Год без транзита: удалось ли грузам найти путь в обход РФ

А Украине – дать достойный экономический и правовой ответ на транспортную блокаду
Год без транзита: удалось ли грузам найти путь в обход РФ
Фото shutterstock

Год назад отношения России и Украины обострились еще одной экономической войной – транзитной. С 1 января в связи с приостановкой действия договора о ЗСТ с Украиной РФ ввела ограничения на отправки грузов по своей территории назначением в Казахстан сроком до 1 июля. С февраля она полностью заблокировала перемещение украинских фур по своей территории. А после того как Украина ответила остановкой у своих границ российских грузовиков – и вовсе закрыла нам транзит для всех видов транспорта. Под угрозой оказался почти весь азиатский экспорт Украины объемом около $13 млрд в год.

Путем переговоров и отмены украинских запретов эти меры удалось смягчить, но лишь частично. Несмотря на дипломатические усилия украинской стороны и попытки задействовать инструменты ВТО, в июле Россия закрепила транзитное эмбарго. Был расширен список товаров и стран, по направлению к которым украинские товары не могут отправляться через ее сухопутные границы (к странам добавилась Киргизия). Под временный запрет транзита попали также авто и ж/д перевозки товаров, на которые наложено эмбарго со стороны РФ, и тех, на которые установлены пошлины в рамках Евразийского экономического союза.

К концу года мы так и не нашли действенных инструментов воздействия на северного соседа, который грубо нарушил основу основ международного торгового права – свободу транзита. Насколько болезненными оказались последствия и каким будет наш ответ?

Восточный экспорт

В 2016 году объемы экспорта продолжали сокращаться. За 10 месяцев года общие потери в экспорте составили 7,9% к тому же периоду 2015-го (что само по себе является низкой базой сравнения). Главный вклад в эти потери сделали азиатские рынки, в первую очередь страны СНГ, куда суммарно Украина поставила товаров на 4,8 млрд, или на 25% меньше, чем годом ранее за тот же период. Сокращалась торговля со всеми странами, кроме Беларуси. И особенно сильно – именно с теми, которых коснулись ограничения по транзиту: Казахстаном и Кыргызстаном (на 55% и 51% соответственно). В деньгах потери только по этим двум странам составили $0,5 млрд.

В лидерах падения объемов экспорта также и РФ, которая вместе с Казахстаном входит в тройку крупнейших торговых партнеров Украины в СНГ. В 2015 году на них пришлось почти 15% всего украинского экспорта – было продано товаров на $5,5 млрд.

В течение года экспорт непосредственно в Россию сокращался, хотя и не так интенсивно, как в 2015-м (на 28,5% и 51% соответственно). РФ остается нашим крупнейшим экспортным рынком. Хотя Польша, третья среди покупателей наших товаров (после Египта), уже почти дышит в затылок. В целом ситуация с рынками ЕС намного лучше и по объемам, и по динамике. За те же 10 месяцев 2016 года объем поставок в страны ЕС составил $11,5 млрд, и экспорт вырос на 3%.

В 2016 году Украина также торговала менее интенсивно с ключевыми партнерами в Юго-Восточной Азии – упал экспорт в Китай и Южную Корею. Сыграл ли роль в спаде запрет транзита? Лишь частично. Например, крупнейшая горнорудная компания «Метинвест» сократила за 9 месяцев года продажи на рынках СНГ на 11%, а в Юго-Восточной Азии – на 45%, говорится в ее финансовом отчете.

Но причины были объективные. «Продажи [плоского проката] в Юго-Восточной Азии упали на 118 000 тонн в результате введения правительством Индии антидемпинговых пошлин и защитных мер, а также перенаправления объемов на другие рынки», – поясняют в компании. Основная переориентация объемов произошла на Северную Америку, где продажи металлургической продукции «Метинвеста» выросли на 28%. Сегмент торговли с СНГ также сокращался за счет готовой метпродукции из-за конъюнктуры рынка.

«Запрет транзита на Казахстан и Кыргызстан не был для нас критичным, так как туда поставлялись незначительные объемы и была возможность перенаправить их на другие рынки. Гораздо ощутимее была потеря российского рынка, который упал более чем в 10 раз. Что касается других стран СНГ, то мы и сейчас отправляем некоторые объемы в Туркменистан и Азербайджан через территорию России по железной дороге», – говорит замгендиректора ПАО «АрселорМиттал Кривой Рог» Владимир Ткаченко.

Более заметными потери оказались для кондитеров. Согласно данным Госкомстата, в торговле с Казахстаном наиболее критичным был спад продаж изделий из черного металла, машиностроительной и мучной продукции, с Киргизией – кондитерских изделий, сахара и шоколада (интересно, что в Казахстан их поставки, напротив, выросли на 10%). Также пострадали отрасли фармацевтики и легкой промышленности. «Объем экспорта, который Украина теряет вследствие блокирования транзита кондитерки в страны Кавказа и Центральной Азии, Монголию и Северо-Западный Китай – 140 000 тонн стоимостью более $200 млн. Это около 64% всего нашего кондитерского экспорта», – констатирует Александр Балдынюк, глава ассоциации «Укркондпром».

Зацепки на «Шелковом пути»

Год без транзита: удалось ли грузам найти путь в обход РФ
Фото shutterstock

Одна из отраслей, для которой меры РФ, как ожидалось, будут очень болезненными – автоперевозки. В 2015 году украинские перевозчики выполнили по территории России 40 000 транзитных поездок, на кон оказался поставлен бизнес для 5000 компаний. Финансовые потери, согласно оценкам Ассоциации международных автоперевозчиков (АсМАП), могли составить около 4 млрд грн. «Мы приспособились как-то. Возим. В этом году Россия согласовала 25 000 транзитных разрешений, уже все использовали», – объясняет глава Ассоциации Леонид Костюченко.

По его словам, эти отправки поделили между собой перевозчики, которые сумели найти грузы, не подпадающие под запрет. Остальные прокладывали путь в обход РФ. «Идут через два моря – Черное и Каспийское. Там сейчас неплохие условия, работают стабильно, хотя фрахт все равно выходит на $3000 дороже», – отмечает глава АсМАП. Поэтому украинские компании все же теряют этот рынок доставки в Азию в пользу конкурентов из других стран, для которых не действует запрет и которые могут воспользоваться более коротким путем – через Польшу и Беларусь. Костюченко указывает, что самая большая группа товаров, которая следует автопоездами через переправу на Черном море на Кавказ и в Азию – это кондитерские изделия. Также среди грузов – электротехника, детали для машин и механизмов, труба, прокат, минералы.

По словам многих опрошенных экспортеров, запущенный Мининфраструктуры и «Укрзализныцей» в начале года проект «Шелковый путь» существенно сгладил ситуацию с запретом транзита через РФ. Хотя пока и не стал полноценной альтернативой. «Мы пробовали направить пробную партию этим поездом в Туркменистан. Но это было очень долго», – вспоминает Владимир Ткаченко.

Налаживание паромной переправы через Каспийское и Черное моря – эффективный экономический ответ на блокаду РФ, соглашается Александр Балдынюк. Однако, по его мнению, Украина пока не готова дать такой ответ. В числе основных проблем с этим маршрутом, указывает он, помимо высоких тарифов и сроков доставки – неготовность Черноморской переправы обслуживать нужные объемы грузопотоков.

Россия и без участия Украины ищет и успешно находит маршруты в обход нашей территории

Проблемы с очередями были, признает директор паромного терминала порта «Черноморск» Павел Скворцов. Порт был вынужден поставить часть терминала на ремонт. «Но мы сделали все работы досрочно, за месяц. И сегодня все работает без сбоев, задержек нет», – уверяет Скворцов. По его словам, по итогу года переправа выйдет на объем переработки 2 млн тонн грузов, что на 30% больше, чем в 2015-м. Много это или мало? Не так и мало, например, весь украинский экспорт в Кыргызстан и Казахстан – это около 1,2 млн тонн в год. Правда, напоминает Костюченко, паромная переправа – это часть проекта «Укрзализныци» «Транскаспийский транспортный маршрут», поэтому терминал дает приоритет грузам, идущим в вагонах. «А автопоезда пропускают по остаточному принципу», – говорит он.

В поисках ответа

Что предпринимает для своей защиты Украина и есть ли действенные меры правовой борьбы? По словам Торгового представителя Украины Натальи Микольской, возможности мирного урегулирования с Россией, в том числе в рамках ВТО, уже исчерпаны. Поэтому Украина готовит обращение в орган по урегулированию споров ВТО с целью заставить оппонента устранить ограничения. К слову, готовятся иски не только по теме запрета транзита, но и по поводу ограничений на поставку железнодорожной продукции, а также фитосанитарных и ветеринарных ограничений на продукты продовольствия.

«Мы завершаем формирование правового обоснования и доказательной базы и ведем консультации с нашими торговыми партнерами насчет их поддержки», – говорит Микольская. В случае позитивного исхода дела Украина сможет добиться либо снятия ограничений, либо возможности законно применить ответные меры в соответствии с суммой понесенного ущерба. По итогам 2016 года Микольская оценивает размер этого ущерба примерно в $1 млрд, однако это только прямые торговые потери.

Вряд ли частью мер реагирования может быть ответный запрет транзита, к чему изначально прибегла Украина в этом конфликте. Одно из наиболее доходных направлений транспорта и экспорта услуг – транзит через свою территорию – приносит Украине свыше $4 млрд в год (включая транзит газа). Однако уже семь лет он сокращается, а последние три – ускоренными темпами. С учетом того, что к формированию свыше 80% транзита причастна РФ, его обвал с начала военного и экономического конфликта можно причислить к одному из инструментов этой войны. Россия и без участия Украины ищет и успешно находит маршруты в обход нашей территории.

По итогам года нас ждет новый этап обвала транзита, хотя Украина даже вопреки войне пыталась привлекать его выгодными ставками (например, в марте был снижен транзитный ж/д тариф на ЖРС российского происхождения на 72-78%). Так, согласно данным АМПУ, транзит в портах за 11 месяцев года обвалился на 35% до 8 млн тонн, транзит по железной дороге за тот же период, как сообщают в УЗ – на 30,8% до 15,5 млн тонн.

Год без транзита: удалось ли грузам найти путь в обход РФ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Государство
Тимур Хромаев: «Из всех европейских стран только Украина не имеет полноценного регулятора ценных бумаг»
Глава НКЦБФР – о специфике фондового рынка Украины, борьбе с сомнительными эмитентами и роли высоких технологий в обеспечении доверия к работе регулятора
Зигмунт Бердыховский: «В наше время очень трудно отличить глупость от государственной измены»
Блиц-интервью с председателем программного совета Экономического форума и экс-депутатом польского Сейма
Деньги из трубы: кто получит плату с газораспределительных сетей
Очередной виток борьбы за финансовые потоки обострил противоречия между НКРЭКУ и «Нафтогазом»
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 2
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Vadim Suhina
Vadim Suhina — 05.01.2017, 20:22

Як возили так і возить ,)да только ранее груз из Харькова до Казахстана шел 3 суток , то теперь через одесский
порт , Чёрное море ,Грузию , азербайджан ,месяц- полтора и ровно в два раза дороже ..........

Tata Kandiba
Tata Kandiba — 04.01.2017, 11:02

як возили,так і возять.... То все "оптический обман зрения" і нові схеми....Якщо геть коротко.

Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов