Ольга Трофимцева: «Украине нужно искать маленькие ниши высококачественной продукции»

Блиц-интервью с новым заместителем министра аграрной политики по вопросам евроинтеграции
Ольга Трофимцева: «Украине нужно искать маленькие ниши высококачественной продукции»
Фото: DR

8 сентября заместителем министра аграрной политики по вопросам евроинтеграции была назначена Ольга Трофимцева. На этом посту она заменила Владиславу Рутицкую, проработавшую в министерстве два года. До своего назначения Трофимцева руководила проектом «Консультирование Украины в вопросах аграрной торговли ─ в рамках полного и всеобъемлющего соглашения о свободной торговле между Украиной и ЕС» при Минагропроме. С 2011 года Трофимцева работала экспертом в Международной молочной федерации в Германии, контактируя с представителями молочной отрасли Восточной Европы.

Среди основных задач Трофимцевой в качестве заместителя министра ─ открытие новых рынков для украинского экспорта и расширение ассортимента поставок украинского агросектора за границу. Напомним, по итогам первой половины 2016 года украинский экспорт в ЕС составил $6,5 млрд, треть которого обеспечили товары агропромышленного комплекса. 

Forbes пообщался с новым заместителем министра о том, какие задачи сейчас стоят перед министерством и какие шаги можно считать первоочередными. Также обсуждались возможности поддержки отечественных аграриев и увеличение экспортного потенциала государства в области сельского хозяйства.

─ Каких изменений вы хотите достичь в товарной структуре экспорта аграрной продукции?

─ Главная задача ─ увеличить объем поставок продукции с высокой добавленной стоимостью. Мы и в дальнейшем будем занимать лидирующие позиции в сырьевом экспорте, но для увеличения ВВП важно развивать перерабатывающую отрасль. Нужно превратить агросектор в локомотив, который создает все цепочки добавленной стоимости.

─ Какие механизмы для этого будут применены со стороны государства?

─ Поддержка тех малых и средних фермеров, которые инвестируют в собственную технологичность, которые развивают перерабатывающие мощности или занимаются производством нишевой продукции. Их поддержка должна быть комплексной: информационная, финансовая, организационная. Малые и средние фермеры не знают, как выходить на внешние рынки, поэтому их нужно учить.

Также разрабатывается механизм финансовой помощи, который позволит фермеру, у которого есть до 500 га земли, получать до 500 000 грн помощи.

Наш потенциал еще не исчерпан, физический объем экспорта будет расти и дальше. Поэтому ставку надо делать на высококачественные продукты переработки, которые сразу будут соответствовать стандартам ЕС

─ Какие изменения коснутся географической структуры экспорта?

─ Стоит задача по развитию новых рынков ─ Северная Африка, Ближний Восток, Азия. Соглашение о свободной торговле с Канадой открывает для нас новые возможности в торговле с Северной Америкой. На рынке ЕС остается еще очень много неосвоенных ниш. Например, органическая агропродукция, на которую со стороны Европы есть высокий спрос.

─ Развитие внешних рынков будет скорее количественным или качественным?

─ Для меня приоритетным является качественное расширение. Ведь увеличение объемов ─ это не вопрос приоритетов, а закономерный процесс, который развивается из года в год. Наш потенциал еще не исчерпан, физический объем экспорта будет расти и дальше. Поэтому ставку надо делать на высококачественные продукты переработки, которые сразу будут соответствовать стандартам ЕС.

─ Когда экспортеры получат увеличение размера квот на поставки агропродукции в Евросоюз?

─ Сложный вопрос. Я понимаю чувствительность экспортеров к этой теме. Но с другой стороны, я считаю, что внимание к квотам немного преувеличено. Вопрос расширения квот ─ не только экономический, но и политический. Моя стратегия будет прагматичной. По опыту работы в Германии я знаю, что такие вещи, как увеличение квот, ─ это результат серьезной дипломатической работы.

Мы апеллируем к политическим аргументам: ЕС должен пойти нам навстречу, учитывая, что мы потеряли российский рынок. Я считаю этот тезис хорошим аргументом. Но европейцам этого недостаточно. Они формируют свою аграрную политику с точки зрения научного обоснования. И того же требуют от нас. Поэтому к политическим аргументам нужно добавить конкретные результаты аналитических наработок.

С европейцами нужно говорить как с партнерами. Разумеется, мы будем наполнять их рынок; мы конкуренты ─ и они этого опасаются. Но Европе нужно объяснять, что торговля с Украиной им выгодна. Для этого надо проводить анализ на уровне отраслевых ассоциаций и демонстрировать результаты европейской стороне.

По опыту работы в Германии я знаю, что такие вещи, как увеличение квот, ─ это результат серьезной дипломатической работы

─ Когда Украина начнет поставлять в Европу свинину и телятину?

─ Когда наши производители сами поймут, что надо взять уровень качества под контроль. Если речь заходит о безопасности украинского мяса, все адресуют вопросы Госпродпотребслужбе. А этот разговор нужно начинать с каждого отдельного производителя. Предприятиям надо научиться нести ответственность за свою продукцию.

Регуляторная работа государства в этом плане будет заключаться в совместных действиях министерства и Госпотребслужбы. По свинине нужно решить проблему с АЧС (африканская чума свиней), для развития производства телятины нужно ввести программу мониторинга распространения вирусов, в первую очередь – речь о BSE. А это долгое дело, на которое еще надо найти деньги ─ около 30 млн гривен в год. Понятно, что взять их из бюджета будет сложно.

─ В июле Украина отправила первую партию молока в ЕС. Как государство будет помогать «молочникам» расширять товарный ассортимент экспорта? В частности, по поставкам сыров?

─ Для начала нам нужно производить нормальные сыры. В промышленном объеме я до сих пор не смогла найти в Украине сыр, который я привыкла есть в Берлине, и это не снобизм. Качество у нас хромает, а без этого трудно говорить о массовом спросе на украинский сыр в Европе. У нас есть фермеры, которые производят козий сыр или прекрасный органический сыр высокого качества. Это нишевый продукт, который интересует европейцев. Но такие фермерства не являются масштабными и не всегда справляются даже с внутренним спросом.

Не стоит надеяться, что мы накроем Европу своим сыром. Но у нас есть мед, органика, много других интересных и перспективных продуктов

─ Так может аграриям нужно объяснить, что Европа ─ это не манна небесная?

─ Многие это понимают. Зона свободной торговли не означает, что туда надо продавать все. Рынок Европы очень сложный и насыщенный. Я считаю, что Украине нужно искать маленькие ниши высококачественной продукции, где мы имеем конкурентные преимущества и можем закрепиться. Не стоит надеяться, что мы накроем Европу своим сыром. Но у нас есть мед, органика, много других интересных и перспективных продуктов.

─ Какой будет ваша стратегия для привлечения европейских инвестиций в агросектор?

─ Конкретный и прагматичный разговор с европейским бизнесом. Никого уже не интересуют разговоры на общем уровне о том, что у нас здесь мощная аграрная страна. Нужно готовить конкретные предложения от конкретных регионов. Вас интересует переработка говядины? Лучшие условия производства предлагает, например, Полесье. Овощи и фрукты ─ пожалуйста, в Херсон. Нужно разработать предложение на основе кластерно-точечного подхода. Поэтому, несмотря на то, что моя тема ─ это евроинтеграция, мне нужно будет активнее работать с регионами.

─ Какими будут три ключевых месседжа украинского аграрного лобби в Европе?

─ Мы надежные партнеры в аграрной торговле. Украинская продукция качественная и безопасная. Украина и Европа нужны друг другу.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Государство
Тимур Хромаев: «Из всех европейских стран только Украина не имеет полноценного регулятора ценных бумаг»
Глава НКЦБФР – о специфике фондового рынка Украины, борьбе с сомнительными эмитентами и роли высоких технологий в обеспечении доверия к работе регулятора
Зигмунт Бердыховский: «В наше время очень трудно отличить глупость от государственной измены»
Блиц-интервью с председателем программного совета Экономического форума и экс-депутатом польского Сейма
Деньги из трубы: кто получит плату с газораспределительных сетей
Очередной виток борьбы за финансовые потоки обострил противоречия между НКРЭКУ и «Нафтогазом»
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов