Отмучался: в Родовид банк введена временная администрация

Финучреждение не выполнило возложенных на него функций санационного банка
Отмучался: в Родовид банк введена временная администрация
Фото УНИАН

В минувшую пятницу в Родовид банк была введена временная администрация. Это уже второй государственный банк, ушедший с рынка с начала финансового кризиса 2014 года. Ранее неплатежеспособным был признан банк «Киев», активы и пассивы которого были переданы в «Укргазбанк». По аналогии с «Киевом», «Родовид» был рекапитализирован государством после кризиса 2008 года. Более того, из «Родовида» пытались сделать санационный банк, однако незадолго до истечения ранее оговоренного пятилетнего срока Нацбанк признал данную стратегию провальной.

Разговоры о ликвидации Родовид банка велись в НБУ еще с 2014 года. А окончательно это решение было принято во исполнение Стратегии развития государственных банков, утвержденной Кабинетом министров 11 февраля 2016 года, объясняют в регуляторе.

ПАО «Родовид банк» был капитализирован государством в 2009-2011 годах, а с 2011 года он работал в статусе санационного. Предполагалось, что основной задачей его деятельности станет проведение в течение пяти лет эффективной работы с активами банков государственного сектора и возвращение государственных средств, направленных на его капитализацию.

Общая сумма вливаний в «Родовид» составила 12,3 млрд грн, однако получить их обратно государство не сумело. «За 7 лет пребывания в собственности государства банку не удалось ни урегулировать вопрос проблемных активов, ни развить санационную модель, которая была бы успешной. Более того, существование «Родовида» как отдельного банка без предоставления поддержки государства более не представлялось возможным», – говорится в сообщении Нацбанка.

Санационный банк создали, а основу его деятельности – нормативную базу работы с проблемными активами – так окончательно и не сформировали. То есть, уже с того времени было ясно, что идея создания полноценного санационного банка в Украине провалена
Олег Пендзин, эксперт Экономического дискуссионного клуба

Как объясняют в НБУ, поставленная задача не была достигнута по целому ряду причин. Во-первых, на законодательном уровне так и не были созданы механизмы передачи и реализации проблемных активов банков государственного сектора, что необходимо для эффективной работы санационного банка; во-вторых, в качестве санационного банка «Родовид» показал низкую результативность работы с собственными активами. В течение всего срока функционирования банка в этой ипостаси его доходы покрывали лишь его собственные расходы, а государство не имело никаких дивидендов.

По словам эксперта Экономического дискуссионного клуба Олега Пендзина, о создании санационного банка заговорили в 2009 году. Но решение о его создании на базе Родовид банка было окончательно принято только в 2011-м путем внесения изменений в Закон Украины «О банках и банковской деятельности» (статья 86-1), которую в 2012 году отменили. Практически с этого времени санационный банк начал действовать на уровне нормативных актов правительства и Национального банка.

«Санационный банк создали, а основу его деятельности – нормативную базу работы с проблемными активами – так окончательно и не сформировали. То есть, уже с того времени  было ясно, что идея создания полноценного санационного банка в Украине провалена. И то, что НБУ с участием Минфина принял решение о признании Родовид банка неплатежеспособным, является абсолютно ожидаемым», – говорит Пендзин.

По словам опрошенных Forbes экспертов, в мире существуют как положительные, так и отрицательные примеры создания и деятельности санационных учреждений – причем, не всегда это были банки: иногда создавались агентства или фонды по управлению «плохими» активами.

Так, успешным был вывод из кризиса банковской системы Швеции путем создания банка проблемных активов в 90-х годах ХХ века. В США впервые вопрос «плохого банка» возник в 1988 году, когда Mellon Bank передал свои «плохие» кредиты на энергетические объекты и недвижимость в Grant Street National Bank. В дальнейшем была создана корпорация Resolution Association Corporation для продажи кредитов банков-банкротов, а после такая идея трансформировалась в программу TARP (Troubled Asset Relief Program) – выкуп у банков «плохих» активов и их перевод на балансы специализированных государственно-частных фондов.

В Южной Корее также была создана специализированная компания по управлению проблемными активами. А среди стран постсоветского пространства наиболее успешная стратегия реализована в Казахстане, где было создано Акционерное общество «Фонд проблемных кредитов», специализирующееся на улучшении кредитных портфелей банков второго уровня.

А вот в Мексике и Чили вмешательство государства в вопросы работы с «плохими» активами банков не дало ожидаемого положительного эффекта.

В то же время, при создании санационного банка или агентств по управлению проблемными активами, необходимо ориентироваться на несколько основных требований. Первое – это своевременность и скорость создания учреждения; второе – «вписываемость» деятельности санационного банка в общую стратегию вывода банковской системы из кризиса и готовность государства поддерживать такой банк (или вливанием в капитал, или обменом плохих активов, передаваемых на баланс «санационного банка» на долговые обязательства государства).

Создание санационного банка для того, чтобы он потом занимался проблемными активами, это как создавать проблему, а потом пробовать ее решать. Корректнее было бы попытаться устранить причины проблемы
Павел Ризаненко, глава подкомитета по вопросам ценных бумаг и фондового рынка финансового комитета ВР

Также имеет большое значение адекватность нормативной базы для обеспечения его деятельности – включая не только банковское законодательство, но и прозрачные механизмы реализаций имущества, особенности передачи (выкупа) активов, оценка их стоимости и т.д. Помимо этого важна квалификация, аполитичность и ответственность персонала. «К сожалению, при создании санационного банка на базе Родовид банка эти требования соблюдены не были», – констатирует Пендзин.

Впрочем, учитывая украинские реалии, вряд ли санационный банк в Украине имел право на жизнь. «Я разделяю мнение, что такой банк для работы с «плохими» активами госбанков не нужен. Сами по себе госбанки в наших условиях являются проблемными», – говорит Павел Ризаненко, председатель подкомитета по вопросам ценных бумаг, фондового рынка, деятельности рейтинговых агентств и электронной коммерции Комитета Верховной рады Украины по вопросам финансовой политики и банковской деятельности.

По его словам, после смены каждого очередного правительства в Украине становится очевидным несовершенство принятых ранее решений. Эти решения нерыночные и потому неэффективные, они как раз и приводят к образованию «плохих» активов. «Поэтому создание санационного банка для того, чтобы он потом занимался проблемными активами – это как создавать проблему, а потом пробовать ее решить. Корректнее было бы попытаться устранить причины проблемы», – уверен Ризаненко.

С таким мнением согласен и финансовый аналитик Иван Угляница. «Невоможны тут никакие санации и «бэд банки». Нет ни юридического, ни практического фреймворка, это просто черные дыры. Они ничем не отличаются от банков, которые попадают в ФГВ, там их просто добивают и доразворовывают», – констатирует эксперт.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Государство
Давос, Трамп и Украина: какие геополитические тренды обозначил WEF-2017
О чем говорили украинские делегаты, и что зарубежная элита думает об украинских реалиях
Кризис в Гамбии: армия Сенегала меняет президентов
Соседи «улыбающейся» африканской страны смещают проигравшего выборы правителя под дулами автоматов
Год без транзита: удалось ли грузам найти путь в обход РФ
А Украине – дать достойный экономический и правовой ответ на транспортную блокаду
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Давос, Трамп и Украина: какие геополитические тренды обозначил WEF-2017
Давос, Трамп и Украина: какие геополитические тренды обозначил WEF-2017
О чем говорили украинские делегаты, и что зарубежная элита думает об украинских реалиях
Третья сила: частную газодобычу ждет очередной передел сфер влияния
Третья сила: частную газодобычу ждет очередной передел сфер влияния
В борьбу за украинский газ уже совсем скоро может включиться «группа Петра Порошенко»
Новые вершины участников рейтинга Forbes «30 до 30»
Новые вершины участников рейтинга Forbes «30 до 30»
Год назад редакция «Forbes Украина» впервые представила рейтинг «30 до 30»
Кризис в Гамбии: армия Сенегала меняет президентов
Кризис в Гамбии: армия Сенегала меняет президентов
Соседи «улыбающейся» африканской страны смещают проигравшего выборы правителя под дулами автоматов