Cшил Дело: как заработать $3,6 млн на мужской одежде

Киевлянин Валерий Родин создавал один из самых известных украинских брендов одежды
Cшил Дело: как заработать $3,6 млн на мужской одежде
Валерий Родин сделал ставку на практичность и доступность своей одежды
Сергей Горошко для Forbes Украина

Время малиновых пиджаков основатель компании «Видиван» Валерий Родин вспо­минает с ностальгией. Сам он их никогда не носил. Зато был одним из первых, кто привез из Великобритании в Украину этот чрезвычайно популярный товар для успешных людей начала 1990‑х. «Расходились как горячие пирожки»,  – рассказывает Родин. За 20 лет работы он смог превратить небольшой челночный бизнес в одну из самых известных компаний на украинском рынке мужской одежды. Производимая на фабрике «Видивана» продукция продается в 55 фирменных магазинах по всей стране. Но компанию сильно подкосил кризис. В прошлом году ее выручка составила $3,6 млн  – вдвое меньше, чем пятью годами ранее. Сможет ли Родин вернуть былые позиции?

В 1991 году студент факультета романо‑германской филологии Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко Родин оказался в числе счастливчиков, которых отобрали в группу по программе обмена студентами и отправили доучиваться в Университет Лидса, Великобритания. Штудируя классиков английской литературы, юноша параллельно подрабатывал в магазине компании Burton  – местного производителя одежды. На заработанные 1500 фунтов Родин решил накупить у работодателя одежды и поехал продавать ее в Киеве. Затея оправдалась. Пиджаки из добротного вельвета разошлись за первые несколько дней, а желающих приобрести модные английские рубашки из хлопка нашлось столько, что пришлось принимать заказы на месяцы вперед. «Британская одежда была очень популярной: сколько привезешь  – столько и продашь»,  – вспоминает предприниматель.

Со временем товарооборот челночного бизнеса, который Родин основал вместе с однокурсником Дмитрием Морозом, вырос до миллиона единиц в год. Партнеры договорились с Burton о закупке одежды по оптовым ценам и создали в Украине компанию Vuldi. С 1994 года она стала заказывать одежду непосредственно у британских производителей. «Это были те же швейники, что шили для Burton, Marks & Spencer и других европейских брендов»,  – говорит Мороз.

Главным каналом сбыта стала сеть валютных магазинов «Каштан». За два года английская одежда покорила весь киевский бомонд. Годовая выручка Vuldi достигла $16 млн. Компания уже могла себе позволить выделить $1,6 млн на создание собственной сети из 15 магазинов. «Vuldi была первым настоящим одежным сетевым брендом на территории бывшего Советского Союза»,  – утверждает Мороз.

Но в 1996 году между партнерами возникли разногласия. Родин хотел начать выпуск линии молодежной одежды. Мороз возражал. В итоге, поделив товарный запас, они разбежались. Мороз остался руководить Vuldi, а Родин, имея на руках партию одежды на сумму $1,5 млн, создал компанию «Видиван» и стал продвигать на рынке собственный бренд  – VD One. Впрочем, конкурентами они так и не стали. В 1999 году у Мороза возникли проблемы с банком Украина, в котором кредитовалась Vuldi. Финансисты обвиняли его в прекращении выплат по кредитам, выводе активов и попытке фиктивного банкротства.

«Он глубоко вникает во все процессы, замыкает на себя операционную работу»

Родин же продолжал работать по старой схеме: шить за рубежом, продавать в Украине. Свитера для «Видивана» он заказывал на Маврикии, костюмы шил в Португалии, рубашки  – в Индии, пальто  – в Румынии и Китае. Качество его устраи­вало, но смущали сроки поставки. Контейнер с товаром из Гонконга можно было ждать до полугода. «В таких условиях планировать работу было очень тяжело»,  – вспоминает Родин. Исправить ситуацию невольно помог бывший партнер. Остатки его бизнеса стали производственной основой для новой компании Родина. В 2000 году банк Украина выставил на продажу находящуюся в залоге Барскую швейную фабрику (Винницкая область), которой ранее владел Мороз. Предприятие и новое оборудование для него обошлись Родину в $500 000. Еще $200 000 пошли на выплату долгов по зарплате работникам фабрики.

Новый собственник сократил часть персонала и свел к минимуму зависимость предприятия от природного газа, который использовался для отопления и парогенерации. Вместо него сжигались остатки швейного производства  – лоскуты ткани и бумажные лекала. «Он очень глубоко вникает во все процессы, замыкает на себя операционную работу»,  – отмечает владелец холдинга «Текстиль‑Контакт» Александр Соколовский, для которого Родин проводил энергетический аудит Черниговской камвольно‑­суконной компании «Чексил».

Собственное производство позволило предпринимателю вдвое уменьшить себестоимость одежды, а отсутствие таможенных процедур снижало затраты еще на 30%. За год работы «Видиван» полностью вернул вложенные в фабрику инвестиции. В 2002‑м выручка компании достигла $4 млн.

Но не дремали и конкуренты. В начале нулевых стали расти сбытовые сети украинских компаний Arber Group и «Воронин». Тогда Родин начал активно рекламировать «Видиван». На наружную рекламу и участие в имиджевых проектах он ежегодно тратил около $500 000. «Видиван» несколько лет не покидал подиум столичной Ukrainian Fashion Week. В отличие от коллег‑­модельеров, стремившихся сразить заказчика оригинальностью своих показов, Родин сделал ставку на практичность одежды. «У нас все хотят, чтобы у пальто за $150 был такой вид, будто ты только что вышел в нем из Maserati. И Родин знает, как сшить такую одежду»,  – комментирует модельер Андре Тан, который в 2010 году запустил собственную линию одежду для среднего класса. «Кормильцем «Видивана» стали тиражные коллекции уровня средний плюс»,  – добавляет генеральный продюсер Ukrainian Fashion Week Владимир Нечипорук.

Родин запустил продажу франшизы своего бренда в регионы. К 2006 году одеждой VD One торговали 35 магазинов в 20 городах страны. Франчайзи привлекало отсутствие роялти. Чтобы начать свое дело, им нужно около $60 000. Треть шла на закупку товара, остальное  – на качественный ремонт в помещении будущего магазина. «Это был способ быстро занять рынок за гуманные деньги. Вы, конечно, теряете свои доходы, но, с другой стороны, уменьшаете затраты на обустройство торговой сети»,  – объясняет логику такого подхода глава директората Ассоциации франчайзинга Украины Андрей Кривонос. К 2008-му количество брендированных магазинов выросло до 55. Также одежда VD One продавалась в мультибрендовых магазинах в Грузии, Беларуси и России. Вместе с географией продаж росла и выручка «Видивана»  – в 2008‑м она перевалила за $7 млн.

Но кризис внес свои коррективы. В 2009 году доход компании упал на 25%, в 2010-м  – еще на 50%. Подкосило не только «Видиван». К примеру, рецессию не пережили украинская сеть мультибрендовых одежных универмагов Tuso и набиравший популярность бренд T.S.City, сократила присутствие в Украине российско‑израильская сеть Sela. Но Родин рассчитывает вернуть своей компании докризисные показатели.

Предприниматель возлагает надежды на рынок соседней Польши. Осенью в Варшаве пройдет крупнейшая в Восточ­ной Европе выставка франшиз, где будет представлен и «Види­ван». Сейчас идет адаптация условий франшизы компании к польскому законодательству. Также в планах заняться пошивом мужских костюмов, которые ранее Родин заказывал у одесской Arber Group.

В 2011‑м шаг навстречу украинскому легпрому сделало и государство, освободив предприятия на 10 лет от налога на прибыль. С одним условием: все сэкономленное они должны вкладывать в развитие основных фондов. Родин уже воспользовался льготой: освободившиеся таким образом 2 млн гривен пошли на покупку немецкого оборудования для нового трикотажного цеха Барской фабрики. «Строительство еще одной фабрики улучшило бы показатели компании. Но такие инвестиции возможны, только если мы увидим, что государственный вампир отцепился от бизнеса»,  – рассуждает предприниматель.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Журнал Forbes
Экскурс в историю
Инвестиции в доходные дома могут стать хорошей альтернативой банковским депозитам и другим видам вложений
Продавец интеллекта
Для гендиректора Google Сундара Пичаи искусственный интеллект — это не модная фраза из фильмов о далеком будущем. Это то, на чем интернет-гигант уже в ближайшее время намерен заработать миллиарды
Быть за кадром: как собственнику выбрать грамотного топ-менеджера
И в чем состоит основная задача менеджмента
Все материалы раздела
Мнения
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
25239 просмотров
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов
25927 просмотров
Скромное обаяние биткоина: украинские реалии использования криптовалют
При том, что криптовалюты пока официально запрещены, Украина входит в топ-5 стран мира по количеству пользователей различными биткоин-кошельками
41198 просмотров
Новый-старый порядок аттестации от Минюста: что изменилось
Об особенностях нового порядка аттестирования состава Государственной уголовно-исполнительной службы Украины
9444 просмотра
июнь 2019
ПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 1
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
DarvinJdarvin
DarvinJdarvin — 22.06.2015, 09:17

Одежда Видиван в подметки не годится Валди. Никакие материалы, зачастую с преобладанием синтетики, неадекватные размеры, в основном обезличенные вещи... Когда брал в руки вещь от Валди, чувствовалось, что вложена душа, талант. А Видиван - обычный блеклый ширпотреб для безвкусного и стереотипного покупателя.