Олег Устенко: «$30-50 млрд на руках у населения на самом деле принадлежат 15% жителей Украины»

CEO Международного фонда Блейзера – о влиянии политики Трампа на Украину и перспективах внешнего финансирования
Олег Устенко: «$30-50 млрд на руках у населения на самом деле принадлежат 15% жителей Украины»
Олег Устенко
Фото: Козаченко Александр для "Forbes Украина"

В ближайшие дни деловой мир ждет возможного пересмотра учетной ставки Федеральной резервной системы. Еще в ноябре руководитель ФРС США Джанет Йеллен заявила о возможном повышении ставки в начале декабря. После победы Дональда Трампа на президентских выборах шансы на пересмотр учетной ставки снижаются.

О перспективах политики Дональда Трампа и, в частности, последствиях изменения ставки ФРС, Forbes побеседовал с экономистом, СЕО Международного фонда Блейзера Олегом Устенко. Магистр Гарвардского университета, с 2004 года он работает в команде фонда Блейзера, беря участие в проектах, связанных с международными донорами Украины: Всемирным банком, Организацией экономического сотрудничества и развития и т.д.

Кроме политики США, мы поговорили о нынешнем состоянии украинской экономики и рецептах по выводу ее из кризиса. Также были затронуты перспективы усиления роли Китая на мировой арене, события в Турции и возможности получения внешнего финансирования Украиной.

 Каковы ожидания от политики Дональда Трампа, и каким может быть реальное влияние его кабинета на международную ситуацию?

– Политика Дональда Трампа будет гораздо более прагматичной по сравнению с той, которую мы видели раньше не только при президентстве Обамы, а и его предшественников. Это было заявлено и на предвыборных дебатах, и подтверждено в первых речах сразу после победы. Да, в ходе предвыборной кампании он посылал месседжи с серьезным преувеличением, но это не значит, что он не будет делать обещанное. Допустим, когда он говорит о стене между США и Мексикой, он реально имел в виду то, что будет контролировать вопросы, связанные с незаконной миграцией. Когда он говорит о бюджете НАТО и высказывает недовольство, что львиная доля военных расходов лежит на бюджете США, он пытается  заставить других партнеров НАТО тратиться больше, так как США не хотят «продолжать банкет за свой счет».

Он, очевидно, недоволен тем, что из $900 млрд общего бюджета Альянса более 70% – это счет американских налогоплательщиков. А ведь кроме них «за столом сидят» еще 27 стран. Для него любая международная договоренность – это обычный контракт. Человек из бизнеса – а непосредственно оттуда всходит на Олимп 45-й президент США – читает контракт именно так, как он написан. Сказано, что страна-участница тратит не меньше 2% своего ВВП на оборону, значит, так и должно быть. У него возникают справедливые вопросы ко многим. Почему у Канады этот счет не дотягивает до 1%, а у Италии и Германии – чуть выше 1%?

Мы живем в реальном мире. И надо понимать, что бюджетный маневр Трампа будет очень ограничен. Он четко декларировал, что США имеют слишком много долгов, возникших на фоне высокого фискального дефицита. Но параллельно с этим он декларирует и необходимость увеличения затрат на инфраструктурные проекты. Более того, он заявляет и о высоком уровне налогов, которые дестимулируют бизнес и заставляют его покидать территорию США. Человек, который будет пытаться решать подобную систему уравнений, неизбежно придет к выводу о том, что необходимо сокращать расходы по целому ряду бюджетных статей. Например, свернуть медицинскую реформу предыдущей администрации.

Можно с высокой долей вероятности предполагать, что те экономические советники, которые уже работают с ним, пытаются вложить в голову новому президенту и тезисы о том, что да, действительно, снижая налоговое давление, ты получишь дополнительный стимул для развития экономики, но этот дополнительный стимул будет сопряжен с определенным временным лагом. Нельзя сразу начать стимулировать экономику просто из-за того, что ты снизил налоговое бремя. Должен пройти промежуток времени, и он может быть достаточно большим. В США он может быть больше одного года. Совершенно очевидно, что жизненные реалии могут существенно откорректировать позицию Дональда Трампа, но вряд ли можно предположить, что она будет кардинально изменена.

Олег Устенко: 	«$30-50 млрд на руках у населения на самом деле принадлежат 15% жителей Украины»
Фото: Козаченко Александр для «Forbes Украина»

 Где золотая середина между заявлениями Трампа об ограничении миграции, с созданием новых рабочих мест для американцев, и традиционным для республиканцев лобби крупных корпораций, в частности, ІТ? Они и так не могут трудоустроить всех мигрантов, кого хотят, из-за квоты по трудовым визам. Чего ожидать в ІТ-секторе?

– Трамп будет пытаться искать баланс. Его электорат – это голубые воротнички, рабочий класс США: люди, работающие на конвейере, фермеры и так далее. Основа его электората в своем большинстве – это не суперобразованное население, которое работает в ІТ-секторе, секторе финансовых услуг, новых технологий и науки.

Я уверен, основная идея, которую ему попытаются вложить в голову, это то, что никто не отменял общие экономические законы. Есть известная функция Кобба – Дугласа, которая говорит о том, что производство страны зависит от количества и качества рабочей силы, используемых технологий и т.д. Это будет приниматься во внимание при выработке экономической политики кабинета Трампа. Будет дифференциация – между тем, въезд какой миграции должен быть более жестко контролирован, и тем, кто необходим и нуждается в «поблажках». Таксисту их Житомира эмигрировать в США будет сложно. Но просто – тем, кто занимается, например, НИОКРом (научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими разработками – reseach and development).

Как только поднимется учетная ставка ФРС, мы увидим больший отток капитала со всех территорий в сторону США. Рост доллара будет означать, что все станут менее интересными в сравнении с США. И Украина тоже

 Как вы оцениваете изменение учетной ставки ФРС?

– Как только поднимется учетная ставка ФРС, мы увидим больший отток капитала со всех территорий в сторону США. Рост доллара будет означать, что все станут менее интересными в сравнении с США. И Украина тоже. Инвесторы станут вкладываться в доллар, за счет чего Трамп будет получать дополнительный стимул для роста своей экономики. Будет происходить перетекание капитала. И в этой связи Украина должна быть готова к тому, что конкуренция за инвестиционный ресурс еще увеличится. Выиграет тот, кто сможет предложить для инвестора лучшие условия. Поэтому повестка дня, связанная с резким «рывком» в качестве бизнес-климата в стране, актуализируется многократно.

 Каковы перспективы политики протекционизма в США?

– Протекционизм в риторике Трампа был ожидаемым, учитывая, кто был его электоратом. Можно вводить элементы протекционизма, такие как, например, ограничение на импорт, но с очень серьезным обоснованием, почему это введено. США являются членом ВТО, в рамках которого непросто организовать запрет на въезд в страну определенных групп товаров.

Либо может быть жесткий вариант с отказом от ВТО, однако в это не верится. Также во время выборов проговаривалась возможность выхода США из NAFT – Североамериканской зоны свободной торговли. Но сейчас этот сценарий представляется маловероятным.

Несколько раз Дональд Трамп заявлял, что США нет смысла находиться в договоре по Тихоокеанскому сотрудничеству. Заявление очень серьезно начало будоражить остальные страны, потому что без США это может привести к усилению роли Китая в регионе. А это не играет на руку самим США. Тем более, мы видели, что премьер Японии Абэ уже встречался c Трампом. И одним из важных мотиваторов для этого как раз и послужили заявления от новоизбранного президента США.

 Что означает усиление Китая?

– Китай – вторая после США экономика мира. Объем его ВВП по результатам 2016 года приблизится к $11 трлн. Во многом он может представлять геополитическую угрозу для Соединенных Штатов. Вспомните, как в 2010-2011 годах США пробовали давить на Китай, пытаясь повысить курс юаня, говоря, что юань недооценен. Причем риторика была более чем жесткой. Утверждалось, что он недооценен специально Народным банком Китая, и это означает, что Китай может создавать серьезную конкуренцию на внутреннем рынке США. На этот же период времени припадает и разгар «интеллектуальных страстей», и повсеместное введение в понятийном аппарате такого термина, как «валютные войны».

Олег Устенко: 	«$30-50 млрд на руках у населения на самом деле принадлежат 15% жителей Украины»
Фото: Козаченко Александр для «Forbes Украина»

 И в итоге юань выиграл, стал резервной валютой, и был включен в специальные права требования (SDR) МВФ.

– Да, и в привязке к МВФ Китай, начиная с 2007 года, настаивал на том, что он хочет увеличить свою долю в МВФ и принимать более активное участие в выработке ключевых решений. Очевидно, что МВФ – это не ООН, и там не работает принцип «одна страна – один голос». В этой организации ты имеешь определенные доли в общем «акционером капитале». Когда во время прошлого кризиса 2007-2009 годов МВФ говорил, что им нужен дополнительный капитал, первый, кто поднимал руку и заявлял, что «мы согласны его внести», это был как раз Китай. Но МВФ был против этого, что для него означало бы выход из привычной комфортной действительности посредством размытия акций США.

Не говоря уже о военных расходах. Китайцы все больше тратятся на свое вооружение. Военный бюджет Китая составляет треть от бюджета США. А если будет принято решение об уменьшении присутствия США в Тихоокеанском регионе, сразу же появится другой крупнейший игрок – Китай, у которого есть и деньги, и возможности, и армия.

Китай, начиная с 2007 года, настаивал на том, что он хочет увеличить свою долю в МВФ и принимать более активное участие в выработке ключевых решений

 Но Китай уже намного богаче, чем Америка. На Беверли Хиллс, North Rodeo Drive, в брендовых магазинах Luise Vuitton, Burberry, etc несколько покупок в день – это хорошо, если это не «черная пятница». В Париже также несколько посетителей с покупками в день – это здорово. А в Макао, Шанхае, в этих же брендовых магазинах стоят очереди! И богатые американцы с европейцами говорят, что «мы нищие в сравнении с Китаем».

– Такие же истории можно услышать о Японии. Но средняя зарплата в китайских городах составляет около $700, сама экономика США – это более $15 трлн, а Китай – как минимум на треть меньше экономики Штатов. Другой вопрос, что Китай сдвинул Японию в рейтинге богатейших стран мира, заняв в 2013 году ее второе место.

 Можно ли говорить, что радикальный лидер в США – это дань времени, в котором есть ИГИЛ и ультраправые лидеры в ЕС? Складывается впечатление, что Дональд Трамп вполне логичный лидер для США, потому что для такого исторического лидера, как Владимир Путин, необходим визави, который эмоционально будет с ним на одном уровне. А Путин и Трамп, безусловно, на одном эмоциональном уровне, и в одном тренде.

– И да, и нет. Нельзя сказать, что первоначально. Есть масса совершенно новых вызовов. ИГИЛ, активные миграционные потоки. Проблемы, связанные с территориями, которые десятилетиями – в состоянии войны, например, в Африке. Огромное количество людей живут за чертой, в отсутствии доступа к нормальной питьевой воде.

Эти явления были и раньше. Но в современном информационном обществе все это на поверхности, и поэтому обычные подходы, разговоры о решении за счет общего консенсуса, не устраивают избирателей. Избиратель хочет чего-то быстрого и радикального. События в ЕС показывают, что тот, кто наиболее крайне высказывается, имеет возможности победить. В некоторых случаях даже в Европе людям приходится выбирать между двумя радикалами. Такая эпоха. Нам может это не нравиться, но это «новая нормальность», к которой надо привыкать.

 И что эта радикальная эпоха больших перемен означает для Украины?

– Для Украины она означает то, что наша страна рискует окончательно потерять свое конкурентное преимущество, а ее высокий потенциал – оказаться так и не реализованным и «не монетизированным». Время тратилось и тратится впустую.

Пока другие работали, мы пытались строить «Нью-Васюки». Политики охотно «кормили» население неисполнимыми обещаниями. Основная идея практически всех наших политических партий сводилась к тому, «как бы, ничего не делая, получить все». И, что ужасно, нельзя сказать, что это не нравилось людям. В массе своей они на «ура» голосовали за этих политиков.

Спрос рождает предложение. Люди хотели слышать сказки – и им эти сказки рассказывали. Спрос на популизм царил и продолжает царить в головах у украинского населения. Это вылилось в то, что больше чем за 25 лет независимости Украина так и не поднялась до того уровня, с которого когда-то, в 1991 году, упала. Если сравнить наш ВВП в 1991-м в пересчете на современные цены, и на результат 2016 года, окажется, что мы с трудом дотягиваем до 65% ВВП 1991 года.

Олег Устенко: 	«$30-50 млрд на руках у населения на самом деле принадлежат 15% жителей Украины»
Фото: Козаченко Александр для «Forbes Украина»

 Старший экономист ЕБРР Сергей Гуриев сказал в интервью Forbes, что поскольку в ВВП не считается Google, Uber, BlaBlaCar, другие вещи из шеринговой и новой экономики, то и экономисты оперируют ВВП в старой математике, а как считать ВВП в новой математике, они пока не знают.

– Если не ВВП, то можно пользоваться, например, «индексом счастья», но и в этом индексе одной переменной являются доход населения и ВВП на душу населения. Можно себя убеждать, что в Украине все замечательно и здорово, но я так не считаю. Более того – это опасный ход мыслей, который «играет на руку» старой украинской элите. Конечно, «бедность – не порок», но это точно и не достижение.

Украина много лет пыталась двигаться в сторону Европы, а насколько сейчас все хорошо в самой Европе? Как Украина пройдет глобальные потрясения современности? Чего нам ожидать от выборов во Франции и Германии? Что произойдет в Болгарии, и останется ли Вышеградская четверка на стороне Украины? Как Украина сможет «вписаться» в новые геоэкономические и геополитические реалии? Все это открытые вопросы, ответы на которые смогут помочь самой Украине разобраться и со своим местом в мире, и в описании «направления движения».

 Мы идем курсом международных доноров, нам в пример ставят, допустим, Турцию. Экономически Турция выиграла от работы с МВФ. Но в государстве есть и другие сферы, и к чему же привела современная турецкая политика, которая сопровождалась в том числе МВФ? Там в один день пришли в дома к полусотне журналистов – и всех их арестовали. Арестовали сотни ученых, преподавателей. Тогда чего стоят рецепты и политика международных организаций, если они не повлияли на вопросы ценности человеческой свободы, и если, столько лет проработав с экспертами из международных организаций, Турция в итоге пришла к массовым арестам?

– Гораздо хуже, если бы эти аресты журналистов и ученых проходили на фоне нищей страны. Кстати, история показывает, что в тоталитарном государстве экономический рост может быть только очень краткосрочным, а потом у него все равно начинаются серьезные экономические проблемы и «угасание» роста.

Если предположить, что Турция идет к тоталитаризму, то она еще какое-то время будет на ходу, а потом их экономика начнет подавать четкие сигналы рецессии. И это будет происходить на фоне того, что большинство населения по определению не может поддерживать тоталитаризм. Я допускаю, что кто-то не против, но точно не основная масса людей.

Говоря о Турции – гораздо хуже, если бы эти аресты журналистов и ученых проходили на фоне нищей страны. Если предположить, что Турция идет к тоталитаризму, то она еще какое-то время будет на ходу, а потом их экономика начнет подавать четкие сигналы рецессии

 Как в этих условиях вести себя Украине?

– Украина живет в новых реалиях. New normality – то, что было ненормальным раньше, а теперь стало нормой. Европа становится более непонятной и менее предсказуемой. Рост радикализма. Выборы в США и возросшая роль Китая. Все больше разговоров о том, нужен ли вообще Вашингтонский консенсус.

Повторюсь, Украина должна переосмыслить свое место и строить более конкурентную стратегию. Я не допускаю, что здесь может появиться тоталитарный лидер. Если ты делаешь тоталитарное государство, ты должен поднять расходы на силовой блок. Сейчас мы тратим 5% ВВП на силовой блок и армию. И я не представляю себе, откуда Украина возьмет деньги, чтобы в 2-3 раза увеличить эти расходы.

Экономически создание тоталитарного государства в Украине вряд ли возможно – мы слишком бедны для этого. И надеюсь, что слишком горды. Прагматизм во всем – вот что должно превалировать сейчас. А это означает, что Украина должна каким-то образом перезапустить свою экономику.

2016 год мы заканчиваем с ВВП на душу населения на уровне $2000. А Румыния у нас рядом, одна из самых бедных европейских стран, закончит этот год с показателем на уровне $6000; Венгрия – $10 000; у Польши – около $15 000.

Если мы верим в мобильность рабочей силы, я бы предположил, что миграция рабочей силы с нашей территории будет катастрофически увеличиваться, и в конце мы останемся с не 40+ млн, а с намного меньшим количеством населения. Сначала уедут самые образованные, потом остальные.

 Несколько лет назад была популярна история Ирландии, где все было очень плохо, но после голода середины XVIII века, когда часть населения не выжила, а часть эмигрировала, экономика наладилась. Это ужасно, но об этом реально говорят экономисты.

– Я не думаю, что для Украины это выход.

 Тем не менее, в стране несколько миллионов человек получают зарплату около $100 или меньше. Эти люди обречены или на гибель, или на эмиграцию.

– Украина – очень специфическая страна, в том плане, что на целом ряде работ человек не в силах воспроизвести собственную рабочую силу. Часть населения живет на доход, который ниже минимальной потребительской корзины. Это нонсенс и драма для целого народа.

Поэтому Украина должна прекратить жить в иллюзиях. Нельзя быть бедным и счастливым. Экономический рост и построение среднего класса должны стать национальной идеей.

Когда говорят, что в Украине на руках у населения есть $30-50 млрд, в моем представлении все эти миллиарды находятся на руках у 15% населения

 И на фоне этого мы видим очень сильное расслоение общества. Несколько миллионов граждан живут у черты бедности, а на фоне этого роскошную жизнь ведет несколько процентов населения.  Часть этих богатств приобретается за коррупционные деньги, только усугубляя плачевное положение страны.

– Когда говорят, что в Украине на руках у населения есть $30-50 млрд, в моем представлении все эти миллиарды находятся на руках у 15% населения. В старые времена (особенно во время кризисов) я видел месячный спрос со стороны населения на валюту, который доходил до $2 млрд, а иногда и пересекал эту отметку. Но когда сейчас вижу, что с начала года население продало больше, чем купило валюты, для меня это показатель, что дела обстоят «из рук вон плохо». Запаса прочности у людей практически не осталось.

У населения был какой-то запас, на фоне которого можно было проводить реформы. А сделано было либо слишком мало в одних сферах, либо вообще ничего – в других. Более того, оказалось, что политические элиты не очень мотивированы на то, чтобы проводить реформы. И это нонсенс. Потому что владелец крупного капитала не может жить все время в парадигме того, что основной заработок получается от «выкачки» ресурсов из экономики. Тогда ты должен строить монополизм и пытаться «зацементировать» свою ренту.

Эта рента будет постоянно снижаться, потому что через такое выкачивание элиты проедают свое же будущее. Или же бизнесмены и украинский олигархат должны быть заинтересованы в том, чтобы ситуация в стране улучшилась. Потому что тогда они перестанут получать постоянную большую ренту, но получат главное – будущее.

Но, это не срабатывает. Получается, что вполне осознанно олигархат идет на постепенное угасание получаемой им ренты с параллельным (но весьма постоянным) снижением стоимости своих активов, размещенных в Украине. Не объясняет ли это тот парадокс, который мы наблюдаем, когда многие властьимущие инвестируют вне Украины? Те, от кого зависит успех экономической политики страны, сами не верят в этот успех. В противном случае они бы инвестировали здесь, в Украине, а не за ее пределами.

Олег Устенко: 	«$30-50 млрд на руках у населения на самом деле принадлежат 15% жителей Украины»
Фото: Козаченко Александр для «Forbes Украина»

 Но в итоге другие страны вводят налоги на «новые деньги», как Билль о криминальных финансах в Великобритании – согласно ему недвижимость, добропорядочное происхождение капитала по которой нельзя будет доказать, могут экспроприировать. Или налог на депозиты, который планировал ввести Кипр, заменив его реструктуризацией вкладов Bank of Cyprus. В итоге зарабатывают Великобритания, Кипр, но не Украина, на которой бизнесмены сделали свои капиталы. В мире проходит ревизия всех финансовых систем, банковская тайна уходит в прошлое, и это тоже одна из систем радикального мира.

– Тогда надо представить себе логику украинского владельца капитала. Какая у него альтернатива? Сидеть на этих деньгах в Украине и продолжать их по чуть-чуть вкладывать, осознавая, что у тебя ухудшается ситуация, но ты при этом не хочешь проводить реформы, а хочешь оставаться одним важным игроком, однако изменений не хочешь? Мотиватором может быть последующая легализация средств, которые у них есть. Например, через IPO на Варшавской бирже.

Поэтому нужно усилить конкуренцию и дать возможность защищать права частной собственности. Решить проблему судов и сломать систему, когда их решения могут приниматься по звонку из властных кабинетов. Теоретически, крупные бизнесмены должны стать крупными и активными лоббистами изменений. Но они этого не делают. Почему? Ведь у них есть потребность в сохранении здесь своей рабочей силы и бизнеса. Иначе, вместе с падением экономики страны, будут обесцениваться и их активы.

Экономически создание тоталитарного государства в Украине вряд ли возможно – мы слишком бедны для этого. И надеюсь, что слишком горды

 Как вы оцениваете перспективы внешнего финансирования украинского бизнеса?

– Украина явно относится к странам с так называемым «мусорным» инвестиционным рейтингом. Такие страны, как правило, не кредитуются. И инвестиции в них вкладывают крайне неохотно. Украина при колоссальном риске не может обеспечить тот достаточный уровень доходности, который сопряжен с этим риском. Закономерно, она автоматически выпадает из желания быть объектом инвестиций для очень многих. Поэтому возможности привлечь капитал и у страны, и у бизнеса в современной системе координат стремятся к нулю.

Заявления, которые делает министр финансов по поводу попытки «протестировать» внешние рынки капитала, говорят о том, что даже если инвесторы станут благосклонными к Украине, и Минфин попытается вывести страну на заимствования, то что это будет за альтернатива, если на внешних рынках ресурс будет стоить около 8% годовых, а у МВФ мы получаем под 3%? И это для страны, которая и так по итогам 2016 года должна заплатить 5% своего валового внутреннего продукта только за обслуживание своих долгов. Мы согласны играть в игру с увеличением долга? Надеюсь, что нет. 

Только уменьшив уровень риска, можно будет получить относительно недорогой финансовый ресурс, который впоследствии обеспечит экономический рост. А уменьшить уровень риска без проведения структурных реформ – нельзя. Уверен, что осознание этой логической цепочки есть уже у многих. Но насколько многочисленна эта группа «многих» для того, чтобы обеспечить подобные трансформации – это, конечно, открытый вопрос. Важно не упустить время!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Государство
Тимур Хромаев: «Из всех европейских стран только Украина не имеет полноценного регулятора ценных бумаг»
Глава НКЦБФР – о специфике фондового рынка Украины, борьбе с сомнительными эмитентами и роли высоких технологий в обеспечении доверия к работе регулятора
Зигмунт Бердыховский: «В наше время очень трудно отличить глупость от государственной измены»
Блиц-интервью с председателем программного совета Экономического форума и экс-депутатом польского Сейма
Деньги из трубы: кто получит плату с газораспределительных сетей
Очередной виток борьбы за финансовые потоки обострил противоречия между НКРЭКУ и «Нафтогазом»
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 1
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Tim Vlasyuk
Tim Vlasyuk — 18.12.2016, 10:53

В Києві, Одесі, Львові, Дніпропетровську держава має створити фондові біржі. Приватний капітал теж має можливість створити фондові, товарно-сировинні біржі.
Провести акціонування державних підприємств, які ВРУ, уряд бажають приватизувати. Створюються ВАТ.
Ціну акцій зробити максимально доступною для всіх від 1 гривні до 100 гривень.
Уряд оголошує про продаж акцій всіх державних підприємств протягом певного періоду 1-3 роки.
Для початку обираються 100 невеликих підприємств. Проводиться акціонування. В наступні кілька місяців партіями по 100-300 підприємств акціонується решта.

Акції підприємств продавати на створених біржах. Якщо уряд акціонує державне підприємство, то протягом року на фондових біржах буде продано 100% акцій.
Кожен місяць продавати по 10% акцій всім бажаючим через фондові біржі. Після першого і другого місяця продажу акцій можна робити перерву на місяць для корекції ціни.
Метою акціонування є створення в Україні фондового ринку, залучення відчизняних і іноземних інвесторів, інвестицій в країну, приватизація державних підприємств.
Для зручного продажу купівлі акцій рекомендую фондовим біржам створити мобільні додатки щоб громадянин України мав можливість купити акції будь-якого підприємства зі смартфону, або іншого гаджету, персонального комп'ютера.

Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Разрубить гордиев узел: еврооблигационные LPN-структуры и новые правила налогообложения
Разрубить гордиев узел: еврооблигационные LPN-структуры и новые правила налогообложения
Каковы новые правила налогообложения процентов, выплачиваемых украинскими эмитентами так называемых «облигаций участия в кредите» на международных рынках капитала
Принуждение в частном порядке: новшества в сфере исполнения судебных решений
Принуждение в частном порядке: новшества в сфере исполнения судебных решений
Станет ли институт частных исполнителей необходимым и достаточным условием эффективной и объективной работы судебной системы