Африканская жара: Украина начинает жечь импортные угли

Южноафриканский антрацит оказался дешевле и доступнее, чем уголь донецких шахт. Однако у Украины есть и другие угольные альтернативы

В Ильичевском порту идет разгрузка первого судна TX Scotian Express с южноафриканским углем в объеме 84 205 метрических тонн, которое прибыло 23 октября. К концу этой недели, 31 октября, планируется его полная отгрузка. А 2 ноября первые партии, до 55 вагонов в сутки, пойдут на склады Трипольской и Змиевской ТЕС: 34 200 тонн и 50 000 тонн соответственно. Об этом объявил собственник угля – компания «Укринтерэнерго».

Африканская жара: Украина начинает жечь импортные угли
Фото Shutterstock

Завтра-послезавтра ожидается прибытие второго судна MBAFuture из ЮАР с почти 79 000 тонн угля на борту. А третье судно Bottiglieri Challenger с 85 000 тонн угля должно прибыть 8-9 ноября. Ежемесячно в Украину будет поступать до 250 000 тонн этого топлива согласно соглашению с компанией Steel Mont Trading Ltd о поставке 1 млн тонн южно-африканского угля антрацитовой группы.

Уголь преломления

В 2014 году, впервые за последние 15 лет, Украина вынуждена импортировать энергетический уголь. Причиной тому послужила оккупация и военные действия на территории Донецкого угольного бассейна, расположенного на части территорий Донецкой и Луганской областей. Общие запасы энергетических углей, куда входят угли газовой группы и антрациты, в Донецком бассейне составляют 31 млрд тонн.

Сегодня специалисты Министерства энергетики и угольной промышленности проводят подсчеты и пытаются определить, какие запасы и каких марок угля остались на территориях, подконтрольных Украине. К сожалению, практически все шахты, добывающие антрацит, остались на территории так называемых ДНР-ЛНР, и уголь оттуда в Украину не поступает.

По данным министерства, в январе-сентябре текущего года добыча угля угольными предприятиями всех форм собственности сократилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 13,2%, или почти на 8,1 млн тонн – до 53,4 млн тонн. Как заявил профильный министр Юрий Продан, в результате боевых действий на востоке Украина потеряет в годовом объеме порядка 30 млн тонн угля.

Фактически, Украина вошла в зимний сезон с огромным дефицитом топлива на складах ТЭС, которые производят до 45% электроэнергии в стране. По последним данным «Укрэнерго», на 20 октября запасы энергетического угля составили 1,76 млн тонн. Сколько из них антрацита – не уточняется. Тем не менее, это в два раза меньше, чем обычно находилось на складах все последние годы.

Каждую неделю сокращение запасов идет на 5-6%, несмотря на то, что его стараются экономить всеми возможными способами. Только в сентябре потребление угля снизилось больше чем на 35%. При этом, по словам Юрия Продана, Украина увеличила выработку электроэнергии на энергоблоках, которые используют профицитные марки угля газовой группы.

Яйца в разных корзинах

Сегодня в Украине на угле полностью или частично работают все 14 тепловых электростанций (ТЭС). Из них 7 – на углях газовой группы «Д» и «Г», и 7 – на углях антрацитовой группы «А» и «Т». Принцип их строительства в свое время был простой: откуда какой уголь было дешевле завезти по логистике, такие блоки и ставились.

Проще всего станциям ДТЭК «Западэнерго». Они спроектированы для потребления угля Львовско-Волынского бассейна, а там добывается только газовая группа. Одна проблема – очень небольшие объемы, всего 1,6-2 млн тонн в год. Делегация министерства уже была в объединении «Львовуголь» и изучала возможности увеличения добычи еще на 400 000 тонн в год. При небольших капиталовложениях это можно сделать довольно быстро. К тому же газовый уголь можно достаточно легко купить в той же Польше.

Добывается он и на шахтах в Днепропетровской области. Вот только востребованность его ограничена. Кроме трех западноукраинских ТЭС, потребляющих эти марки, остается четыре ТЭС на востоке и в центре. Из них две – Зуевская и Кураховская – сейчас находятся на оккупированной территории, и две – Запорожская и Углегорская – на свободной.

Зато в зону ответственности Украины попадает  6 ТЭС, работающих на антраците. И только одна – хотя и очень крупная – Старобешевская ТЭС находится в зоне контроля незаконных вооруженных формирований.

Юрий Продан недавно сообщил, что в министерстве изучают вопрос перевода блоков ТЭС с дефицитных марок угля «А» и «Т» на доступные угли газовой группы. «Сейчас специалисты в институтах прорабатывают вопрос перевода блоков на другие марки угля… Но нужно понимать, что это невозможно сделать в ближайшие дни. Для такой реконструкции необходимо останавливать блоки, этим мы будет заниматься уже после прохождения осенне-зимнего периода», – сказал министр. При этом добавил, что стоимость реконструкции одного котла для перевода с угля марок «А» и «Т» на уголь газовой группы оценивается в 20-30 млн гривен.

Замена есть

Forbes поинтересовался, насколько возможна такая реконструкция, и сколько она будет стоить. А также, в чем разница между углями газовой группы и антрацитами.

Отличие заключается в необходимости соблюдения условий по взрыво- и пожаробезопасности системы топливоподготовки. «Станции, которые сжигают угли газовой группы, для сушки используют дымовые газы. В системе подачи этого «дымгаза» существует ограничение на содержание кислорода, то есть такая система не взорвется. На станциях, которые сжигают антрацит и тощий уголь, сушка осуществляется нагретым до 400 градусов по Цельсию воздухом, в котором содержится 21% кислорода», – поясняет Александр Топал, завотделом процессов горения и газификации угля Института угольных энерготехнологий.

Поэтому просто так заменить антрацит на каменный уголь не получится. Уголь при подаче в топку измельчается до размера менее 90 микрон (до 95% по массе для антрацита), что увеличивает его взрывоопасность. А угольная пыль сама по себе взрывоопасна. Фактически, мы можем получить технологические нарушения, как это случилось 29 марта 2013 года на Углегорской ТЭС, когда взорвалось сразу 4 блока, поясняет специалист. Но замена и реконструкция оборудования не такая сложная.

«Надо врезаться в отводящий дымовые газы канал, настраивать всю систему с учетом балансов давлений и расходов перерабатываемого топлива, и завернуть часть системы – сделать рециркуляцию дымовых газов на вход системы топливоподготовки, осушки. Наши проектные организации это вполне могут сделать, а наши заводы – изготовить соответствующие газоходы для рециркуляции дымовых газов», – подчеркивает Топал.

По его подсчетам, проектирование, утверждение проекта, изготовление и настройка займут где-то 4, максимум 6 месяцев. Стоимость всей процедуры для одного котла – несколько миллионов гривен, в зависимости от объема реконструкции. Если сейчас этим заняться, то после окончания отопительного сезона за полгода-год Украина могла бы перейти на газовые угли.

Другое дело, стоит ли это делать, если сейчас можно спокойно купить антрацит на мировом рынке. И даже дешевле, чем покупали на Донбассе. Рано или поздно ситуация урегулируется, и Украина получит свой антрацит, ведь больше его продавать особо некуда при такой стоимости.

Есть и резервы

Однако всецело полагаться на импорт вряд ли стоит – и цены, и логистика тоже имеют свойство изменяться. На сегодня, по данным Минэнергоугля, государственные и частные предприятия страны подписали соглашения о поставке 5,6 млн тонн импортного угля до конца 2015 года.

С одной стороны, стоимость антрацита, купленного Украиной в ЮАР, составляет $86-91 за тонну (цена не является стабильной, а будет корректироваться каждый месяц). Стоимость разгрузки-погрузки плюс транспортировка к складам ТЭС – $18-21 за тонну. Это чуть меньше, чем себестоимость угля на некоторых шахтах, но не намного. К тому же отечественные порты могут принять лишь 300 000 тонн угля в месяц. И это нужно учитывать. Да и производство угля антрацитовых марок на мировом рынке ограничено. Большая часть его добывается в России.

С другой стороны, в каком состоянии Украина получит свои шахты после освобождения оккупированных территорий, большой вопрос. По состоянию на 9 октября министр Юрий Продан заявлял, что 83 из 155 угольных шахт находятся на подконтрольных самопровозглашенным ДНР и ЛНР территориях. В сентябре были сообщения, что на оккупированной территории 7 шахт уничтожены полностью, а 60 – работают только на откачку воды. Хватит ли у них сил продержаться до освобождения или они будут затоплены окончательно, на сегодня – вопрос без ответа.

Вместе с тем в Украине есть запасы угля, достойные внимания. Украинские ученые о них давно знают, и, по мнению Александра Топала, в данный момент заслуживают практического внимания.

Это бурый уголь в Центральной Украине. Подтвержденные его запасы – порядка 2,4 млрд тонн, прогнозные – 8 млрд тонн. Когда-то его уже пытались разрабатывать, но без энтузиазма, он достаточно «влажный» и требует усиленной сушки. Хотя в Польше и Германии крупнейшие ТЭС работают именно на буром угле, так что технологии его использования вполне доступны, и не придется ничего изобретать.

Второй резервный вариант – так называемый «засоленный» уголь. В Днепропетровской области его залежи составляют до 7,6 млрд тонн. Толщина пластов 3-6 метров, глубина залегания – 600 метров. Его очистка и обработка требуют больших усилий. И инвесторы пока не рассматривают эти проекты, потому что нет детальной проработки разрезов. Но Днепропетровская область уже имеет определенную угольную инфраструктуру, промышленные и человеческие ресурсы, чтобы развивать новое направление и обеспечивать рабочими местами шахтеров.

Рано или поздно эти проблемы Украине придется решать. Вне зависимости от геополитической обстановки.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Государство
Зимбабве напугало население «зомби-валютой»
Президент страны Роберт Мугабе выпустил заменители денег, рискуя создать революционную ситуацию
Продать банкрота: СЕТАМ теряет монопольное положение
Но у Фонда гарантирования вкладов все равно остаются проблемы с этой площадкой
Погоня за тенью: в госбюджете-2017 придется учесть новые экономические реалии
За счет чего и кого правительство будет финансировать повышение минимальной зарплаты в следующем году
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 1
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Natrix Tessellata
Natrix Tessellata — 25.12.2014, 19:40

"Южноафриканский антрацит оказался дешевле и доступнее, чем уголь донецких шахт".
Так что там с южноафриканским углем-то, аналитеги форбсовские?

Выбор редактора
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
Сейчас на главной
Аэропорт «Борисполь» возглавит сокурсник Петра Порошенко
Аэропорт «Борисполь» возглавит сокурсник Петра Порошенко
Экс-замминистра транспорта Павел Рябикин обещает, что будет дружить с «МАУ»
Вагоны за тарифы: почему бизнес не верит «Укрзализныце»
Вагоны за тарифы: почему бизнес не верит «Укрзализныце»
И будут ли все-таки повышены цены на грузоперевозки
Чем грозит рынку принятие нового закона «О почтовой связи»
Чем грозит рынку принятие нового закона «О почтовой связи»
И почему он вызвал недовольство среди представителей онлайн-торговли
Вышли на ковер: как в проекте «Килим. Сучасні українські митці» сочетаются традиционное и современное искусство
Вышли на ковер: как в проекте «Килим. Сучасні українські митці» сочетаются традиционное и современное искусство
И какие еще смыслы вложили в него кураторы Игорь Абрамович и Александр Соловьев