«Результат технического несоответствия»: к чему приведет ликвидация налоговой милиции

И чем это обернется для бизнеса
«Результат технического несоответствия»: к чему приведет ликвидация налоговой милиции
Фото shutterstock / пресс-центр НБУ

Финансовая полиция может появиться в Украине гораздо раньше 2018 года. Из-за внесенных в конце декабря прошлого года поправок в Налоговый кодекс налоговая милиция уже с 1 января 2017-го утратила свои полномочия. Причем, это стало неожиданностью как для бизнеса, так и для фискальных органов и правительства.

Депутаты, голосуя за законопроект №5368 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно улучшения инвестиционного климата в Украине» (на данный момент это вступивший в силу закон №1797. – Forbes) как-то упустили из виду, что вместе с прочими изменениями они поддержали исключение из НКУ раздела ХVIII-2, который регламентировал деятельность налоговой милиции.

В Министерстве финансов объясняют, что это произошло в результате «технического несоответствия». В итоге, вместо отсрочки ликвидации налоговой милиции до момента создания финансовой полиции, силовой блок Государственной фискальной службы «рубанули на корню».

Впрочем, министр финансов Александр Данилюк уже заявил, что исправлять ошибку депутатов и «…легализировать репрессивную налоговую милицию» правительство не намерено.

За бортом

Мнения о законности существования налоговой милиции после 1 января расходятся. Представители Палаты налоговых консультантов, в частности, ссылаются на статью 19 Конституции Украины, согласно которой органы государственной власти и их должностные лица должны действовать исключительно в пределах и в соответствии с законами Украины. И настаивают на том, что сейчас налоговая милиция – вне правового поля, и никаких полномочий на данный момент у нее нет.

«Учитывая потребность во времени на ликвидацию этого органа, его, конечно, могут финансировать. Но самостоятельно осуществлять оперативные и другие следственные действия налоговые милиционеры не имеют права», – считает Илья Несходовский, эксперт Реанимационного пакета реформ. При этом все уголовные дела, возбужденные сотрудниками налоговой милиции, должны быть остановлены.

Вместо отсрочки ликвидации налоговой милиции до момента создания финансовой полиции, силовой блок Государственной фискальной службы «рубанули на корню»

Но у Государственной фискальной службы иная точка зрения. 12 января служба опубликовала на своем сайте заявление первого заместителя председателя ГФС Сергея Билана. По его словам, налоговая милиция продолжает работать. А ее законность подтверждена письмом парламентского Комитета по вопросам налоговой и таможенной политики №04-27/10-1226 от 12 января 2017 года.

В нем содержится отсылка на раздел II «Заключительных и переходных положений» закона №1797. Там сказано, что изменения вступают в силу с момента, когда вступит в силу закон, определяющий правовые основы организации и деятельности центрального органа исполнительной власти по обеспечению предотвращения, выявления, пресечения, расследования и раскрытия уголовных преступлений, объектом которых являются финансовые интересы государства и/или местного самоуправления.

Иными словами, ГФС настаивает на том, что пока не будет принят закон, регламентирующий деятельность финансовой полиции, налоговые милиционеры продолжают выполнять свои обязанности и функции.

«Хотя де-юре, такое письмо комитета, как и опубликованная на официальном сайте Государственной фискальной службы информация, не имеет никакой юридической силы и не может быть учтена в пользу продолжения деятельности налоговой милиции в правовом поле», – комментирует Яна Квасница, юрист юридической фирмы «Мисечко и Партнеры».

Ценный трофей

По большому счету, налоговая милиция уже давно стала объектом политических торгов, которые ведут между собой депутаты, ГФС и Минфин. Александр Данилюк, к примеру, был одним из инициаторов скорейшей ликвидации этой структуры. Потому он особо и не скрывает своей радости по поводу оплошности, допущенной депутатами.

Глава профильного комитета Нина Южанина вроде бы и старается отстаивать интересы бизнеса. Но еще на этапе проработки изменений в Налоговый кодекс она вступила в открытый конфликт со своим заместителем Андреем Журжием. И в ситуации с налоговой милицией Южанина, по сути, приняла сторону фискальной службы. По ее мнению, снятие полномочий с «фискалов в погонах» будет возможным только после создания финполиции.

ГФС настаивает на том, что пока не будет принят закон, регламентирующий деятельность финансовой полиции, налоговые милиционеры продолжают выполнять свои обязанности и функции

Хотя Андрей Журжий говорит, что позиция о правовом статусе налоговой милиции выражена исключительно самой Ниной Южаниной. «По поводу письма Нины Южаниной к ГФС по вопросам ликвидации налоговой милиции хочу отметить, что парламентский комитет по вопросам налоговой и таможенной политики данный вопрос не рассматривал», – подчеркивает Андрей Журжий.

Государственная фискальная служба, по понятным причинам, заинтересована в том, чтобы «карательные полномочия» у нее сохранялись как можно дольше. Ведь ни для кого не секрет, что налоговая милиция издавна использовалась налоговиками для выкручивания рук бизнесу. «Если старая налоговая милиция продолжает работать, пока нет новой финполиции, то у ее руководства, и у ГФС в том числе, сохраняются рычаги избирательного воздействия на бизнес», – комментирует Владимир Дубровский, старший экономист «CASE Украина».

Это подтверждает и статистика, характеризующая работу налоговой милиции не лучшим образом. Согласно данным ГФС, по итогам 2014 года из почти 11 000 открытых уголовных производств лишь 6,3% было завершено с обвинительным актом, в 2015 году – 7,4%, за 11 месяцев 2016-го – 9,2%. Вместе с тем, от 20 до 30% уголовных производств попросту закрываются ввиду отсутствия состава преступления.

Готовят замену

Эксперты считают, что, несмотря на острую дискуссию и резонанс, налоговая милиция продолжит свою деятельность. «Пока финансовая полиция остается только на бумаге, налоговая милиция «успешно» продолжает функционировать. И очень мала вероятность того, что допущенная «техническая неточность» позволит существенно изменить вектор защиты прав плательщиков налогов во взаимоотношениях с фискальной службой», – рассказывает Олег Вдовичен, управляющий партнер адвокатского объединения «Вдовичен и партнеры».

С ним соглашается и эксперт Экономического дискуссионного клуба Евгений Олейников. По его словам, ГФС не откажется от своеобразного «контроля территории» и коррупционной деятельности, которые во многом стали возможны именно благодаря прикрытию со стороны налоговой милиции.

«При создании налоговой милиции такая структура вполне отвечала имеющимся задачам, поскольку уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов наступала уже с 1700 грн, а особо крупным размером считалось уклонение на сумму 17 000 грн. То есть, под «криминал» могла попасть деятельность более 60% субъектов хозяйствования. Однако в дальнейшем законодатель радикально повысил порог ответственности, и сегодня большая часть субъектов предпринимательской деятельности не имеет даже соответствующих оборотов денежных средств, чтобы уклонится от уплаты налогов на столь значительные суммы», – подчеркивает Евгений Олейников.

По словам Александра Данилюка, штат финансовой полиции составит 2500 человек (из них представителей силовых структур – не боле 25%) вместо 15 000 налоговых милиционеров

Но даже в том случае, если ГФС согласится отозвать налоговых милиционеров, все допущенные налогоплательщиками правонарушения будут расследоваться финполицией. «Нужно понимать, что следственные действия проводятся ретроспективно. Поэтому преступления, совершенные как во время существования налоговой милиции, так и во время правового вакуума, будут расследованы, и при наличии достаточных доказательств доведены до суда с соответствующим приговором», – объясняет Илья Несходовский.

Правда, в Минфине уверяют, что «вакуума» не будет, так как проект закона о финансовой полиции уже готов и подан на утверждение в Кабинет министров. По словам Александра Данилюка, штат финансовой полиции составит 2500 человек (из них представителей силовых структур – не боле 25%) вместо 15 000 налоговых милиционеров. Все сотрудники пройдут конкурс и независимую комиссию.

Финполиция будет лишена возможности вмешиваться в работу бизнеса, и ее деятельность будет основываться на аналитическом подходе. Но зная, с какой легкостью контролирующие органы в Украине нарушают любые регламенты и предписания, нет никаких гарантий, что финансовая полиция в итоге не станет копией налоговой милиции. Пусть и слегка улучшенной.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Государство
Тимур Хромаев: «Из всех европейских стран только Украина не имеет полноценного регулятора ценных бумаг»
Глава НКЦБФР – о специфике фондового рынка Украины, борьбе с сомнительными эмитентами и роли высоких технологий в обеспечении доверия к работе регулятора
Зигмунт Бердыховский: «В наше время очень трудно отличить глупость от государственной измены»
Блиц-интервью с председателем программного совета Экономического форума и экс-депутатом польского Сейма
Деньги из трубы: кто получит плату с газораспределительных сетей
Очередной виток борьбы за финансовые потоки обострил противоречия между НКРЭКУ и «Нафтогазом»
Все материалы раздела
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Выбор редактора
Частное и честное: 5 книг декабря
Частное и честное: 5 книг декабря
На какие новинки художественной литературы стоит обратить внимание в этом месяце
Как израильская армия стала 	«кузницей стартапов»
Как израильская армия стала «кузницей стартапов»
Бывшие бойцы загадочной израильской службы киберразведки — подразделения 8200 — создали около 1000 начинающих IT-компаний. Именно им Израиль во многом обязан имиджем «нации стартапов»
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
Хождение по кругу: как в Минфине переписывают Налоговый кодекс
И почему депутаты настаивают на проведении разового декларирования
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Олигархи под подозрением: кому нужен Архив клептократии и почему в него попали лишь «избранные»
Украинские публичные персоны готовы оспаривать данные, опубликованные в Архиве
Сейчас на главной
Технические работы на сайте Forbes Украина
Технические работы на сайте Forbes Украина
Выпуск журналистских материалов на сайте временно прекращен.
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Александр Шлапак: «Судиться с крупными должниками банка бессмысленно, так как эти долги не имеют обеспечения»
Глава ПриватБанка – о возврате долгов бывших акционеров, развитии банка и перспективах крымских вкладчиков
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов