Смена легенды: как меняли СЕО «Киевстара»

20 лет «Киевстаром» бессменно руководил основатель компании Игорь Литовченко. Информация о его отставке до последнего хранилась в тайне, в том числе от него самого. Как легендарному гендиректору искали преемника и почему выбрали главу пивной компании Петра Чернышова?
Игорь Литовченко собирается написать свою новую, политическую, историю
Александр Козаченко для Forbes Украина

В начале июня основатель и президент «Киевстара» Игорь Литовченко традиционно прибыл со своей командой в штаб‑квартиру группы VimpelCom в Амстердаме на заседание совета директоров. После окончания официальной части к нему подошли глава группы Джо Лундер и советник Ян Эдвард Тигесен. Известие, которое они ему сообщили, было не из приятных. Акционеры приняли решение: у мобильного оператора будет новый руководитель. «Они ничем это решение не мотивировали, им было тяжело мне это говорить,  – вспоминает Литовченко.  – Я все понял сразу и спросил, когда мне уходить». На передачу дел отвели меньше месяца. «Я сказал: все отлично, ребята, никаких вопросов. Но чувствовал себя немного по‑другому. Это было сложно принять,  – рассказывает Forbes основатель «Киевстара».  – Первые два часа после разговора с акционерами я был в шоковом состоянии. Пытался проанализировать причины, последствия и решить, чем дальше буду заниматься».

Литовченко  – легенда рынка украинского телекома. Созданный им GSM‑оператор «Киевстар» превратился в крупнейшую на рынке мобильной связи страны компанию с 25,4 млн абонентов. К 2005 году, после продажи своей доли российской «Альфа‑Групп» миллиардера Михаила Фридмана, Литовченко остался на должности президента компании. Через шесть лет произошло слияние «Киевстара» и «Билайна». Литовченко возглавил украинское представительство объединенной компании VimpelCom и смог убедить собственников оставить в Украине бренд «Киевстар».

Хедхантеры, специализирующиеся на подборе управленцев высшего звена, когда упоминали Литовченко, часто добавляли слово «сам» перед его именем. Такого титула удостоился еще лишь Олег Попов, генеральный директор СКМ Рината Ахметова. Переманить «самого Литовченко» никто не решался. Его считали наиболее высокооплачиваемым топ‑менеджером отрасли. Сколько он получал  – достоверно не знал никто. Рекрутеры предполагают, что компенсации достигали $1 млн в год.

Литовченко превратил «Киевстар» в крупнейшего на рынке мобильного оператора

Встреча 48‑летнего Литовченко с Forbes происходит через два месяца после решения совета директоров VimpelCom. Ее он назначил на третьем этаже киевского ресторана Sauvage, совладельцем которого является его жена. Заметно, что топ‑менеджеру до сих пор сложно подбирать слова. «Для меня главный вопрос был не «почему?», а «кто придет?» и «что после этого произойдет с «Киевстаром»?»,  – объясняет он.  – Это сравнимо с тем, как вы отдаете ребенка в садик или школу и рассчитываете на то, что его выучат и сделают это правильно».

Имя своего преемника Литовченко услышал впервые на встрече совета директоров в Амстердаме. Руководить «Киевстаром» пригласили человека из другой отрасли  – бывшего вице‑президента региона Восточная Европа Carlsberg Group Петра Чернышова. Вечером того же дня основатель «Киевстара» собрал на ужин своих топ‑менеджеров, которые также были в столице Нидерландов. «Я сказал, что 25 июня покидаю компанию. Это было неожиданностью для всех»,  – вспоминает Литовченко.

Forbes узнал, как происходила замена самого высокооплачиваемого топ‑менеджера украинского телекома и как удалось сохранить весь процесс в тайне.

«Киевстар» в цифрах 

Смена легенды

Чернышов  – полная противоположность сдержанному Литовченко. 46‑летний топ‑менеджер очень харизматичен, охотно дает интервью, в свое время писал колонки для Forbes. Сам ведет свою страничку в Facebook, отвечает на комментарии и постит фотографии из многочисленных путешествий. На первое интервью Forbes после назначения он пришел в джинсах и синей фирменной футболке с надписью «Я працюю в Київстар».

Чернышов приехал в Украину в 2006‑м из России. Бывшего топ‑менеджера «Балтики» позвали спасать украинское представительство пивного гиганта Carlsberg, откуда сбежало больше половины топ‑ и мидл‑менеджеров. «Меня еще уговаривали ехать из «Балтики» с оборотом в $2 млрд в украинскую компанию с оборотом в $100 млн»,  – вспоминает Чернышов. К 2013 году доля Carlsberg выросла на украинском рынке с 17 до 27,9%, а рентабельность по EBITDA  – с 11 до 28%. Компания стала №2 на пивном рынке Украины. «EBITDA увеличилась в 16 раз. Чтобы мне не было скучно, в 2012‑м мне дали еще четыре страны  – Азербайджан, Беларусь, Казахстан и Грузию,  – рассказывает управленец.  – Я там поменял практически всех топов. Но в Украине ничего кардинально улучшить уже не мог. Пора было уходить».

Предварительное решение об уходе Чернышова из Carlsberg было принято в начале ноября 2013 года. У него было три месяца, чтобы передать дела преемнику. После этого он планировал отправиться в путешествие с семьей, а также поехать учиться в Лондонскую бизнес‑школу по программе для управленцев Masters in Leadership and Strategy. «Была идея, что мы полгода не будем отвечать на телефонные звонки, и жена даже успела в это поверить»,  – шутит топ‑менеджер. Фокус с телефонами не удался. В ноябре ему позвонили сразу из трех компаний по поиску управленцев высшего звена. По словам Чернышова, первая задача хедхантера  – договориться о встрече. Многие топы просто боятся говорить с рекрутерами по телефону. «Есть еще прием: тебе звонят за рекомендацией какому‑то человеку, а потом, как бы к слову, предлагают пообщаться»,  – делится он чужими секретами.

Одним из звонивших был старший партнер консалтинговой компании Ward Howell Антон Дерлятка. Когда именно его компания получила заказ от VimpelСom, узнать не удалось. Конфиденциальность  – основа основ в этом бизнесе. «80% поисков управленцев высшего звена занимают от трех до шести месяцев, но бывают и уникально короткие и, к сожалению, уникально длинные случаи»,  – объясняет Дерлятка. Этот случай явно не был стандартным. Подбором топ‑менеджера по заказу VimpelСom занимались одновременно два офиса Ward Howell  – в Москве и Киеве. Обычно над каждым проектом работает два человека: консультант, который общается с кандидатом, проводит интервью и представляет его клиенту, и «ресечер» (от англ. researcher  – «исследователь»), изучающий рынок потенциальных топ‑менеджеров и составляющий лонг‑лист.

Петр Чернышов не побоялся сменить отрасль
Владимир Герасимов для Forbes Украина

В этом случае команда Ward Howell по поиску управленца состояла из пяти человек. Кроме двух консультантов  – Дерлятки и управляющего киевским офисом Игоря Кабузенко,  – были задействованы три «ресечера». Нужного человека искали в странах СНГ и за их пределами, рассматривали не только телеком, но и некоторые другие индустрии: FMCG, ритейл и IT. «Смотрели «в ближнем круге» отраслей, где важна ориентация бизнеса на конечного потребителя и есть высокая конкуренция, воспитывающая в руководителях бойцовские качества и дух соперничества,  – объясняет Кабузенко.  – Все топ‑менеджеры рынка телекома стран СНГ были хорошо известны, и никто из них не подходил под задачи, сформулированные акционерами и гендиректором VimpelСom».

Чернышов полетел в Россию на встречу с Дерляткой 15 января. Первое общение с хедхантером состоялось в одной из сетевых кофеен в центре Москвы  – по соображениям конфиденциальности. Часто при подобном знакомстве специалисты в сфере executive search даже не раскрывают имя потенциального работодателя, ограничиваясь размытыми характеристиками типа «один из крупнейших мобильных операторов». Но не в этом случае. «Еще до первого контакта с кандидатом мы собираем свежие отзывы о нем  – от руководителей (собственников), коллег и подчиненных. Контакт с таким кандидатом, как Чернышов, почти никогда не является «холодным», и можно достаточно подробно обсуждать потенциального работодателя»,  – объясняет Дерлятка. Предложение столь радикально сменить отрасль было необычным для кандидата, но не для нанимателя.

Еще в 2003 году российским «Вымпелкомом» (ТМ «Билайн») пришел руководить Александр Изосимов, оставивший должность регионального президента по 20 рынкам кондитерской корпорации Mars. Через 10 лет  – в сентябре 2013‑го  – «Вымпелком» возглавил бывший исполнительный вице‑президент по стратегии и развитию бизнеса нефтяной компании «ТНК‑BP» Михаил Слободин.

Официально об уходе Чернышова Carlsberg объявил только в начале февраля 2014 года. «Мне очень жаль, что он покидает нас из‑за своего решения продолжить карьеру за пределами группы»,  – прокомментировал событие председатель правления Carlsberg Grouр Йорген Буль Расмуссен. C января по март Чернышов трижды встречался с топ‑менеджерами VimpelСom в Москве и Киеве, обсуждал свой опыт в пивной отрасли и отвечал на вопросы, что бы он сделал в той или иной ситуации. «Мне сразу сказали, что country manager имеет большую свободу в принятии решений,  – рассказывает Чернышов.  – Корпоративный центр в Амстердаме относительно невелик и не может нести всю операционную нагрузку. Еще мне очень хотелось остаться в Киеве». По его словам, все это время разговоры велись о руководителе по СНГ с офисом в Москве, а позиция президента «Киевстара» прозвучала в беседе только на последней встрече с главой VimpelCom Лундером. В марте Чернышов также пообщался с основателем «Альфа‑Групп» Фридманом. «У нас была интересная дискуссия о сохранении прибыльности в условиях больших инвестиций. Вендоры постоянно удивляют новым оборудованием, и его приходится часто менять. Кто решит эту проблему, тот и станет гением телекома»,  – вспоминает топ‑менеджер.

В начале апреля Дерлятка снова позвонил Чернышову  – сообщить, что тот стал финалистом поиска и может обсуждать с HR‑директором детали контракта. Отбор длился почти пять месяцев. «Потом один из известных украинских топ-менеджеров говорил мне, что шел параллельно со мной»,  – замечает Чернышов.

Все это время, пока шли переговоры с VimpelCom, за Чернышова боролась другая компания. Он не называет ее, ограничиваясь пространными формулировками вроде «№1 в одной из отраслей рынка FMCG в Украине». «Я до последнего дня решал, что выбрать. Вторая задача  – перестроить компанию семейного типа в современного игрока потребительского сектора и выйти на рынки СНГ и Европы  – была тоже мне интересна»,  – делится Чернышов.

Как удалось узнать Forbes, таинственным №1 оказалась одна из крупнейших алкогольных компаний в стране  – «Баядера». После смерти в октябре 2012 года главы фирмы Ольги Нечитайло‑Риджок управление бизнесом взяла на себя ее сестра, совладелица «Баядеры» Наталья Бондарева. Прошлым летом она рассказывала Forbes, что в ближайшие три‑четыре года компания наверстает упущенное на российском рынке, а также громко заявит о себе в Беларуси, Казахстане и Польше. Тогда же стало известно, что для этих задач она вместе со своим племянником Святославом Нечитайло подыскивает хорошего СЕО. Чернышов был в шорт‑листе вместе с Сергеем Величко, руководителем Global Spirits (ТМ «Хортица») Евгения Черняка  – прямого конкурента «Баядеры». «Нечитайло был очень расстроен отказом Чернышова,  – рассказывает на условиях анонимности один из топ‑менеджеров компании.  – Притом что тому предлагали в несколько раз больше денег, чем он мог получить в телекоме». Почему Чернышов выбрал мобильную связь? «Мой первый босс и наставник когда‑то учил меня, что нельзя считать себя хорошим менеджером, пока не поработаешь в FMCG, сервисной компании и секторе В2В,  – объясняет топ‑менеджер.  – Поэтому я решил, что настало время сменить сферу».

В VimpelCom Чернышов пришел 15 мая на должность советника руководителя и отправился на «курсы молодого бойца» в компании холдинга. К этому моменту он не знал, будет управлять рынком СНГ или возглавит украинское подразделение. Принять окончательное решение акционеры обещали после завершения обучения. Неделю Чернышов был в Бангладеш  – разбирался в особенностях продажи связи очень бедным потребителям. Еще полтора месяца провел в Италии, где расположена компания Wind – вторая по размеру выручки в группе VimpelCom, считающаяся лучшей с точки зрения операционной части бизнеса. «Я спросил СЕО Wind, до какой степени руководитель компании должен разбираться в технологиях,  – вспоминает Чернышов.  – Он сказал: «Очень глубоко не надо, но ты должен понимать, когда твои технари несут чушь». Пока я такого уровня не достиг, но планирую».

Ситуация, когда кандидата рассматривают сразу на две позиции в одной компании, по мнению Дерлятки, нетрадиционна, как и подобное обучение будущего топа. Обычно так поступают компании, в которых хорошо выстроен процесс адаптации, развития и карьерного планирования сотрудников.

Понимал ли Литовченко в мае, после появления в VimpelCom Чернышова, что его заменят? «У меня даже мысли подобной не возникало. Как мне объясняли, Петра готовили на СНГ, и я его даже не видел в головном офисе»,  – ответил он на прямой вопрос Forbes. Ward Howell обеспечила абсолютную конфиденциальность. «О том, что я возглавлю «Киевстар», мне сообщили только в начале июня»,  – добавляет Чернышов.

Утром пятницы 13 июня на джазовом фестивале

Alfa Jazz Fest во Львове Литовченко встретился с Фридманом. «Он предлагал мне остаться. Я мог выбрать разные варианты и проекты, например, возглавить VimpelCom СНГ или занять хорошую должность в структуре российской «Альфы»,  – делится основатель «Киевстара».  – Я поблагодарил его за предложения и за то, что он ценит меня как менеджера, но в тот момент мне хотелось только одного  – отдохнуть. За 20 лет я мог позволить себе отдых максимум по 10 дней дважды в году».

В этот же день появился пресс‑релиз о назначении с 25 июня на должность президента «Киевстара» Чернышова и уходе Литовченко. «Игорь  – очень одаренный предприниматель, который за два десятилетия сделал очень многое для «Киевстара». Но индустрия меняется, и мы становимся оператором услуг передачи данных, а не только голосовых сервисов,  –
объясняет Forbes ситуацию операционный директор группы VіmpelCom Рене Шустер.  – Сейчас нам нужны другие навыки. Петр  – новатор, который знает, что нужно потребителю».

Через пару часов на страничке Чернышова в Facebook появилась его фотография вместе с Литовченко в одном из львовских ресторанов. «Сегодня познакомился с иконой украинского телекома. Странно, что не были знакомы раньше. Говорили долго про компанию, про первые шаги. Выпили шампанского (для больших событий это ОК, а вообще, конечно, пиво лучше) и договорились, что всегда на связи  – конечно, на киевстаровской!»  – гласила подпись.

По словам же Литовченко, Чернышов произвел на него впечатление очень амбициозного и жесткого человека. «Я объяснил Петру, что даже если ты как менеджер ничего не понимаешь, но должен принимать решение, самое главное  – выслушать профессиональное мнение, принять решение и взять ответственность на себя,  – вспоминает встречу основатель «Киевстара».  – Они должны тебе поверить».

«Стандартный гонорар executive search компаний составляет 33% от общей годовой компенсации успешного кандидата за первый год работы, которая включает фиксированную зарплату до уплаты налогов и ожидаемые бонусы»

Второй раз Литовченко встретил своего преемника уже 25 июня в Киеве и передал дела: положил ему на стол «список добрых поступков» до конца года  – встречи с акционерами, заседания совета директоров, передал брошюрку VimpelCom с телефонами руководителей всех компаний группы. И оставил автограф на своей книге «Зажигая звезду», в которой изложил историю создания «Киевстара».

«Игорь начинает свой день в 6:30, а я пришел в девять»,  – вспоминает тот день Чернышов. Он предложил назвать одну из переговорных комнат в честь Литовченко и повесить его большой потрет в холле офиса. Но экс‑глава «Киевстара» категорически отказался. «Знаете, я 25 июня попрощался с сотрудниками, ушел из компании и через две недели «отпустил» эту ситуацию»,  – делится Литовченко.

На следующее утро Чернышов летел на встречу выпускников бизнес‑школы и случайно встретил своего предшественника в самолете. «Я ему рассказывал про пиво, ну а он, понятно, про мобильную связь. Я поставил перед собой цель  – когда‑нибудь рассказать Игорю про связь так, чтобы для него это было ново и интересно»,  – гласило сообщение Чернышова под новым фото вместе с Литовченко в Facebook.

Сколько заработала на поиске нового управленца Ward Howell? «Стандартный гонорар компаний в сфере executive search составляет 33% от общей годовой компенсации успешного кандидата за первый год работы, которая включает фиксированную зарплату до уплаты налогов и ожидаемые бонусы»,  – говорит Кабузенко. Первую треть компания получает после подписания контракта на поиск, вторую  – после составления шорт‑листа, а остальные деньги  – после выхода кандидата на работу. Один из конкурентов Ward Howell уверяет, что гонорар при таком международном поиске может достигать и половины годового дохода кандидата. А компенсация такого топ‑менеджера, как Чернышов,  – предположительно от $300 000 до $500 000 в год. Получается, Ward Howell могла получить от VimpelCom от $100 000 до $250 000.

Теперь хедхантеры звонят «самому Литовченко». Но до конца 2014 года он, согласно контракту с VimpelCom, не может работать в телеком‑отрасли или заниматься консультациями. Сейчас он видит себя в политике, в команде Петра Порошенко. «Я хочу что‑то изменить в стране и принести пользу. У меня много опыта работы в области телекома, экономики, госструктур,  – объясняет свой выбор Литовченко.  – Я успел сделать все, что хотел. Моя история в бизнесе все равно останется, теперь я хочу написать новую».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Журнал Forbes
Семимильными шагами: куда стремятся инновации в платежных технологиях
Будущее наступает быстрее, чем предсказывали фантасты
Адаптация к реальности: почему инновации в бизнесе должны быть комплексными
Умение строить и перестраивать модели ведения бизнеса под изменяющиеся внешние условия становится важнейшим фактором достижения успеха
Менеджеру на заметку: используйте простые инструменты коммуникации
Какие выгоды получит руководитель от регулярных личных встреч с подчиненными
Все материалы раздела
Мнения
Гениальный бизнес от слова «ген»: эксклюзивность vs массовость
Чем отличаются продукты, созданные на гене, от продуктов, созданных на меме
3128 просмотров
Существует ли рецепт управленческого счастья
Откровенно – о ключевых аспектах командной работы, направленной на результат
906 просмотров
Власть и социальная ответственность: за что в ответе НБУ?
И где пролегает грань между рейдерством и очисткой системы
5872 просмотра
Европейский центр Украины: путь домой
Зачем украинцам помнить о своем европейском прошлом
2572 просмотра
июнь 2016
ПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий