Отжал, поднялся

Не успев поставить бизнес на ноги и рассорившись с партнерами, Станислав Березкин ушел в политику. Кто помог «Креативу» стать третьим производителем подсолнечного масла в Украине?
Отжал, поднялся
В свои 33 Максим Березкин уже пять лет рулит бизнесом отца
Игорь Тишенко для Forbes Украина

Стартовый капитал основатель группы «Креатив» Станислав Березкин выиграл в казино, острит ректор Кировоградского национального технического университета Михаил Черновол. Шутка неспроста. В августе 2003 года он отдыхал с семьей на юге Франции и неожиданно встретил давнего приятеля: Березкин с крупным выигрышем триумфально выходил из дверей главного казино Монте‑Карло. «Станислав Семенович на удивление везучий»,  – констатирует Черновол.

Березкин и впрямь выглядит баловнем Фортуны. Сначала ему крупно повезло в середине 1990‑х, когда бизнесмен, сам того не планируя, занялся производством подсолнечного масла. Отрасль, на которую 20 лет назад все махнули рукой, со временем стала самым прибыльным направлением в сельском хозяйстве Украины. Окрепнуть бизнесу Березкина помог другой счастливый случай. Его компания в 1996 году попала на глаза менеджерам американского инвестиционного фонда Western NIS Enterprise, которые искали, куда вложить деньги в новой для себя стране.

По итогам 2012 года «Креа­тив», где Березкину и его сыну Максиму принадлежит 87% акций, замкнул тройку лидеров украинского рынка подсолнечного масла и занял второе место по производству жиров. С 2008 по 2012 год выручка холдинга Березкиных выросла в 3,4 раза, до $682 млн  – «Креатив» занял 58-е место в списке крупнейших украинских компаний по версии Forbes. Управляющий директор Dragon Capital Дмитрий Тарабакин оценивает холдинг не менее чем в 5 EBITDA  – это свыше $700 млн.

Заслуга бизнесмена или очередная удача? Березкину повезло с грамотным менеджментом, считают его коллеги. «Станислав не из тех, кто горит на работе,  – рассказывает знакомый Березкина, просивший не называть его имени.  – Если бы не [председатель правления «Креатива»] Юрий Давыдов, компания так и осталась бы на уровне 2003 года».

Благодаря Давыдову и его команде «Креатив» за последние восемь лет из семейного бизнеса превратился в холдинг, интересный западным инвесторам, считает партнер компании «Инвестиционный капитал Украина» (ICU) Макар Пасенюк. «Во всяком случае, фасад у них уже красивый»,  – добавляет он.

Березкин  – человек контрастов, отзывы о нем весьма противоречивы. «Очень требовательный и жесткий, вместе с тем веселый, простой и вежливый»,  – характеризует 54‑летнего Березкина Черновол. «Занимается политикой исключительно в бизнес‑­целях»,  – говорит о депутате от Партии регионов представитель общественной организации в Кировограде. «Пытается получить все и сразу»,  – отмечает сотрудник инвестиционной компании, работавшей с «Креативом».

Составить собственное впечатление о Березкине журналисту Forbes не удалось. Пообещав дать интервью, основатель «Креатива» впоследствии отказался от встречи: мол, уже давно не занимается бизнесом, погряз в политике. «На сегодня я имею отношение к «Креативу» исключительно как один из акционеров»,  – написал он Forbes. Вместо него на встречу приехал его 33‑летний сын Максим, занимающий пост главы наблюдательного совета компании. На часть вопросов о своей жизни, предшествующей активному бизнесу, Березкин‑старший прислал письменные ответы.

Уроженец села Высокие Байраки на Кировоградщине, он заработал первые деньги школьником: во время летних каникул перебирал на заводе винты и гайки, за что получил 50 рублей. К труду вынудили печальные обстоятельства  – Березкин рано остался без отца. Учился будущий миллионер на вечернем отделении Кировоградского института сельскохозяйственного машиностроения. Получив диплом инженера‑механика, Березкин устроился в альма-матер лаборантом.

С 1984 по 1990 год Березкин успел поработать инженером‑­технологом завода по производству сельхозтехники и начальником транспортного цеха на мебельном комбинате. Несколько лет искал себя в бизнесе  – сперва импортировал древесину из Красноярского края, потом оборудовал линию розлива шампуней.

Бизнес поначалу не клеился: рынок был переполнен дешевыми шампунями из Польши. Березкин решил перепрофилироваться, и вместо шампуней на линии начали фасовать подсолнечное масло в пластиковые бутылки. Масло бизнесмен покупал на крупнейшем заводе области  – «Кіровоградолія».

Со временем Березкин созрел для того, чтобы делать масло своими силами. Официальная история компании гласит, что в 1996 году он построил завод по производству масла на деньги ЕБРР  – $1,2 млн. «На самом деле это была миниатюрная маслодавка, которая даже не обеспечивала загрузку фасовочной линии»,  – констатирует специалист компании, исследующей масложировой рынок.

Первый по‑настоящему крупный проект Березкина стартовал в конце 1996 года. Бизнесмен убедил менеджеров Western NIS Enterprise профинансировать строительство завода по производству масла в Кировоградской области.

Частные инвесторы посматривали на этот бизнес свысока. «Украинские заводы простаивали из‑за нехватки сырья,  – вспоминает глава профильной ассоциации «Укроліяпром» Степан Капшук.  – Половина семян подсолнечника шло на экспорт, на рынок каждый год импортировалось около 140 000 т подсолнечного и соевого масла». Единственным крупным игроком была французская Cereol, купившая в 1995‑м Днепропетровский МЭЗ (в 2002‑м компанию поглотила Bunge). Тем не менее Березкину удалось убедить сотрудников фонда дать денег. Как  – стороны молчат.

В 1996 году Western NIS и фирма Березкина «Система ССБ» основали компанию «Сонола», запустившую новый завод. Березкину досталось 53,9% компании, фонд, инвестировавший $4,2 млн, получил 46,1%. В 1998‑м «Сонола» выпустила первую бутылку современного образца. В «Креативе» уверяют, что они опередили Днепропетровский МЭЗ, выпустивший первую бутылку «Олейны» 14 января 1998 года.

И для фонда, и для Березкина сотрудничество стало отправной точкой в работе. С той разницей, что бизнесмен благодаря американским инвестициям получил в распоряжение завод, а фонд  – негативный опыт работы в Украине.

Спустя всего два года партнеры поссорились из‑за кредита на $1,25 млн, который американцы предоставили «Системе ССБ». Когда в январе 1998‑го подошел срок погашения, Березкин отказался платить по счетам и выиграл суд по иску о признании кредитного соглашения недействительным.

Конфликт затянулся почти на 10 лет. В 2004 году Western NIS обратился в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров с иском против украинского правительства, которое в итоге и убедило Березкина пойти на мировую с американцами. Кредит вернули в 2007‑м, а «Сонола» была ликвидирована. Завод остался у Березкина.

Затяжной конфликт с американцами не мешал Березкину развивать бизнес. И снова повезло: в 1999 году правительство ввело 23%-ю пошлину на экспорт семян, тем самым дав импульс к развитию производства и экспорта масла.

Доходы «Сонолы» пошли вверх, а Березкин попутно занялся производством модифицированных жиров и маргаринов. Так началось партнерство Березкина с акционерами кировоградской «Зерноторговой компании» (впоследствии переименованной в Allseeds)  – Вячеславом Петрище, Владимиром Винниченко и ныне покойным Сергеем Рябухиным. В 2001‑м Березкин и акционеры Allseeds, владевшие в то время заводом «Кіровоградолія», построили по соседству предприятие, делавшее модифицированные жиры.

Изначально Березкин хотел заниматься проектом в одиночку, но не хватило денег, рассказывает один из его конкурентов. Владельцы Allseeds инвестировали $4 млн, получив в распоряжение половину завода. «Тогда я говорил Рябухину, что 50 на 50 с Березкиным  – неудачный вариант с точки зрения управления бизнесом,  – вспоминает давний знакомый акционеров Allseeds.  – Петрище далек от идеала добропорядочности, но рядом с Березкиным даже он  – ангел».

Конфликт начался уже через год после запуска завода. Березкин и партнеры не могли решить, кто главный, и разошлись во взглядах на будущее завода. Когда акционеры Allseeds предложили Березкину выйти из бизнеса, он, к тому времени депутат Кировоградского облсовета, пригрозил партнерам крупными проблемами. «Им было проще продать свою долю, чем спорить с Березкиным,  – замечает собеседник Forbes, хорошо знакомый с деталями тех событий.  – На выходе они получили от Березкина те же $4 млн, с которыми заходили в проект». Речь шла о $7,5 млн, уверяет Давыдов. Как было на самом деле, участники событий рассказывать не хотят.

Березкину было за что бороться. «Креатив» стал первым крупным украинским игроком на рынке жиров, чуть позже подрос «Агрокосм» Игоря Коломойского. Примерно 70% рынка занимали импортеры с дешевыми маргаринами. «Мы вытеснили их буквально за два‑три года,  – вспоминает Давыдов.  – Рентабельность бизнеса в середине нулевых превышала 35%, сейчас она опустилась до 20%».

Для компании Березкина первенство было важно еще и потому, что она смогла наладить связи с крупными клиентами  – кондитерами, хлебзаводами, молокозаводами. «Специфика рынка в том, что покупатели привыкают к одному поставщику»,  – поясняет Пасенюк».

Начиная с 2001 года «Креатив» ежегодно вводит в эксплуатацию по одному новому объекту, с гордостью рассказывает Березкин‑младший. Сегодня группа владеет тремя заводами по переработке семян подсолнечника, четырьмя  – по производству модифицированных жиров и маргаринов, заводом по переработке сои. Управляющая компания «Креатив» была основана в 2002 году, а в 2011‑м ее трансформировали в холдинг с кипрской пропиской.

Березкин‑старший чем дальше, тем меньше участвовал в бурном развитии созданной им группы. Политикой нынешний нардеп заинтересовался в 1998 году, но до 2011‑го не проходил дальше Кировоградского областного совета, где поддерживал Блок Юлии Тимошенко. В феврале 2011 года Березкин стал народным депутатом по списку от БЮТ, но уже 1 марта перебрался в Партию регионов. Интересно, что в конце 2010‑го так же поступил и главный конкурент Березкина  – Андрей Веревский. «Чтобы сохранить бизнес, приходится идти на уступки»,  – разводит руками собеседник Forbes, давно знающий Березкина.

Помогает ли политика? Вот один из примеров. В 2012 году в Кировограде появился новый производитель подсолнечного масла «Град Олія». «Наш завод по мощности втрое меньше березкинского,  – говорит один из его сотрудников.  – Тем не менее, когда мы открывались, Березкин всячески старался перекрыть нам воздух  – и через суды, и через налоговую».

Карьера Березкина‑младшего типична скорее для наследника бизнеса на Западе, чем в Украине. Начинал снизу

Пока акционер делал политическую карьеру, бизнесом рулили другие. «В чем Станислав Семенович молодец, так это в умении нанимать профессиональный менеджмент,  – полагает Алексей Хмара, исполнительный директор «Transparency International Украина», штаб‑квартира которой находится в Кировограде.  – В отличие от других местных бизнесменов, он не боится приглашать в компанию людей со стороны и делать их частью команды».

Движущая сила «Креатива»  – Максим Березкин с долей 10% и Давыдов, владеющий 11% акций компании. Почему у сына символически на 1% акций меньше, чем у приглашенного со стороны менеджера? Дань заслугам. Пока младший Березкин входил в курс дела, Давыдов с 2002‑го года развивал бизнес «Креатива».

Юрий Давыдов превратил «Креатив» из кировоградской компании в холдинг национального масштаба
Игорь Тишенко для Forbes Украина

В компании отца Максим работает 13 лет  – с третьего курса института. Карьера Березкина‑младшего типична скорее для наследника бизнеса на Западе, чем в Украине. Начинал снизу: на первых порах работал с поставщиками оборудования, позже отвечал за продажи майонеза, затем контролировал все продажи группы на посту коммерческого директора. В 2008‑м стал генеральным директором группы, а в 2012‑м возглавил наблюдательный совет. Кроме «Креатива» занимается ресторанным бизнесом и футболом: Максим  – президент кировоградского футбольного клуба «Зірка».

У Давыдова другая история. Менеджера аудиторской фирмы Березкин‑старший позвал в компанию в 2002 году заместителем директора по финансам. Его задачей был поиск денег для строительства заводов и развитие бизнеса по производству жиров и маргаринов. «С Березкиным я был знаком задолго до прихода в «Креатив»,  – говорит Давыдов.  – Кировоград город небольшой, все друг друга знают». На будущего топ‑менеджера Березкин произвел сильное впечатление. «Его стиль жизни был очень похож на мой  – постоянные командировки и круглосуточная загрузка»,  – отзывается о шефе Давыдов.

Посвященные в особенности управленческой структуры «Креатива» люди отмечают: большой плюс Давыдова в том, что он умеет сглаживать все острые углы, возникающие вокруг Березкина‑старшего. «Юрий научился блестяще выруливать из сложнейших ситуаций,  – считает один из знакомых топ‑менеджера.  – Видно, что этот процесс его утомляет, сейчас он выглядит порядком подуставшим».

Березкина характеризуют как человека с коротким бизнес‑­мышлением, который старается получить максимальную прибыль в минимальные сроки. Давыдов, в отличие от него, мыслит на дальнюю перспективу.

Еще одно отличие между Березкиным и Давыдовым  – в отношении к сотрудникам и конкурентам. На Кировоградщине «Креатив» не любят. Несколько бывших сотрудников компании жаловались: мол, не заплатили деньги после испытательного срока. Это, по словам кировоградцев, была типичная для «Креатива» практика начала нулевых.

В отличие от босса, Давыдов в конфликтах замечен не был. «Он старается делать все идеально и по книге»,  – отмечает знакомый Давыдова.

Однажды Давыдов собрал подчиненных и учил их правильно отвечать на электронные письма, вспоминает его знакомый. Время от времени он проводил мастер‑классы по тайм‑менеджменту.

С 2006 года, став председателем правления, Давыдов почувствовал, что получил от акционера карт‑бланш. Пока Березкин строил политическую карьеру, он готовил компанию к продаже иностранным инвесторам: избавлялся от неблагоприятного репутационного шлейфа, приводил в порядок финансовую и организационную структуру «Креатива».

В 2007 году акционеры «Креатива» всерьез планировали купить пальмовую плантацию и построить завод в Азии

В ноябре 2007 года «Креатив» успешно провел частное размещение, продав иностранным фондам 23,4% акций за $30 млн. «В 2007‑м Украина только открылась для инвесторов  – покупали все, что продавалось»,  – поясняет Тарабакин, который сопровождал сделку «Креатива».

Деньги пошли на увеличение мощностей по производству подсолнечного масла и строительство завода по переработке сои. «Акционеры «Креатива» выполнили все данные инвесторам обещания»,  – подчеркивает замдиректора группы Березкина Сергей Сивопляс. С той лишь оговоркой, что иностранцы покупали украинскую компанию, рассчитывая на развитие масложирового бизнеса. Осваивал же привлеченные деньги уже кипрский холдинг, который помимо инвестиций в масло вкладывал в землю и свиноводство. Риск оправдался. Сейчас у «Креатива» 60‑тысячное поголовье свиней и около 30 000 га земли. Компания планирует увеличить земельный банк в пять раз за два года.

Прихоть Березкиных? Скорее осмысленная стратегия: после 13 лет бурного развития масложировая отрасль сбавляет обороты. Урожаи подсолнечника в Украине увеличиваются, но перерабатывающие мощности растут быстрее. На рынке обострилась конкуренция за сырье, которое постоянно дорожает.

«В 1998 году Украина производила 506 000 т масла, сейчас  – почти 4 млн т,  – сообщает Капшук из «Укроліяпром».  – За 15 лет построено 20 маслоэкстракционных заводов, инвестировано около $2 млрд». Внутренний рынок потребляет 20% произведенного масла, остальное Украина продает в 90 стран мира. В прошлом году общая выручка от экспорта масложировой продукции  – $5 млрд.

В 2012‑м группа удвоила мощности, построив новый завод, который может выпускать 621 000 т подсолнечного масла в год. Больше строек не будет, обещает Давыдов: если компания и станет прирастать заводами, то за счет M&A‑сделок.

Искать новые направления для роста менеджмент «Креатива» начал давно. «Лет пять назад думали о строительстве завода по дезодорации масла в Венгрии,  – приводит пример Березкин‑младший.  – Отказались из‑за долгой окупаемости». В 2007 году акционеры «Креатива» вполне серьезно планировали заняться производством пальмового масла, собирались купить плантацию в Азии и построить завод. «Себестоимость производства тонны пальмового масла примерно $200, а рыночная цена  – $850–900»,  – рассказывает Максим Березкин. Эту идею тоже отложили в долгий ящик: все интересные плантации уже раскуплены, сокрушается он.

Другие нереализованные планы  – строительство завода в России, покупка Минского маргаринового завода в Беларуси. «Сейчас прорабатываем возможность строительства завода по производству масла и жиров в Китае,  – делится Березкин‑младший.  – Там мы уже открыли представительство, чтобы напрямую экспортировать продукцию». Зачем «Креативу» Китай? Причина не только в растущем аппетите жителей Поднебесной. Березкин не исключает, что «Креатив» может провести IPO на Гонконгской фондовой бирже и хочет запомниться.

Инвестбанкиры скептически оценивают эти планы. Размещение на Гонконгской бирже  – сложная задача, поскольку азиатские фонды пока очень далеки от понимания украинского бизнеса. «Лучшее, что может сделать Березкин для дальнейшего развития «Креатива»,  – вовремя продать компанию стратегу,  – говорит один из его конкурентов.  – Если снова повезет и он найдет покупателя, главное не пожадничать: жадность порождает бедность».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Журнал Forbes
Философия менеджмента: вечно догоняя Японию
Создатель брендов Panasonic, Technics и National Коносуке Мацусита – о том, какие компании будут господствовать на рынке нашей страны через 20 лет
Семимильными шагами: куда стремятся инновации в платежных технологиях
Будущее наступает быстрее, чем предсказывали фантасты
Адаптация к реальности: почему инновации в бизнесе должны быть комплексными
Умение строить и перестраивать модели ведения бизнеса под изменяющиеся внешние условия становится важнейшим фактором достижения успеха
Все материалы раздела
Мнения
Судебные новеллы: чего ждать Украине от реформы правосудия
О преимуществах и недостатках нового закона Украины «О судоустройстве и статусе судей»
1096 просмотров
Оттолкнуться от дна: на чем банки будут зарабатывать в обозримом будущем
Банкиров подталкивают к активным действиям и смене источников дохода
2642 просмотра
Гарвард, немного MTI и «госдеповские печеньки»: где учат лоббистов в США
Вероятное будущее украинского лоббизма на примере двух формаций западного лобби
3409 просмотров
Что происходит с банкингом VIP-класса
Итоги исследования «Бизнес Private Banking в Украине-2015»
4779 просмотров
июль 2016
ПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий