских и американских компаний. Агентство Morning Star в 2007 году признало Foyil Eastern Europe & Russia Focused Fund и Foyil Focused Strategy Fund самыми успешными среди хедж‑фондов на развивающихся рынках. Их доходность в 2007‑м составила 99,5 и 28,5% соответственно (с начала работы в 1999 году – 1036,6 и 294,1%). Стоимость активов под управлением этих двух фондов достигала $200 млн. Инвесторы кроме 2%‑й комиссии за управление исправно платили Фойлу 20%‑ю премию за успех.

Жизнь удалась. Любитель погонять на спортивном автомобиле, в 2007‑м Фойл впервые принял участие в полупрофессиональной гонке на собственной машине Stohr WF‑1. В чемпионате Клуба спортивных автомобилей Америки он занял пятое место – совсем неплохо для первого раза.

Компании Фойла стали настоящей кузницей кадров для украинского рынка. Сегодня выходцев из Foyil Securities и Foyil Asset Management можно встретить едва ли не в каждой украинской инвесткомпании. Но большинство «выпускников» Foyil неохотно вспоминают об этом этапе своей биографии. Фойлу присущ ураганный стиль управления, констатирует Рейес, покинувший компанию Фойла в 2010 году. Глава инвестиционно‑банковского подразделения Dragon Capital Брайан Бест проработал в Foyil Securities восемь месяцев. Ему было трудно взять в толк, чего хочет собственник: цели постоянно менялись. «В свое отсутствие Фойл предоставлял управленцам большую свободу действий, – рассказывает Рейес. – Но он мог внезапно нагрянуть с визитом в Украину, вмешаться в работу и все перевернуть с ног на голову».

Другим раздражителем в отношениях с подчиненными выступала замысловатая программа мотивации. В конце каждого года вместо бонусов Фойл награждал своих сотрудников небольшими пакетами акций Foyil Securities. Дивиденды по этим акциям не выплачивались, их счастливые обладатели могли заработать на них двумя способами – либо в момент IPO в отдаленном будущем, либо продавая их частями основателю компании. В вопросе, за сколько выкупать акции и выкупать ли вообще, последнее слово оставалось за Фойлом. Его решения зависели от настроения и отношений с конкретным человеком. Маклахлан был на привилегированном положении: его доли регулярно выкупались и по итогам года ему присуждались новые акции. Но летом 2007-го, несмотря на то что рынок быстро рос, Фойл отказался купить акции Маклахлана. Тот пришел в ярость и со скандалом уволился из компании.

Фойл экономил не только на бонусах. «Он охотно набирал новичков, учил их. Но, несмотря на профессиональный рост сотрудников, не стремился удержать их высокими зарплатами», – говорит партнер Talent Advisors Руслан Громовьюк. «Я очень требовательный», – парирует Фойл. И признает: сотрудникам, которые зарабатывали у него по несколько сотен долларов в месяц, другие инвесткомпании были готовы платить тысячи.

Кризис 2008 года ударил по Foyil Securities сильнее, чем по другим крупным инвесткомпаниям. В 2008-м ее доходы сократились на 70%. С осени 2008‑го по февраль 2009 года Фойл уменьшил вознаграждения персоналу на 70–80%. В отличие от Dragon Capital компания Фойла не ограничилась сокращением штата на 15%. Отдел корпоративных финансов был уволен в полном составе. Затем существенное сокращение постигло аналитический отдел. Компания отказалась от командировок к иностранным клиентам и переехала в скромный офис. «Нас спасло отсутствие кредитов», – говорит генеральный директор ИК Foyil Securities Александр Сандул.

Фойл не сразу понял, что его украинский бизнес на грани краха. В разгар кризиса он по‑прежнему большую часть времени проводил на Багамах. Foyil Securities не стала участвовать в торговле еврооблигациями – главной инвестиционной теме первой половины 2009‑го. Фойлу было не до поиска новых идей. Он в это время снова участвовал в гонках Клуба спортивных автомобилей, правда, на этот раз остался без призового места. Насколько плохи дела в Украине, Фойл осознал только в 2010-м.

Сейчас доходы от брокериджа мизерные, а управление активами приносит убытки. В отличие от конкурентов, которые, несмотря на потери, сохранили офисы в престижных бизнес‑центрах, Фойл с сотрудниками ютятся в скромном четырехкомнатном помещении на Подоле. Прошлой осенью у Фойла приключились неприятности на рынке РЕПО: небольшая инвесткомпания «Вест-Капитал» не вернула кредит, полученный под залог ценных бумаг. По словам Фойла, он потерял на этой сделке около $100 000. Конкуренты утверждают, что на самом деле потери Фойла в разы больше.

Сегодня Фойл пытается преуспеть там, где ничего не смог сделать в тучные годы, – зарабатывать на частных размещениях и IPO украинских компаний. В декабре 2011-го он встречался с инвесторами в Лондоне, Нью‑Йорке и Варшаве, предлагая купить небольшой пакет акций золотодобывающей компании Lugansk Gold. «Фойл для нас настоящее открытие», – рассказывает исполнительный директор Lugansk Gold Андрей Карпински, впечатленный сделками по продаже завода «Рогань» и цементных заводов. На первую половину 2012‑го запланировано IPO Lugansk Gold на Варшавской бирже.

Кризис заставил Фойла пересмотреть представления об инвестициях. Раньше он охотно покупал бумаги второго и третьего эшелона и был готов годами держать никому не интересные акции, если верил в фундаментальную ценность компании. Последние три года такой подход не работает. Например, акции «Запорожтрансформатора», в которые Фойл перед кризисом вложил около 25% активов своих украинских фондов, абсолютно неликвидны. «Теперь я обращаю больше внимания на ликвидность бумаг, которые покупаю», – говорит Фойл.

В офшорных фондах под управлением Фойла остается активов на $60 млн. Недавно его багамская компания переехала в новый офис в Lyford Cay – самой престижной части острова Нью‑Провиденс. Из его окон виднеется синяя полоска Атлантического океана. Но сворачивать украинский бизнес Фойл не собирается. «Багамы – это рай, – говорит он. – А в Украине просто интересно». По сравнению с Браудером, которого с ноября 2005 года не впускают в Россию, дела Фойла идут не так уж плохо.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Журнал Forbes
Экскурс в историю
Инвестиции в доходные дома могут стать хорошей альтернативой банковским депозитам и другим видам вложений
Продавец интеллекта
Для гендиректора Google Сундара Пичаи искусственный интеллект — это не модная фраза из фильмов о далеком будущем. Это то, на чем интернет-гигант уже в ближайшее время намерен заработать миллиарды
Быть за кадром: как собственнику выбрать грамотного топ-менеджера
И в чем состоит основная задача менеджмента
Все материалы раздела
Мнения
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
23782 просмотра
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов
24996 просмотров
Скромное обаяние биткоина: украинские реалии использования криптовалют
При том, что криптовалюты пока официально запрещены, Украина входит в топ-5 стран мира по количеству пользователей различными биткоин-кошельками
40216 просмотров
Новый-старый порядок аттестации от Минюста: что изменилось
Об особенностях нового порядка аттестирования состава Государственной уголовно-исполнительной службы Украины
8947 просмотров
март 2019
ПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий