Промышленный гигант в условиях войны

Несмотря ни на что, «Метинвест» готов выполнить все основные планы на текущий год

Производственные мощности крупнейшей украинской компании – «Метинвеста» – сконцентрированы в Донецкой области. И большинство из них расположено на территории, оказавшейся в эпицентре АТО. Это обстоятельство не могло не повлиять на работу основных предприятий холдинга. О том, удается ли «Метинвесту» жить по законам военного времени, на какие компромиссы приходится идти и какие нести потери, на встрече с прессой рассказал генеральный директор ООО «Метинвест Холдинг» Юрий  Рыженков. Forbes публикует основные тезисы его выступления.

Промышленный гигант в условиях войны
Фото Shutterstock

Компания «Метинвест» не пересматривала годовых планов производства и экспорта продукции, так как на сегодня не видит существенных отклонений от первоначальных показателей. Хотя, надо признать, что последние неделя-две металлургический дивизион работает на 60-70% от своей мощности. Это связано как с текущей ситуацией в зоне АТО, так и с изменением логистических цепочек.

Проверка на живучесть

В принципе, все наши предприятия сегодня работают. Даже Енакиевский меткомбинат и Харцызский трубный завод, которые находятся на территории, подконтрольной так называемой ДНР. Стабильная ситуация на железорудных комбинатах в Кривом Роге и на заводе в Запорожье. Рабочей можно назвать и ситуацию в Мариуполе, где два наших крупнейших меткомбината (МКК им. Ильича и «Азовсталь») неделю назад снизили производство из-за перебоев с поставками сырья. Но на сегодня ситуация там стабилизирована, и мы буквально на днях запускаем третью доменную печь на «Азовстали». По мере восстановления логистических потоков будем возвращаться к нормальному уровню производства.

Авдеевский коксохимический завод остается горячей точкой на карте Донецкой области. Сейчас он находится лишь на одном из четырех входов по электроэнергии, мы балансируем на грани. В истории украинской металлургии это был первый случай горячей остановки крупного коксохимического предприятия и его старта заново после подачи напряжения более чем через сутки. Сегодня работают все цеха Авдеевского коксохима, хотя и на сниженных параметрах, где-то на треть. Но завод удалось спасти.

К тому же у нас есть контракты по коксу с «Донецксталью». Они на сегодня практически полностью развернули Ясиновский коксохим в нашу сторону, поставляют нам почти весь свой объем производства. Мы смотрим, с кем еще можно договориться, в том числе и в России. А также смотрим на возможность импорта кокса из Колумбии и Китая.

На самом деле у нас идет достаточно плотная кооперация в Донбассе, потому что необходимо всем выжить. Для нас важна выживаемость наших конкурентов, «Донецкстали» и того же ИСД, потому что они – потребители нашего железорудного сырья. А им важно, чтобы мы могли нормально работать, поэтому мы идем на кооперацию, в частности, на закупку кокса у Ясиновского коксохима. Если им не хватает углей, мы им поставляем.

К сожалению, сложнейшая ситуация в «Краснодонугле», который находится на территории так называемой ЛНР. На днях там погиб человек в результате попадания снаряда недалеко от шахтоуправления. К тому же практически не работает луганская часть железных дорог, проблема с энергообеспечением, поэтому нет транспортного сообщения с этим объединением. Отгрузка продукции с «Краснодонугля» не ведется, предприятие работает в склад. Но местные специалисты занимаются восстановлением пути, который не использовался уже более 10 лет, и мы рассчитываем в ближайшую неделю начать вывоз продукции с «Краснодонугля».

Логистика в условиях фронта

Мы столкнулись с очень серьезными проблемами в логистике, в частности, на железной дороге. Железная дорога работает где-то на 40-50% от нормального режима. Не восстановлена работа ж/д станции Дебальцево, в очень сложных условиях работает станция Ясиноватая. А ведь она является одной из ключевых станций Донецкой железной дороги и в целом Украины. Нам приходится менять баланс поставок сырья, вывоза готовой продукции, и в некоторых случаях снижать обороты наших предприятий.

Сегодня мы рассматриваем варианты морской логистики. В Мариупольский порт уже зашли несколько кораблей с коксом для обеспечения работы наших комбинатов в Мариуполе. Так же, морским путем, мы видим возможность обеспечения поставок аглоруды и железорудного концентрата. Например, из Кривого Рога отправляется железорудный концентрат на порт Южный в Ильичевске, а там его грузят на корабли и везут в Мариуполь.

Аглоруда с Криворожского железорудного комбината и Яковлевского ГОКа доставляется в Бердянск, где грузится на малотоннажные корабли и тоже доставляется в Мариуполь, потому что железнодорожная ветка между Бердянском и Мариуполем не может выдержать необходимых нагрузок. Есть и дальние поставки, например, коксующийся уголь, который мы везем из США в порт Южный, там перегружаем на более малотоннажные корабли, способные заходить в Мариупольский порт.

Конечно, это более дорогое удовольствие, чем везти железной дорогой. Но мы подсчитываем в целом рентабельность производства, возможность окупать свои затраты, и на сегодня способность обеспечить морскую логистику у нас есть. Сколько конкретно составляет разница между этими видами логистики, я сейчас не буду говорить.

Учет с отложенным стартом

Мы приняли решение пока не считать убытки. Наша задача – сохранить производство и предприятия. Мы видим, что это возможно. Когда будем подводить итоги по месяцу, по кварталу, тогда будем видеть, что у нас там происходит. На сегодня убытки – это второстепенное, главное – сохранить рабочие места.

Экспортные поставки идут в обычном режиме. Львиная доля железорудного сырья (ЖРС) в Европу идет через порт Южный, чуть меньше – железнодорожным путем. Металлопродукция отгружается из Мариупольского морского порта. «Запорожсталь» у себя отгружает через Запорожский речной порт, и дальше через Черное море на Европу. Еще часть продукции идет через Одесский, Николаевский порты, но там немного.

Наши европейские заводы работают в основном на слябах комбината «Азовсталь». Сегодня, в связи с изменением загрузки «Азовстали»,  нам придется в некоторых случаях использовать остатки с европейских складов. Там складов у нас достаточно, чтобы наши европейские предприятия не останавливались. Пока что мы не принимаем новые заказы по полуфабрикатам. Речь идет о чугуне и товарных слябах, и касается в основном мариупольских предприятий. При той ситуации, что есть сейчас, мы видим возможность стабилизировать работу предприятий. Мы планируем нормальное восстановление нашей работы по заказам до конца августа.

Долгосрочные отношения – мы везде остаемся и продолжаем работать. Наш ключевой рынок: средиземноморский и черноморский регионы, Южная Европа, Турция, Ближний Восток. Там мы делаем все, чтобы сохранить долю рынка.

Мы не отказываемся от взятых на себя обязательств, от принятых контрактов, мы их выполняем. На сегодня у нас законтрактовано производство августа, и практически полностью – сентября. Мы приостановили прием новых заказов, пока не увидим, с какой скоростью выполняем уже принятые. Это не означает остановки предприятий, а наоборот – что у нас идет оценка наших производственных возможностей, планов, для того чтобы своевременно и качественно выполнять взятые на себя обязательства.

Девальвация гривны, конечно же, помогает любому из экспортеров. Но надо понимать, что это эффект краткосрочный, он быстро съедается инфляцией затрат. Почти сразу же начинают расти цены на энергоносители, за которые мы платим в долларах или евро. То же самое по материалам, большая часть из которых либо импортируется, либо производится из импортных комплектующих. Заработанные на девальвации деньги съедаются падением рынка, в первую очередь, рынка ЖРС. С конца прошлого года цены упали на 25%.

Кроме того, выросли затраты по оплате труда. Мы в этом году уже подняли на 20% оплату труда на наших предприятиях. Собираемся вернуться к этому вопросу в ближайшем будущем, в зависимости от наших производственных планов.

Финансовые результаты за первое полугодие будут опубликованы в конце августа – начале сентября. До этого я не вправе комментировать никакие финансовые результаты. Могу только сказать, что на сегодня у нас предоплата по налогу на прибыль 2 млрд гривен. Думаю, это лучшая помощь государству.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Лидеры мнений
Гарвард, немного MTI и «госдеповские печеньки»: где учат лоббистов в США
Вероятное будущее украинского лоббизма на примере двух формаций западного лобби
3440
Оттолкнуться от дна: на чем банки будут зарабатывать в обозримом будущем
Банкиров подталкивают к активным действиям и смене источников дохода
2731
Судебные новеллы: чего ждать Украине от реформы правосудия
О преимуществах и недостатках нового закона Украины «О судоустройстве и статусе судей»
1418
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Последние мнения
Судебные новеллы: чего ждать Украине от реформы правосудия
О преимуществах и недостатках нового закона Украины «О судоустройстве и статусе судей»
Оттолкнуться от дна: на чем банки будут зарабатывать в обозримом будущем
Банкиров подталкивают к активным действиям и смене источников дохода
Гарвард, немного MTI и «госдеповские печеньки»: где учат лоббистов в США
Вероятное будущее украинского лоббизма на примере двух формаций западного лобби
Что происходит с банкингом VIP-класса
Итоги исследования «Бизнес Private Banking в Украине-2015»
Мясная экспансия: сможет ли Украина торговать с Китаем продукцией животноводства
И какие барьеры стоят на пути украинских товаров в КНР
О чем говорят итоги Евро-2016
И какие уроки стоит усвоить украинскому футболу
Как достичь фискальной справедливости в Украине
И почему налоговая реформа должна стать предметом широкой общественной дискуссии
Пивное регулирование: производители ждут послаблений
Пивовары рассчитывают на упрощение лицензионных процедур