Продуктовые санкции России имеют эффект бумеранга

Европа успела наработать больше компенсаторных механизмов, чем РФ

Европейский банк реконструкции и развития 9 сентября опубликовал отчет о последствиях «продуктовых санкций», введенных Российской Федерацией «в ответ» на ограничительные меры западных стран. Его авторы считают, что наиболее остро ответные меры России отразятся на показателях торгового баланса Литвы, Эстонии, Латвии, Норвегии, Польши и Венгрии. Экспорт этих стран наиболее тесно связан с российским рынком. Например, для Литвы это 2,7% ВВП, для Эстонии – 0,36%, для Латвии – 0,34%, для Норвегии и Польши – 0,2% ВВП.

Продуктовые санкции России имеют эффект бумеранга
Фото Shutterstock

Эксперты ЕБРР также отмечают, что применение запретных санкций в длительном временном промежутке может подтолкнуть вверх мировые цены на некоторые продукты  питания. Причем это коснется не только вышеуказанных стран, но и самой России.

Среди стран, на которые российские санкции не будут иметь ощутимого воздействия, названы Словакия, Хорватия, США, Словения и Румыния.

Кто останется голодным

За последние несколько лет Украина успела хорошо прочувствовать, что такое экономические санкции. Достаточно вспомнить мясные, сырные, молочные и другие «продуктовые войны», которые РФ объявляла Украине. Теперь, похоже, и самой России придется испытать на себе их действие.

Санкции против Российской Федерации после аннексии Крыма ввели Соединенные Штаты Америки, Европейский Союз, Канада, Норвегия, Швейцария, Австралия, Япония и ряд других государств.

9,9 %
в 2013 году составила доля экспорта в РФ продуктов питания, напитков и табачных изделий из ЕС

Меры предусматривают замораживание активов и введение визовых ограничений для лиц, включенных в специальные списки. Также запрещается компаниям стран, наложивших санкции, поддерживать деловые отношения с лицами и организациями страны-агрессора.

Санкции против РФ, принятые в три этапа, поначалу продемонстрировали единство взглядов и слаженность в вопросах внешней политики ЕС, США и других стран, невзирая на возможные экономические потери. Затем, правда, стали возникать некоторые разногласия, когда ряд стран настаивали на «дополнительном согласовании» ограничительных мер. Однако если до конца года конфликт не удастся решить дипломатическим путем, можно будет говорить о начале серьезной международной изоляции России.

Взаимные потери

Международная торговля – это система отношений, связывающая, как минимум, две стороны, одна из которых имеет преимущества определенных факторов производства, а другая, наоборот, испытывает их дефицит.

Если происходит резкое разрушение этой системы, то все участники несут определенные потери. В этом случае каждая из сторон будет предпринимать меры по минимизации издержек и рисков в дальнейшем.

Правительства США, ЕС и других государств, очевидно, просчитали возможные экономические последствия и ответные действия России, и сегодня их усилия направлены, как минимум, на покрытие затрат национальных производителей. Задачей максимум является переориентация потоков экспорта на новые рынки сбыта.

Самым простым способом для продавца является снижение цены, однако эти шаги, по возможности, должны быть поддержаны правительством. В ЕС используется несколько механизмов: компенсация потерь из бюджета, определенные фискальные преференции, госзаказ и т.п.

К тому же российская сторона давно проводила политику импортозамещения – на протяжении последних лет удельный вес европейского экспорта в РФ постоянно снижался.

Так, если в 2011 году доля экспорта в РФ продуктов питания, напитков и табачных изделий из ЕС составляла 10,2%, то по итогам 2013 года этот показатель составил 9,9%. Иными словами, переориентация началась уже несколько лет назад.

Продуктовые санкции России имеют эффект бумеранга

Наибольший удельный вес в экспорте из ЕС продуктов питания и напитков имеют США (13,1%), затем, после России (9,9%), Швейцария (6,2%), на четвертой позиции – Китай (4,7%), и замыкает пятерку Япония – 4,4%.

Для Европейского Союза общий объем экспорта продовольствия в Россию в ближайшие 12 месяцев мог бы составить около 8-9 млрд евро. Однако после «российского» запрета не следует относить всю сумму на убытки европейских продовольственных компаний. Меры, принимаемые европейскими чиновниками, позволят в короткое время диверсифицировать поставки в другие страны, а что не удастся продать – направят на внутренний рынок.

Говоря о потерях, важно отметить то, что в этом вопросе ЕС выглядит более подготовленным, чем Россия. Так, прямые убытки европейских компаний, которые, по некоторым оценкам, не превысят 150 млн евро, могут быть покрыты из специального резервного аграрного фонда Евросоюза, объем которого составляет 420 млн евро. На сегодня такие страны, как Польша, Болгария, Финляндия, Испания, Греция и Франция, уже обратились в Еврокомиссию с просьбой о компенсации потерь.

12 месяцев на «голодном пайке»

Согласно перечню, утвержденному правительством России, запрет сроком на один год наложен на говядину, свинину, мясо домашней птицы, рыбу, молочные и морепродукты, а также овощи и фрукты, страной происхождения которых являются США, члены ЕС, Канада, Австралия и Норвегия.

Как отмечено в самом указе, вступившем в силу в начале августа 2014 года, его принятие направлено на защиту национальных интересов Российской Федерации, однако, скорее всего, этот документ приведет к противоположным результатам.

Во-первых, запрет импортных поставок продовольственных товаров из указанных стран на протяжении года приведет к существенным потерям федерального бюджета. В рублевом эквиваленте это может составить приблизительно 250-300 млн евро. С учетом США, Канады, Австралии и Норвегии негативный эффект можно оценить уже в $730 млн.

Во-вторых, следует учитывать прямую взаимосвязь между изменениями объемов внешнеторговых операций и прямыми иностранными инвестициями, объем которых в России и так существенно сократился за последние год-полтора – дефицит финансового счета за 2013 год вырос с $26,5 млрд до $43 млрд.

Если объем экспорта РФ в страны дальнего зарубежья в июне 2013 года составил $36,7 млрд, а за январь-июнь $220,7 млрд, то в июне текущего года экспорт не дотянул и до $35 млрд, а за январь-июнь 2014 года – $219,6 млрд

Тут следует вспомнить концепцию британца Дж. Даннинга, который утверждал, что иностранная компания, имеющая конкурентные преимущества, выражающиеся в успешной торговле, будет укреплять свое положение за счет прямых инвестиций. И наоборот – потеря конкурентных преимуществ, выражающаяся, например, в запрете на ввоз товаров, приведет не только к отказу от инвестиций, но и к их изъятию из страны, применившей запретные санкции.

В-третьих, после сокращения ввоза товаров из Европейского Союза и Северной Америки Россия, фактически, устраняет конкуренцию на внутреннем рынке, что может негативно отразиться на удовлетворении потребительского спроса, качестве продовольственных товаров и ценах. Последний фактор, в свою очередь, будет способствовать росту инфляции.

Кроме уже введенных санкций, «на подходе» новые меры. Президент США Барак Обама инициировал исключение России из системы Генеральных преференций США. Длительное время этот механизм позволял российским налогоплательщикам экономить на уплате импортных налогов. Например, в 2012 году объем указанных преференций составил $544 млн.

Очевидно, что санкции, примененные российскими чиновниками, не являются защитными. Наиболее подходящая характеристика для таких действий  – «попытка ответных мер». При этом главным пострадавшим будет российский потребитель, поскольку примерно половина рыбных, молочных и мясных продуктов поставлялась на рынок за счет импорта.

Неполная готовность

Россия для санкций выбрала не лучшее время. В последнее время заметна ежегодная тенденция роста объема экспорта из РФ, начиная с сентября-октября, и достижения пика к декабрю. Однако введенные санкции могут повлечь за собой снижение притока валютных средств, и тем самым ослабить финансовую систему этой страны.

Также следует учитывать продолжающийся кризис, замедляющий темпы экономического развития, производства и потребления во многих странах мира. При этом российская экономика по многим аспектам оказалась неготовой действовать по правилам ВТО. Это, прежде всего, касается механизмов государственного управления в бюджетной и регуляторной сферах.

Прямые убытки европейских компаний, которые, по некоторым оценкам, не превысят 150 млн евро, могут быть покрыты из специального резервного аграрного фонда Евросоюза, объем которого составляет 420 млн евро

В проблемной зоне оказался и российский рубль. Усилия правительства и центрального банка со средины 2013 года, направленные на поддержку российского экспорта, не привели к желаемому результату. Несмотря на девальвацию с 32,4 рубля за доллар в июле 2013 года до 37 рублей за доллар в сентябре 2014 года, экспорт, вопреки ожиданиям российских чиновников, уменьшился.

Если объем экспорта в страны дальнего зарубежья в июне 2013 года составил $36,7 млрд, а за январь-июнь $220,7 млрд, то в июне текущего года экспорт не дотянул и до $35 млрд. При этом за январь-июнь 2014 года объем экспорта составил $219,6 млрд.

Усложнилась ситуация и с золотовалютными резервами. К началу января 2014 года российские ЗВР достигли своего минимума, зафиксированного в марте 2011 года. Основной причиной уменьшения резервов стали значительные платежи по внешним долгам.

На начало текущего года внешний долг РФ составил $732 млрд против $636,4 млрд на 1 января 2013-го. Долговая нагрузка для России, по всей видимости, будет усиливаться и в 2014 году.

В основе идеи продовольственных санкций лежит декларация о наполнении рынка национальной продукцией. Вместе с тем для ее реализации необходимы как минимум несколько лет и сотни миллионов инвестиций в иностранной валюте. Ведь натуральные качественные и безопасные продукты питания – удовольствие не из дешевых.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Государство
Тимур Хромаев: «Из всех европейских стран только Украина не имеет полноценного регулятора ценных бумаг»
Глава НКЦБФР – о специфике фондового рынка Украины, борьбе с сомнительными эмитентами и роли высоких технологий в обеспечении доверия к работе регулятора
Зигмунт Бердыховский: «В наше время очень трудно отличить глупость от государственной измены»
Блиц-интервью с председателем программного совета Экономического форума и экс-депутатом польского Сейма
Деньги из трубы: кто получит плату с газораспределительных сетей
Очередной виток борьбы за финансовые потоки обострил противоречия между НКРЭКУ и «Нафтогазом»
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов