Экс-министр образования Грузии: «Как только вы победите коррупцию – страна встанет на ноги»

Хатия Деканоидзе – о том, чем грузинский опыт реформ может быть полезен для Украины и как вырастить новое поколение управленцев

В отчете Doing Business 2014, опубликованном Всемирным банком, Грузия показала лучшие в мире результаты в проведении общественно-политических и экономических преобразований. С 2005 года в стране проведено 36 институциональных и регулирующих реформ. В этом же рейтинге Грузия заняла восьмое место по простоте ведения бизнеса, поднявшись за девять лет со 112-го места.

Экс-министр образования Грузии: «Как только вы победите коррупцию – страна встанет на ноги»
Фото Максим Марусенко для Forbes Украина

Хатия Деканоидзе – одна из тех, кто реформировал Грузию. Она пришла в большую политику десять лет назад, когда ей было 24 года, и вскоре возглавила администрацию Министерства государственной безопасности. Позднее руководила полицейской академией МВД Грузии, была директором Национального экзаменационного центра, а затем – министром образования и науки. Со своими коллегами, политиками-реформаторами Хатия Деканоидзе готова делиться опытом в школе для политиков нового поколения, которая начнет работу в Украине в феврале 2015 года.

– С чего следует начинать реформы?

За один день мы уволили 20 000 человек. Недовольства были, люди выходили на улицы. Но на общей картине это не отразилось. Часть бывших сотрудников занялись частным бизнесом. Кроме того, мы расформировали ГАИ, в которой работали более 10 000 человек, и две недели ситуация на дорогах не регулировалась вовсе, но количество ДТП при этом не увеличилось

– Нельзя построить современное европейское государство без хороших государственных институтов. Мы начали именно с этого. В начале 2000-х годов в Грузии всем заправляли воры в законе, процветала коррупция. Теневая экономика достигала 60-70%. Первое, чем мы занялись – судебной системой. Мы, по сути, заново выстроили юстицию в стране. До реформ доверие к полиции было около 6%, к 2012 году правоохранительным органам доверяло уже 85% граждан.

Наша команда сократила количество министерств, ведомств, мы хорошо «порезали» государственный аппарат, ощутимо увеличили зарплату. Нам важно было привлечь молодых людей с хорошим образованием. В Грузии образование, как и любая другая сфера, функционировало исключительно на коррупции. Поступить в университет особого труда не составляло: достаточно было звонка влиятельного человека или $5000. 

– Какие изменения вы провели в системе образования?

– В 2005 году Министерство образования вывело выпускной экзамен из юрисдикции школ, создав экзаменационный центр. С тех пор все сдают тесты по кодированной системе, поэтому невозможно определить, кто именно пишет тот или иной тест. В Грузии больше нет бесплатного высшего образования – в государственных вузах год обучения стоит примерно $1700, в частных – дороже. Государство может предоставить студенту грант – 100%, 70% или 50% – в зависимости от его результатов на вступительных экзаменах.

Одной из ключевых, по моему мнению, была реформа полицейской академии. Из высшего учебного заведения мы сделали специализированное – исключили из дисциплин грузинский язык, историю, математику, сосредоточились на административном праве, криминальном процессе, вождении автомобиля, стрельбе, тактике оперативной работы. При этом поступить могли лишь люди с высшим образованием, если провалили вступительный экзамен – второй раз документы уже не принимали.

Ни один грузин не может диктовать, как и что надо делать. Главное, что украинцы хотят и готовы действовать. Без желания и стремления – никак

– Одна из самых заметных реформ Грузии – реформа МВД. За два года было уволено более 70 000 сотрудников, включая руководящий состав. Не вызвали ли подобные меры обратный эффект, например, рост преступности, безработицы?

– За один день мы уволили 20 000 человек. Недовольства были, люди выходили на улицы. Но на общей картине это не отразилось. Часть бывших сотрудников занялись частным бизнесом. Кроме того, мы расформировали ГАИ, в которой работали более 10 000 человек, и две недели ситуация на дорогах не регулировалась вовсе, но количество ДТП при этом не увеличилось. Главное, у людей было осознание того, что все это направлено на благо страны, и основная цель – искоренить коррупцию. После реформ штат ведомства сократился более чем в три раза – до 20 000 человек. Зарплата среднего полицейского выросла в 25 раз – до $500-700.

Экс-министр образования Грузии: «Как только вы победите коррупцию – страна встанет на ноги»
Фото Максим Марусенко для Forbes Украина

– Насколько опыт Грузии в целом применим для Украины?

– Принцип copy-paste не сработает: невозможно взять и просто перенести проведенные в Грузии реформы в вашу страну. И самое главное оружие здесь – это образование. Грузия, как в принципе, и Украина, ограничена в ресурсах – нет нефти, газа, поэтому мы сделали ставку на интеллектуальный ресурс.

– В чем особенность проекта CAPS, который вы запускаете в Украине?

– Это некоммерческий образовательный проект. Мы готовим профессионалов. Лекции будут читать грузинские, немецкие и британские политики, которые хорошо разбираются в практических моментах построения государства. Нас поддержали крупные украинские и международные компании, госорганы, которые заинтересованы в молодых перспективных кадрах. Как ни парадоксально, при довольно высоком уровне безработицы грамотного эффективного сотрудника найти непросто. У украинской молодежи очень много вопросов, и думаю, у нас есть возможность ответить на эти вопросы.

Первое, чем мы занялись – судебной системой. Мы, по сути, заново выстроили юстицию в стране. До реформ доверие к полиции было около 6%, к 2012 году правоохранительным органам доверяло уже 85% граждан

– Почему у вас получилось?

– Была политическая воля, а у людей – сознание того, что происходят перемены, но перемены во благо. Как только вы победите коррупцию – страна встанет на ноги.

– Вы – сторонник либеральной экономики. Считаете, что государственных монополий вообще не должно быть?

– Мой коллега и наставник Каха Бендукидзе говорил: «Продать можно все, кроме совести». Самый главный принцип свободной экономики – свободный рынок, натуральная конкуренция. Лучше свободного рынка еще никто ничего в мире не придумал.

– Допустимо ли сотрудничество государства с частным капиталом?

– Почему бы и нет? Главное, чтобы все было законно и прозрачно.

– Победа на выборах «Грузинской мечты» и Бидзины Иванишвили не говорит ли о том, что все усилия напрасны?

– В мировом сообществе Грузия – маленькая страна, которая боролась, преобразовывалась, и до сих пор воюет с Россией. Но иностранцы уже не говорят о Грузии только как о стране хачапури и вина. Это и есть результат нашей работы.


Своим опытом о проведении реформ в Грузии и об изменениях в системе образования Хатия Деканоидзе поделится на конференции Forbes «Бизнес меняет Украину», которая пройдет в отеле Fairmont 16 декабря. Собеседником Деканоидзе станет министр образования Украины Сергей Квит.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Государство
Зимбабве напугало население «зомби-валютой»
Президент страны Роберт Мугабе выпустил заменители денег, рискуя создать революционную ситуацию
Продать банкрота: СЕТАМ теряет монопольное положение
Но у Фонда гарантирования вкладов все равно остаются проблемы с этой площадкой
Погоня за тенью: в госбюджете-2017 придется учесть новые экономические реалии
За счет чего и кого правительство будет финансировать повышение минимальной зарплаты в следующем году
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 4
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Ilya Kravchenko
Ilya Kravchenko — 17.12.2014, 00:03

"Зарплата среднего полицейского выросла в 25 раз – до $500-700" - это что опечатка?

Анжела Семакова
Анжела Семакова — 16.12.2014, 22:53

не могу найти информацию о проекте CAPS. Кто то знает инфо?

Yuri Lubinets
Yuri Lubinets — 15.12.2014, 21:12

Расскажите поподробней о проекте CAPS.

Alex AL
Alex AL — 15.12.2014, 15:30

Только это "как только" не наступит никогда.

Выбор редактора
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
Сейчас на главной
Аэропорт «Борисполь» возглавит сокурсник Петра Порошенко
Аэропорт «Борисполь» возглавит сокурсник Петра Порошенко
Экс-замминистра транспорта Павел Рябикин обещает, что будет дружить с «МАУ»
Вагоны за тарифы: почему бизнес не верит «Укрзализныце»
Вагоны за тарифы: почему бизнес не верит «Укрзализныце»
И будут ли все-таки повышены цены на грузоперевозки
Чем грозит рынку принятие нового закона «О почтовой связи»
Чем грозит рынку принятие нового закона «О почтовой связи»
И почему он вызвал недовольство среди представителей онлайн-торговли
Вышли на ковер: как в проекте «Килим. Сучасні українські митці» сочетаются традиционное и современное искусство
Вышли на ковер: как в проекте «Килим. Сучасні українські митці» сочетаются традиционное и современное искусство
И какие еще смыслы вложили в него кураторы Игорь Абрамович и Александр Соловьев