Подземное царство: как изобразить шахтера и заработать на этом

Художник Роман Минин нашел свою главную тему, обратившись к знакомому с детства шахтерскому быту. И сделал ее интересной и для Украины, и для зарубежья
Подземное царство: как изобразить шахтера и заработать на этом
Роман Минин
Фото Александр Козаченко для Forbes Украина

Художник Роман Минин 35‑й день рождения встретил, одевшись в костюм существа, напоминающего Чужого из знаменитой кинематографической саги и одновременно шахтера. Эту экзоскульптуру, оживающую, когда внутри нее находится человек, Минин создал для проекта «Свой Чужой». Швейцарская галерея Artvera’s представляет проект в параллельной программе биеннале современного искусства Manifesta 11, проходящей до середины сентября в Цюрихе.

За последние пять лет Минин выставлялся за рубежом около двух десятков раз, в том числе в Уяздовском замке в Варшаве, в венском музее Kunstlerhaus и краковском MOCAK, лондонской Saatchi Gallery, галереях Италии, Швейцарии, Норвегии, США. Восемь раз его работы попадали на торги Phillips и Sotheby’s, каждый раз находя покупателя. Самой удачной стала продажа панно «Генератор донецкого метро» в июне прошлого года на торгах Sotheby’s в Лондоне за $11 400 (7500 фунтов).

Тем не менее, участие в Manifesta 11 для художника – выход на новый уровень. Во‑первых, эта биеннале – одна из ключевых в мире. Здесь собираются профессионалы арт‑рынка, которым интересно некоммерческое, интеллектуальное и социальное искусство. А во‑вторых, она положила начало регулярному сотрудничеству украинского художника и швейцарской галереи, которой Минин приглянулся после прошлогодней групповой выставки в Женеве российских и украинских художников Just Art. Теперь в планах – персональная выставка Минина в Artvera’s и участие в других европейских фестивалях.

«Внутри костюма было очень жарко, я даже специально купил напульсники и повязку на лоб, как у спортсменов, – вспоминает Минин. – Было забавно. Но время от времени я останавливался и думал: как же я сюда попал?» Несколько часов с короткими перерывами художник ходил и даже танцевал в этом костюме.

В 12 лет Минину попал в руки альбом русского классика‑мариниста Ивана Айвазовского. Картины ему так понравились, что он решил их копировать, но идею оказалось не так просто реализовать. Роман Минин родился в Димитрове (в этом году переименован в Мирноград) – шахтерском городе с населением, составлявшим тогда около 60 000 человек. В городе не было художественной школы, только небольшая изостудия, масляные краски достать было практически невозможно, и стоили они очень дорого. «Родители мне сделали щедрый подарок: купили тюбики всех основных цветов», – вспоминает Минин. Преподаватель в студии, после первых двух недель занятий поняв, что у мальчика талант, научил его делать из коровьей и свиной щетины кисти, еще более дефицитные, чем краски. Эти сложности воспитали настойчивость, а заодно привили любовь к материалам, сохранившуюся у Минина до сих пор.

В 1998 году Роман приехал в Харьков и поступил сначала в художественное училище, а в 2002‑м – в Харьковскую государственную академию дизайна и искусств. Первое время он искал себя именно в живописи: пробовал разные направления и техники. «Просто чтобы открыть для себя мир, – объясняет художник. – Такой был способ найти путь к самому себе».

В 2002-м Минин привез в Киев на Андреевский спуск четыре копии Ван Гога – и все продал. Но после этого понял, что живопись не для него. «Писать картины маслом – это роскошь, требующая немалых средств и времени. Ты идешь на этюды и пишешь их 10 штук, чтобы получился один. Это как медитация, которую никак нельзя назвать работой, – рассуждает художник. – Или как езда на велосипеде: научившись один раз, уже не разучишься. Но если у тебя в гараже стоит велосипед, а тебе нужно в Америку, ты все же возьмешь билет на самолет».

Следующим после живописи шагом на пути к себе стал стрит‑арт. Первые муралы Минин создал по мотивам иллюстраций из детских книг во время факультативного занятия в художественной академии. Работать на улице ему понравилось: «Во дворе рисуешь – из одного окна слышно, как ребенок играет на пианино, из другого – как кто‑то ругается. Прохожие ругают или хвалят. Городские сумасшедшие всегда тебя сопровождают. Вообще не скучно». Этому занятию Минин уделил несколько лет: расписывал стены в Харькове, участвовал в зарубежных фестивалях стрит-арта; один – в Харькове – даже организовал сам.

Созданное на этом этапе произведение у художника выкупил знаменитый Бэнкси, английский андерграундный художник стрит-арта. За право продавать в своих букшопах изображение с мультипликационным героем Гомером Симпсоном, глядящим из зеркала на автора «Илиады», британец заплатил украинцу 2000 фунтов. «Не жалко ли сейчас, что отдал? Нет. Деньги тогда пригодились. И мне больше нравится придумывать что‑то новое», – говорит Минин. Историк искусства и куратор Александр Соловьев называет увлечение художника уличным искусством «пубертатным периодом» становления. Минин до сих пор время от времени возвращается к стрит-арту. Но по-настоящему нашел себя художник в другом.

На последних курсах учебы в академии Минин увлекся безумным проектом – возродить в Харькове дирижабли, ведь в 30-х годах ХХ века они летали по маршруту Москва – Харьков – Ялта. Когда он пришел с этой идеей к преподавателю исторической живописи, тот вспылил: «Ты же из Донецкой области! Почему не рисуешь шахтеров?» И Минин нарисовал своих первых шахтеров. «Принес – и впервые всем понравилась моя работа», – вспоминает художник.

Подземное царство
«Генератор донецкого метро». Эта работа была продана в 2015 году на торгах Sotheby’s в Лондоне за $11 400 (7500 фунтов).

И продолжает нравиться. Шахтеры Минина есть практически во всех крупных частных собраниях Украины, его работы висят в кабинетах мецената и бизнесмена Игоря Воронова, главы АП Бориса Ложкина, банкира Андрея Пышного. «Чем нравится? Неординарностью – в такой манере больше никто не работает», – объясняет свою симпатию коллекционер Зенко Афтаназив, в собрании которого более 10 «шахтерских» произведений художника.

В основе уникальной манеры Минина – витражная техника, которой художник увлекся почти тогда же, когда нащупал шахтерскую тему. «Я делал дипломную работу и понял, что люблю выразительную линейную графику. А это и есть витражные техника и пластика», – вспоминает он. Минин до сих пор развивает этот старинный жанр, стремясь продлить его жизнь с помощью внедрения новых технологий. Некоторые его витражи – это самоклеющиеся на стекла пленки. Присущую этому жанру монументальность Минин сочетает с многоуровневой объемной мозаичностью, мифологичностью и иконописной манерой, в которой создавались традиционные жития святых, и вместе с тем – с юмором, иногда черным, отмечает особенности языка художника Соловьев.

«Самая большая коллекция Минина – у меня», – уверяет арт-дилер Игорь Абрамович. С ним художник познакомился в конце 2010 года, и случайное знакомство быстро превратилось в бизнес-партнерство и дружбу. «Сошлись, как пара», – шутит Абрамович. Он, как и Минин, родом из Донецкого региона, поэтому шахтерская тема знакома с детства. «Другим надо рассказывать – мне нет, я там вырос. У нас в школе были экскурсии в шахты, прабабушки мои в шахтах работали во время войны, – говорит Абрамович. – И мне нравится Минин тем, что он шахтеров изображает живыми людьми, которые пьют, курят, ругаются. Он не показывает одну только героическую красоту».

С 2012 года работы Минина стали появляться на отечественных аукционных торгах. В апреле дом «Золотое Сечение» выставлял три фотографии из серии «Сны о войне» с оценкой в $800–200. С подачи Абрамовича Минин стал продаваться на зарубежных аукционах. Дебют состоялся в апреле 2014-го на лондонских торгах Under the Influence дома Phillips: круглая работа «Награда за молчание» ушла с молотка за $5150 (3125 фунтов стерлингов). Запоминающийся стиль Минина пришелся по душе и западным коллекционерам. К примеру, в июне в Лондоне на арт-ярмарке Art16, куда произведения Минина возила украинская Zenko Gallery, из восьми представленных работ были проданы четыре: одна уехала в Кувейт, одна – в Китай, одна – в Турцию, еще одна осталась в Британии.

Подземное царство
Работа «Награда за молчание», на лондонских торгах Under the Influence дома Phillips, ушла с молотка за $5150 (3125 фунтов стерлингов) в 2014 году

По словам Абрамовича, Минин – один из немногих украинских молодых авторов, о котором его регулярно спрашивают зарубежные покупатели. «Работы Минина очень интересны как украинцам, так и мировому сообществу, так как они затрагивают тему шахтеров, которая так актуальна для многих уголков», – объясняет причину заинтересованности Тамила Керимова, директор торгов New Now аукционного дома Phillips. На апрельские торги в этом году она взяла еще одну работу Минина из удачно продавшейся в 2014-м серии «Награда за молчание». В этот раз произведение ушло с молотка чуть дешевле, чем в прошлый – за $3900 (2750 фунтов).

Стремительное повышение цен на работы – не цель для Минина и Абрамовича. Заработанное дилер и художник делят примерно поровну, но чаще вкладывают в новые проекты. «Например, швейцарская Artvera’s не оплачивала продакшен костюма Чужого, мы вложили свои 2500 евро», – говорит Абрамович. Расходы тоже делятся примерно поровну.

Сейчас их главная задача – нарастить присутствие художника на рынке, и украинском, и зарубежном. На это работает появление Минина не только на аукционах, но и на больших выставках вроде Manifesta 11 в Цюрихе с некоммерческими проектами, такими как «Свой Чужой». Художник готовится к участию в Венецианской биеннале, которая стартует в мае следующего года, идут переговоры с британским музеем Tate Modern. Подогревает интерес к художнику и его активное участие в отечественных и зарубежных конкурсах: в 2013-м Минин номинировался на премию для молодых художников PinchukArtCentre, в прошлом году вошел в шорт‑лист конкурса молодых украинских и британских художников UK/raine: Emerging Artists From the UK and Ukraine, который проводили лондонская Saatchi Gallery и украинский фонд Firtash__Foundation. В сентябре этого года украинский художник участвует в международном конкурсе ArtPrize в США.

В коммерческом продвижении Минин и Абрамович используют несколько не характерных для украинского арт-рынка ходов. Во-первых, художник работает сериями. Если работа небольшая, выпускает ее тиражом в пять–семь штук. Если произведение масштабное, как созданное в этом году панно два на три метра «Ковер обещаний», и слишком дорогое – делает варианты размером поменьше. Первое, без ценника, участвует в имиджевых проектах. В случае с «Ковром обещаний» – в путешествующей по Украине выставке «Килим. Современные украинские художники», организованной отечественной арт-институцией Zenko Foundation. Вторые – выставляются на ярмарках. К примеру, один «Ковер» размером 150 на 200 см был продан на Art16 в Лондоне в мае за $8500 (6000 фунтов), второй 100 на 140 см – в июне на Kyiv Art Week за $4000.

Не нивелирует ли серийность художественную и материальную ценность? Абрамович уверен: наоборот – повышает. На создание одной работы уходит от месяца, если она небольшая, и до полугода, если масштабная. И на каждую есть пять–семь желающих ее купить. Серийность коллекционеров не смущает: все работы, хоть и по лекалам, Минин делает вручную. «Недавно один американский галерист спрашивал, сколько у нас «Ковров». Когда узнал, что всего пять, удивился: «Почему не 100? На продаже пяти много не заработаешь!», – говорит Абрамович. Пока поступать как Энди Уорхол, штамповавший некоторые шелкографии сотнями, Минин и Абрамович не решаются. Но о повышении тиражей до 10–15 экземпляров уже подумывают.

Второй прием, распространенный за рубежом, но не слишком часто применяющийся в Украине, – использовать созданные художником образы в сувенирной продукции. Минин научился ему в то время, когда занимался стрит-артом. В 2012 году его пригласили в итальянский город Фолиньо на фестиваль Attack, куда съезжаются звезды уличного искусства со всего мира. Каждому участнику организаторы выделили место в букшопе. «У меня было 10 футболок и несколько картинок – и какое-то такое чувство неловкости, вроде продавать сувениры – это и не искусство уже, – вспоминает Минин. – А потом я увидел, как итальянский стрит-артист Ozmo, один из моих кумиров, привез два чемодана сувениров: футболки, худи, каталоги. И у меня пропал этот комплекс». Теперь шахтеры Минина печатаются на футболках и существуют в виде пазлов. «Мерчандайзинг – это общение с публикой. Искусство не должно быть недосягаемым, публике нужно делать подарки», – говорит Минин. На продаже футболок и пазлов он пока не зарабатывает. Зато подарки художник делать любит.

Подземное царство
«Свой Чужой»

Шахтерскую тему Минин разрабатывает уже около 10 лет и для себя до конца ее еще не раскрыл: «Как бы глубоко не копнул – а там есть еще». Оставаясь верным себе, он постоянно усложняет работы: к черно-белой графике добавляет цвет, внедряет светящиеся лампы, зеркала и механические элементы, создавая кинетические вращающиеся панно, отмечает Соловьев. Художник пробует себя и в фотографии, развивает проект, рассказывающий о профессии шахтера в мире, причем не только в изображениях, но и в книге, разрабатывает модель воздушного шара.

«Я люблю делать шоу», – говорит о своем подходе к собственным выставкам Минин. Это у него осталось со студенческих времен: параллельно с занятиями искусством он 10 лет играл в рок-группе и даже всерьез думал посвятить себя музыке. Бросил, так как понял, что уникального голоса для того, чтобы пробиться в первые ряды отечественного шоу-бизнеса без искусственной раскрутки, у него нет. «А вот как у художника, – уверен он, – у меня голос есть».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Журнал Forbes
Экскурс в историю
Инвестиции в доходные дома могут стать хорошей альтернативой банковским депозитам и другим видам вложений
Продавец интеллекта
Для гендиректора Google Сундара Пичаи искусственный интеллект — это не модная фраза из фильмов о далеком будущем. Это то, на чем интернет-гигант уже в ближайшее время намерен заработать миллиарды
Быть за кадром: как собственнику выбрать грамотного топ-менеджера
И в чем состоит основная задача менеджмента
Все материалы раздела
Мнения
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
24853 просмотра
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов
25680 просмотров
Скромное обаяние биткоина: украинские реалии использования криптовалют
При том, что криптовалюты пока официально запрещены, Украина входит в топ-5 стран мира по количеству пользователей различными биткоин-кошельками
40927 просмотров
Новый-старый порядок аттестации от Минюста: что изменилось
Об особенностях нового порядка аттестирования состава Государственной уголовно-исполнительной службы Украины
9304 просмотра
май 2019
ПнВтСрЧтПтСбВсПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий