Виталий Хомутынник: Клименко передо мной задач не ставит

Глава парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики – о том, что правительство готовит для аграриев, всеобщем декларировании и сложностях снижения ставки НДС
Виталий Хомутынник: Клименко передо мной задач не ставит
Фото Анна Наконечная/Forbes

В свои 37 лет регионал Виталий Хомутынник входит в число депутатов, которые могут и решают в Раде важные вопросы. Когда-то – самый молодой нардеп парламента, теперь возглавляет один из ключевых комитетов – по вопросам налоговой и таможенной политики. Под руководством регионала трудятся несколько участников рейтинга 100 богатейших Forbes: депутаты Игорь Еремеев, Тариэл Васадзе, Александр Герега. Через комитет Хомутынника проходит большинство идей чиновников из Министерства доходов и сборов (МДС) и Минфина.   

На этой неделе на повестке дня комитета – сразу два важных вопроса: трехкратное повышение ставок акциза на пиво (планируют рассмотреть 22 мая) и законопроект о трансфертном ценообразовании (так называемый «офшорный»).

Последний документ, который разработали в МДС, бизнес не поддерживает. Свои поправки предприниматели планировали внести на этапе доработки законопроекта в комитете, но в ведомстве Александра Клименко настояли на своем, и документ остался в исходной версии. Почему так случилось, и какие еще инициативы чиновников могут быть приняты с подачи профильного комитета, Хомутынник рассказал в интервью Forbes.

Льготный тариф

– Сегодня в правительстве обсуждают несколько важных для бизнеса изменений. Одно из них снижение ставки НДС для аграриев до 7%. Депутаты поддержат инициативу налоговиков?

Аграриев пока никто не трогает. Единственное, что сейчас реально обсуждается в Министерстве финансов, это продление моратория на нулевую ставку НДС на экспорт зерна

– Аграриев пока никто не трогает. Единственное, что сейчас реально обсуждается в Министерстве финансов, это продление моратория на нулевую ставку НДС на экспорт зерна. В Минфине предлагают как минимум на два года продлить эту норму. А это 10-12 млрд гривен в год. 

– Другие налоговые льготы тоже будут пересматривать?

– Этим вопросом занимаются в МДС и Минфине. Эксперты смотрят, насколько существующие льготы обоснованы. Например, по льготам на медикаменты есть аналитика, которая показывает, что полно товарных позиций, где больше зарабатывают посредники. Если вернуть им 20% НДС, они бы меньше зарабатывали. А вот легкая промышленность и отельный бизнес – сферы, которые, я считаю, нуждаются в преференциях.

– Эти льготы вы внесли в Налоговый кодекс, создание которого курировали три года назад. По-вашему, он работает эффективно?

– Обо всем можно сказать: это работает неэффективно. В 2010 году мы сделали серьезный шаг по снижению налогов. С 2014 года мы выходим на ставку налога на прибыль в 16%. А НДС в следующем году составит 17%, если не будет перенесен срок снижения этой ставки.

– Отсрочить снижение ставки НДС – одно из требований МВФ. Какова вероятность того, что это произойдет?

– Этот вопрос обсуждается в правительстве. Снижение ставки НДС обойдется бюджету в 20 млрд гривен – это 5% всего бюджета Украины. То есть эти деньги где-то нужно будет взять. Решение по отсрочке еще не принято, но оно стоит на повестке дня.

Разные приоритеты

– В числе главных задач налоговиков – введение всеобщего декларирования. Соответствующий законопроект, по словам Клименко, будет готов через три месяца. Вы намерены его поддержать?

– Давайте сразу уточним: Клименко передо мной задач не ставит. Приоритеты Налоговой – это приоритеты Налоговой. Приоритеты комитета – это приоритеты комитета. Если говорить о всеобщем декларировании, мы сейчас не на том этапе, когда стоит рассматривать вопрос внедрения всеобщего декларирования.

Мы сейчас не на том этапе, когда стоит рассматривать вопрос внедрения всеобщего декларирования

– Какие изменения приоритетны для вашего комитета?

– Корректировка налогового кодекса и таможенная реформа. Но в вопросе определения таможенной стоимости мы работаем самостоятельно. С министерством мы тут не единомышленники. У МДС более фискальный подход.

– Бизнес жалуется, что Таможенный кодекс не работает. Многие группы товаров оформляются по усредненным ценам, которые устанавливают таможенники. Вам об этом известно?

Фото Анна Наконечная/Forbes

– На импорт товаров есть так называемый индикатив цен. И вот этими индикативами министерство действительно несколько злоупотребляет. Например, поднимает планку индикативов, которые могут отличаться в два-три раза от контрактной стоимости. Сейчас мы пытаемся это исправить.

– Как?

– В Таможенном кодексе есть процедура, по которой в течение 90 дней предприниматель должен перечислить в министерство на депозит деньги, и за это время доказать, что его цена правильная. Если докажет, тогда деньги ему возвращают. Мы хотим улучшить механизм пост-аудита, чтобы стоимость товара доказывал не предприниматель, а министерство. В понедельник я зарегистрировал такой законопроект в парламенте.

Законный вопрос

– В четверг, 23 мая, парламент планирует рассмотреть так называемый «офшорный» законопроект. Замечания бизнеса, о которых вы знали, в документе не учли. Почему?

– Мы не могли переписать документ на этом этапе – есть процедура. Один из вариантов – вообще отозвать законопроект и внести заново новую версию. Но это долгая и вязкая процедура. Было принято решение внести правки ко второму чтению.

– Что изменится в документе?

– Во-первых, мы хотим прописать в законопроекте четкий перечень источников определения цен сделок, чтобы предприниматели знали, что Кабмин не создаст потом какой-то свой отдельный «вестник цен». Есть цивилизованные площадки, откуда можно брать информацию. Например, Чикагская торговая биржа, где можно смотреть, сколько стоит кукуруза, пшеница. В таком случае указать цены по своему желанию будет невозможно. 

Но мы считаем, что контролировать нужно только экспорт. И я думаю, нужно вообще выбрать несколько отраслей – металлурги, химики, зернопроизводители и, возможно, ферросплавщики

– А во-вторых?

– Пока законопроект распространяется и на внутренние сделки. Но мы считаем, что контролировать нужно только экспорт. И я думаю, нужно вообще выбрать несколько отраслей – металлурги, химики, зернопроизводители и, возможно, ферросплавщики. Они занимают львиную долю экспорта. Зачем контролировать еще и сделки, например, в машиностроении или пищепроме?

– В чем, по-вашему, сложность?

– К примеру, Новокраматорский машиностроительный завод производит и поставляет технику за границу. Вот как можно установить, что индикативная цена на их технику не один миллион, а два миллиона гривен? В их продукции большая составляющая – это интеллектуальный труд и разработки.

– Глава совета Федерации работодателей Дмитрий Фирташ предложил проверять только сделки с офшорными зонами. Инициативу поддержали и другие бизнес-ассоциации. Это предложение в законопроекте также не учли?

– Подождите, есть европейские страны, например, Англия, Швейцария, Голландия, которые не считаются офшорными зонами. Но в этих странах действует льготное налогообложение, и провести сделку через трейдера в Швейцарии не составляет вообще никакого труда. Потому, какие страны будут контролировать налоговики, это сейчас не первоочередной вопрос.

– Законопроект не нравится не только оппозиции и бизнесу. Им недовольна часть внефракционных депутатов и даже депутаты большинства. Например – члены группы «За украинских промышленников, предпринимателей и работодателей», куда входят владелец корпорации «УкрАвто» Тариэл Васадзе, почетный президент концерна «Мотор Сич» Вячеслав Богуслаев, харьковский бизнесмен Анатолий Гиршфельд.

– С каждым из них я общаюсь и работаю. Но у нас сегодня около 40 депутатских объединений. У меня нет ни времени, ни желания встречаться со всеми... Мало ли кто еще решит объединиться в какую-то депутатскую группу – «За Слобожанщину», например. Что теперь?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Государство
Тимур Хромаев: «Из всех европейских стран только Украина не имеет полноценного регулятора ценных бумаг»
Глава НКЦБФР – о специфике фондового рынка Украины, борьбе с сомнительными эмитентами и роли высоких технологий в обеспечении доверия к работе регулятора
Зигмунт Бердыховский: «В наше время очень трудно отличить глупость от государственной измены»
Блиц-интервью с председателем программного совета Экономического форума и экс-депутатом польского Сейма
Деньги из трубы: кто получит плату с газораспределительных сетей
Очередной виток борьбы за финансовые потоки обострил противоречия между НКРЭКУ и «Нафтогазом»
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 3
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Ренат Резепов
Ренат Резепов — 05.07.2013, 12:01

Рекомендую Виталию Хомутынник срочно присоеденится к структуре ВЕТЭК. Судя по поступкам он думает также "инновационно" и "неординарно" как и Сергей Курченко. Представляю какую синергию может вызвать этот дует. К ним выстпроятся мировые фонды с предложениями по предоставить "дармовые" кредиты и их ракета минуя Луну направится к Марсу. А нам на грешной Земле будет очень "тоскливо" без Вас. В добрый путь!

Fudor Burlazkiy
Fudor Burlazkiy — 23.05.2013, 21:06

Если бы в кабинете Хомутынника, Клименко. Азарова висела кривая Лаффера, и место страны на ней, то жили мы по-другому

Дмитрий Бондаренко
Дмитрий Бондаренко — 23.05.2013, 10:27

Приятно читать профессиональную оценку ситуации

Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов