Правительство и промышленность: олигархический тупик на фоне централизации

Как в 2015 году проводились реформы в промышленном секторе
Правительство и промышленность: олигархический тупик на фоне централизации
Фото УНИАН

В первое воскресенье нового 2016 года – 3 января – в традиционной программе «10 минут с премьер-министром» Арсений Яценюк заявил, что Украина за 22 месяца осуществила реформы, которые соседняя Польша проводила 10 лет – и они позволили польской экономике стать одной из самых сильных экономик Европы. Жаль, что премьер не назвал ни одной такой реформы, в перспективе способной приблизить благосостояние народа Украины к уровню жизни в той же Польше.

Forbes продолжает публикацию серии материалов, посвященных реформам, которые украинская власть могла, но не провела в 2015 году. О положении дел в энергетике и финансовом секторе можно прочесть в прошлых материалах. В этой статье речь пойдет о промышленности.

Никакой государственной политики по отношению к промышленности в Украине никогда не существовало, даже когда работало целое Министерство промышленной политики. Специалистов-стратегов, готовых ранжировать отрасли промышленности по степени важности, вовлеченности трудовых ресурсов, наполнения бюджета, стратегического значения для страны или региона, на политическом и экономическом горизонте Украины тоже давно не наблюдается.

Хотя именно такие люди, как правило, берут на себя ответственность определять, какую отрасль отпустить в свободное плавание на полный откуп мирового рынка, с какой государство должно работать по гибкой схеме льгот и поддержки, а какую – жестко контролировать. Сегодня же почти 70% экономики страны контролируется олигархами, для которых госорганы стали просто обслуживающими организациями. Или конкурентами.

Все попытки государства получить причитающиеся в бюджет платежи и налоги терпят крах. Бизнес сопротивляется, Закон о трансфертном ценообразовании не работает. Основная часть валюты и дальше выводится из страны через офшорные схемы. Вместо того чтобы полностью раскрыть и сделать прозрачными механизмы ценообразования на услуги государственных монополистов, чиновники просто повышают тарифы. В ручном режиме идет и возврат НДС, зачастую его используют для шантажа того или иного предприятия.

До сих пор остается неурегулированной проблема переплаты налога на прибыль. ГФС не удосужилась провести ревизию этих начислений, поэтому предприятиям приходится прибегать к помощи судов. Иногда даже тех, что находятся на оккупированных территориях Донбасса, как, например, ПАО «Азовмаш» из Мариуполя. Государство оставило один на один с кредиторами предприятия, которые в свое время брали кредиты под госгарантии. Ситуации там очень разные, но Минюст мог бы оказать посильную помощь, потому что сегодня эти предприятия нужны Украине, в том числе и как предприятия военной сферы – тот же «АвтоКрАЗ» или Харьковский тракторный завод. Вместо этого госчиновники ведут себя, как те же олигархи, которых они обвиняют во всех грехах.

Бизнес сопротивляется, Закон о трансфертном ценообразовании не работает. Основная часть валюты и дальше выводится из страны через офшорные схемы. Вместо того чтобы полностью раскрыть и сделать прозрачными механизмы ценообразования на услуги государственных монополистов, чиновники просто повышают тарифы

Согласно подсчетам Международной антикоррупционной организации Transparency International, значительная часть коррупционных действий приходится на сферу госзакупок и управления госпредприятиями, из-за чего Украина ежегодно теряет из госбюджета до $12 млрд. И, по словам бывшего координатора проекта USAID Джоша Коэна, во время своего визита в Киев в начале декабря 2015 года вице-президент США Джо Байден открытым текстом заявил президенту Петру Порошенко, что у того остался последний шанс начать реальную борьбу с коррупцией.

Вечные грабли

Фактически, американцы назвали первоочередные реформы, которые должна была давно сделать новая власть – прозрачные госзакупки и минимизация количества госпредприятий. Госзакупки – это отдельная большая проблема, сегодня же остановимся на реальном секторе экономики. В стране насчитывается около 3000 госпредприятий, из которых только 100 могут конкурировать в нынешних реалиях. Бич всех госпредприятий, особенно монополистов – большое количество фирм-прокладок, занимающихся поставками ресурсов и реализацией продукции.

Классическим примером госпредприятия в Украине является НАК «Нафтогаз Украины», которая 10 лет работала исключительно через посредников – «Итера», Eural Trans Gas, «РосУкрЭнерго». Но, сколько бы отраслевые министры и главы НАКа ни рассказывали, что у посредников газ дешевле, чем на свободном рынке, всегда оказывалось, что Украина только наращивает перед ними долги. Ситуация начала меняться, когда компания перешла на прямые поставки. Сделала ли власть какие-то выводы?

В ноябре 2015 года стало известно, что единственный в Украине добытчик и переработчик урановой руды – Восточный ГОК – уже несколько лет покупает казахский урановый концентрат у австрийской компании Steuermann Investitions – und Handelsgesellschaft mbH, вместо того чтобы покупать сырье напрямую у Степногорского горно-химического комбината.

Производственная ситуация понятна: ГОКу не хватает своего сырья для полной загрузки мощностей по переработке, и он вынужден догружать их покупным. А директор ГОКа Александр Сорокин начал публично уверять, что покупать у «австрийцев» очень выгодно. После этого народный депутат Сергей Лещенко выложил в сеть документы, показывающие связь австрийской фирмы с главой комитета Верховной рады по вопросам ядерной промышленности Николаем Мартыненко.

За последний год Forbes разбирался в ряде интересных историй относительно урановой и атомной отрасли. Еще в апреле 2015 года, после того как НАЭК «Энергоатом» подписал с французской компанией Areva контракт на переработку урана для производства топлива Westinghouse, президента НАЭК Юрия Недашковского пригласили в НКРЭКУ. Глава комиссии, 25-летний Дмитрий Вовк тогда активно заинтересовался тарифообразованием на электроэнергию АЭС, в частности, топливной составляющей. И почему-то начал высказывать мысли, сопровождая их рисунками, о том, что надо бы оптимизировать закупки ядерного топлива.

На листке появились схемы, удивительно похожие на те, которые Недашковский мог видеть более 15 лет назад, когда поставками топлива на украинские АЭС занималась фирма «Бринкфорд», принадлежавшая народным депутатам Николаю Мартыненко и Давиду Жвании. Но откуда о них узнал «молодой прогрессивный» менеджер Вовк – непонятно. Впрочем, после того как глава комиссии выяснил, что все топливо НАЭК покупает исключительно напрямую, у него пропал интерес к тарифообразованию.

Демчишин категорически настаивает на одном варианте: передать «Энергоатом» в подчинение менеджменту «Ядерного топлива», который фактически не имеет отношения к атомной генерации, зато отличается высоким уровнем кооперации и зависимости от «Росатома»

Зато у министра энергетики и угольной промышленности Владимира Демчишина появилась свежая идея создать единую государственную ядерную компанию, включающую в себя весь цикл – от добычи урана до выдачи электроэнергии с АЭС. Он даже организовывал закрытые тематические встречи и совещания. Но нашлась одна проблема, у которой на сегодня не может быть решения.

Атомными станциями управляет НАЭК «Энергоатом» с миллиардными оборотами, а Восточный ГОК входит в госконцерн «Ядерное топливо», который за восемь лет своего существования не смог сделать ничего, и сегодня является практически банкротом. Демчишин категорически настаивает на одном варианте: передать «Энергоатом» в подчинение менеджменту «Ядерного топлива», который фактически не имеет отношения к атомной генерации, зато отличается высоким уровнем кооперации и зависимости от «Росатома».

Не надо плодить монстров

Какую роль в замысле создания очередного государственного монстра играет Николай Мартыненко, Forbes судить не берется. Но вместе с фирмой-прокладкой на Восточном ГОК обнаружена еще одна австрийская фирма-прокладка, теперь уже в титановой отрасли – Bollwerk Finanzierungs – und Industrie management AG, где тоже прослеживается связь с Мартыненко. Эта фирма занимается реализацией продукции Объединенной горно-химической корпорации, куда входят Вольногорский и Иршанский титановые ГОКи. В 2014 году их с помпой отобрали у олигарха Дмитрия Фирташа.

Набирает обороты и скандал с газовой прокладкой, тоже австрийской – Antra, – которая по давальческой схеме взялась поставлять газ на Одесский припортовый завод (ОПЗ), а потом самостоятельно реализовывать его продукцию. Сегодня ситуацией на ОПЗ занимается Одесская прокуратура. Уже выяснилось, что за последний год государство в лице ФГИ назначило туда наблюдательный совет и ряд менеджеров, не имеющих опыта работы в химической промышленности.

С их подачи завод взял в Ощадбанке кредит в 5 млрд гривен для закупки газа именно у НАК «Нафтогаз Украины», а потом заплатил по нему 700 млн гривен процентов. В сентябре компания заключила давальческий контракт с австрийской фирмой Antra, имеющей украинские корни. Губернатор Одесской области Михеил Саакашвили оценил потери завода в $90 млн в год. Но менеджеры и здесь уверяют, что контракт очень выгоден. В конце декабря Николая Мартыненко вызывали в Антикоррупционное бюро на беседу, но экс-нардеп успел покинуть Украину, и пока не возвращался.

Еще одна утопическая идея правительства – создать единую государственную компанию по добыче янтаря. Под эту идею осенью Минэкологии даже закончило все судебные тяжбы по госкомпании «Укрбурштын», которые длились 10 лет, и вернуло кредиторам все ее долги. Но дальше идеи дело не пошло. Зато еженедельно МВД дает сводки о поимке грузов незаконно добытого янтаря на несколько миллионов гривен. Что происходит потом с этим янтарем, ни одно из ведомств не сообщает.

Убытки 100 крупнейших госпредприятий в 2014 году составили почти 117 млрд гривен. Во втором полугодии 2015-го темпы падения промышленного производства несколько сократились, но все равно, по подсчетам МЭРТ, убытки госпредприятий из топ-100 останутся на уровне 100 млрд гривен

В то же время в парламенте уже больше года лежит закон о старательской деятельности, который позволил бы организовать артели и вывести добычу янтаря из-под криминальной крыши. Правительству просто надо признать, что добыча янтаря – исключительно региональный бизнес. Оборот госкомпании в $10-15 млн в год не сделает погоды в госбюджете, зато эти деньги помогут обеспечить работой жителей Ровенской и Житомирской областей, тем более что ничего другого государство предложить им не может. И деньги, которые сегодня многочисленные старатели и огранщики платят «ментам и СБУшникам» в качестве откатов, могли бы пойти в бюджеты областей.

Арсений Яценюк на днях выразил надежду, что уже в 2016 году отечественная экономика покажет рост 2%. И это при том, что два предыдущих года ВВП Украины только падал: на 6,8% – в 2014 году, и на около 12% по итогам 2015-го. Убытки 100 крупнейших госпредприятий в 2014 году составили почти 117 млрд гривен. Во втором полугодии 2015 года темпы падения промышленного производства несколько сократились, но все равно, по подсчетам МЭРТ, убытки госпредприятий из топ-100 останутся на уровне 100 млрд гривен.

Второй год министр экономики и развития торговли Айварас Абромавичус не может начать большую приватизацию, «бриллиантом» которой должен стать ОПЗ. Парламентарии ее блокируют, отказываясь отменить норму, по которой сначала необходимо продать 5-10% пакет акций предприятия на бирже, а потом – контрольный пакет на аукционе. А пока что вся работа правительства направлена на усиление контроля над экономикой и ее централизацию. Изменится что-то в 2016 году или украинцы и дальше будут становиться свидетелями скандальных разоблачений, неизвестно, остается только ждать.

Издыхающая олигархия

Во всем мире мощными лоббистами в формировании промышленной политики государств являются отраслевые ассоциации. В Украине таких больше 30, их перечень можно увидеть на сайте Федерации работодателей Украины. Другое дело, что почти 80% из них просто эрзац-обложки во главе с зиц-председателями. Forbes приходилось сталкиваться с тем, что эти руководители не знают, сколько в ассоциацию входит предприятий, а также никаких деталей относительно работы этих предприятий.

Но есть и положительные примеры. Самую мощную организацию имеют металлурги – «Металлургпром» не просто объединяет все метзаводы и смежные предприятия, он ведет подробную статистику, отслеживает мировые тенденции, готовит финансовые отчеты и прогнозы, постоянно пытается вести диалог с правительством и объяснять позицию металлургов.

Очень активны также ассоциации ферросплавщиков, трубников. Последняя их позиция – протест против повышения грузовых тарифов на железнодорожные перевозки. Они публично изложили свои аргументы, что им будет проще остановить производство, чем пользоваться услугами «Укрзализныци».

Готово ли с ними разговаривать правительство? Да, отраслевые ассоциации зависимы от олигархов, владеющих предприятиями. Но в любом случае им придется договариваться. Например, Украине необходимо почти полностью создавать свой военный флот. А согласится ли олигарх Новинский, активный прихожанин московского патриархата и поклонник идей «русского мира», чтобы на судостроительных заводах Николаева и Херсона, которыми он владеет, создавалось оружие во время необъявленной войны между Украиной и Россией? Активную позицию в этом вопросе могла бы занять Ассоциация кораблестроителей.

Олигархи уже не так всесильны, как были еще несколько лет назад. Весной 2014 года, когда Ахметов призвал местное население, поверившее в многолетнюю пропаганду «Донбасс всех кормит», противостоять «русской весне», они его просто проигнорировали. Донецкие предприятия пассивно «гудели», на шахтах «Свердловантрацит» и «Ровенькиантрацит» и «гудеть» отказались. Сегодня Ахметов пытается «ментально» вернуть себе «свой Донбасс».

Летом, когда Минэнерго брало под контроль «Укртранснафту», и на пару дней остановило прокачку нефти со скважин на Кременчугский НПЗ, группе «Приват» пришлось везти в Полтавскую область «профессиональных митингующих». Действующие работники нефтяных промыслов и самого завода предпочли наблюдать происходящее со стороны.

В сложившейся ситуации украинские олигархи могли бы выступить локомотивами реформ и интенсивного развития отечественной промышленности, потому что мир уже стоит на пороге новой промышленной революции. Отечественные бизнесмены, к сожалению, не могут договориться между собой

С апреля 2015-го была остановлена работа азотных предприятий Group DF Дмитрия Фирташа. Ostchem задолжала компании «Газ Украины» почти 3 млрд гривен за потребленный своими химическими заводами – «Ривнеазот» и «Черкассыазот» – газ. Часть долгов образовалась еще до покупки предприятий, но олигарх обещал их погасить, потом через суды начал отказываться от своих обещаний. После ареста газа в ПХГ и остановки предприятий Фирташ пошел на переговоры. НАК «Нафтогаз Украины» подписала с компанией «мировую», часть долгов уже выплачены, а долги северодонецкого «Азота» и горловского «Стирола» будут погашены после прекращения боевых действий. В Ровно и Черкассах заводы могут быть запущены уже в ближайшее время, тем более что складывается очень хорошая мировая конъюнктура на азотные удобрения.

В принципе, в сложившейся ситуации украинские олигархи могли бы выступить локомотивами реформ и интенсивного развития отечественной промышленности, потому что мир уже стоит на пороге новой промышленной революции. Отечественные бизнесмены, к сожалению, не могут договориться между собой. Ожидалось, что они проведут встречу еще весной 2014 года, объединятся и выработают единую стратегию защиты своего бизнеса, что в конечном итоге стало бы и серьезной частью защиты всей страны.

Этого не произошло. Да они не могут договориться и до сих пор. Анонсированная Сергеем Тарутой встреча олигархов в конце 2015 года закончилась ничем. Наши владельцы «заводов, газет, пароходов» не сумели «родить» даже совместное заявление. А значит, они мало чем отличаются от чиновников. Остается ждать зарубежных «волонтеров», которые наведут порядок в нашей промышленности.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Государство
Ночь хаоса в Турции: 194 убитых и 1154 раненых
Подробности попытки военного переворота в стране
Налоговые свободы: куда пойдут налоги украинцев
Дадут ли гражданам право выбирать, на что потратить уплаченные ими сборы
Китайский кредит ускользает из рук Украины
Под угрозой – проекты освоения «китайских» денег от Минэнерго, Минрегионстроя, Госэнергоэффективности и Фонда энергоэффективности
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
52% за Brexit: британцы поддержали выход из ЕС
Решение Объединенного королевства о выходе из Евросоюза всколыхнуло мировые рынки
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
«Приват» государственного значения: чем рискует НБУ?
На ПриватБанк приходится половина всего рефинансирования, выданного финансовым учреждениям Украины
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
На страже стабильности: как инновации помогают выстоять во время кризиса и войны
Украинские инвесторы и предприниматели способны решать проблемы с вооружением, экологией и ограниченностью энергоресурсов
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск материалов на сайте временно прекращен.
Константин Лежнин: 	«Государство использует элементы монополизма в пользу своих банков»
Константин Лежнин: «Государство использует элементы монополизма в пользу своих банков»
Зампред УкрСиббанка BNP Paribas Group – о конкуренции с госбанками и плюсах работы НБУ
Горящее предложение: 5 книг июля
Горящее предложение: 5 книг июля
На какие литературные новинки месяца стоит обратить внимание
Оттолкнуться от дна: на чем банки будут зарабатывать в обозримом будущем
Оттолкнуться от дна: на чем банки будут зарабатывать в обозримом будущем
Банкиров подталкивают к активным действиям и смене источников дохода