Почему нефть еще долго будет стоить меньше $50

Аргументы экономистов и примеры из истории

Если какой-то один показатель и может влиять на состояние всей мировой экономики, то это цена барреля нефти. С 1970-го каждой глобальной рецессии предшествовало минимум двукратное удорожание нефти. Стоило цене упасть вдвое и оставаться низкой хотя бы полгода, как в мире начиналось оживление экономического роста. После падения со $100 до $50 цены на черное золото колеблются на уровне этой критически важной отметки. Станет ли она дном нового ценового диапазона, или наоборот, его потолком?

Почему нефть еще долго будет стоить меньше $50
Фото Shutterstock

Большинство аналитиков все еще считают рубеж в $50/баррель нижней границей или даже трамплином. Судя по фьючерсным позициям, ожидания рынка – относительно быстрая коррекция до $70-80. Но экономическая наука и история подсказывают, что сегодняшняя цена – верхняя граница значительно более низкого ценового диапазона. В низших его точках нефть может опускаться до $20.

Чтобы понять, почему, оцените иронию идей, лежащих в основе нынешних нефтяных экономик. На этом рынке всегда вели борьбу монополисты и сторонники конкуренции. Западные аналитики отказываются понять простую вещь: победитель в конкурентной борьбе сегодня – Саудовская Аравия. А свободолюбивые нефтяники Техаса сейчас молятся о том, чтобы ОПЕК опять стала монополистом.

Теперь давайте обратимся к истории. В особенности нас интересует динамика цен на нефть (с учетом инфляции) с 1974 года, когда ОПЕК впервые заиграла мускулами. На основе исторических данных можно явно выделить два режима ценообразования. С 1974-го по 1985-й стоимость эталонной американской нефти в пересчете на сегодняшние цены колебалась в пределах $50-120 за баррель. С 1986-го по 2004-й она торговалась в диапазоне $20-50 (без учета двух кратковременных скачков после вторжения в Кувейт в 1990-м и дефолта России в 1998-м). И наконец, если не принимать во внимание два коротких периода роста во время финансового кризиса 2008-2009 годов, с 2005 по 2014 год цены на нефть снова варьировались на отметке $50-120 за баррель. Другими словами, последние десять лет коридор цен на нефть был тем же, что и в первое десятилетие, прошедшее под знаком сильной ОПЕК.

Западные аналитики отказываются понять простую вещь: победитель в конкурентной борьбе сегодня – Саудовская Аравия. А свободолюбивые нефтяники Техаса сейчас молятся о том, чтобы ОПЕК опять стала монополистом

А вот 19-летний период с 1986 по 2004 год – это уже совсем иной ценовой режим. Отличия между ними можно объяснить тем, что в 1985-м ОПЕК начала сдавать позиции. Влияние картеля пошатнулось с началом масштабной разработки месторождений Северного моря и Аляски. На нефтяном рынке произошел переход от монопольного ценообразования к конкурентному. Этот период закончился в 2005 году, когда растущий спрос со стороны Китая ненадолго спровоцировал дефицит нефти в мире. Благодаря этому ОПЕК вновь «навела порядок» в глобальных ценах.

Эти исторические факты указывают на то, что отметка $50, вероятно, и есть тот водораздел, который отделяет монопольный и конкурентный режимы. Так почему $50 будут потолком, а не нижним пределом стоимости барреля нефти? Давайте сравним закономерности конкурентного и монопольного ценообразования.

На свободном рынке цены равняются предельным издержкам. Проще говоря, они будут отражать затраты, которые эффективному экспортеру нужно возместить на добычу каждого барреля, чтобы удовлетворить мировой спрос. В условиях монополии все по-другому. Лидер может установить цену, намного превышающую предельные издержки, и сократить производство настолько, чтобы предложение не превышало спрос (а такое превышение обычно и происходит, если цена искусственно завышена).

До лета прошлого года рынок нефти был монопольным: ограничивая добычу при малейшем превышении спроса над предложением, Саудовская Аравия играла роль «компенсирующего производителя». Но такой ценовой режим стал для других нефтедобывающих стран – в особенности США и Канады – мощным стимулом наращивать производство. Издержки добычи у североамериканских производителей сланцевой нефти и газа значительно выше, чем у саудовцев. Но при стабильно высоких ценах, поддерживаемых Саудовской Аравией, и они могли получать большие прибыли.

Саудовская Аравия могла удерживать высокие цены, только сокращая производство – и открывая тем самым американской нефти путь на рынок. Прошлой осенью шейхи, очевидно, признали такую стратегию проигрышной. И они правы. В конечном итоге США доросли бы до статуса ведущего мирового экспортера, а Саудовская Аравия утратила бы позиции. Причем не только как экспортер черного золота, но, возможно, и как страна, которой Соединенные Штаты дали гарантии безопасности.

Сегодняшние действия ОПЕК показывают, что ближневосточные монархии намерены повернуть ситуацию вспять. Для этого им нужно «уронить» цены до того уровня, при котором американские производители будут вынуждены кардинально сократить собственную добычу. И тем самым уравновесить мировой спрос и предложение. Словом, Саудовская Аравия вознамерилась перестать быть «компенсирующим производителем» и хочет переложить эту роль на американских сланцевых магнатов. Для ОПЕК это единственный способ вернуть прежнюю (или хотя бы сохранить нынешнюю) рыночную долю.

Сегодняшние действия ОПЕК показывают, что ближневосточные монархии намерены повернуть ситуацию вспять. Для этого им нужно «уронить» цены до того уровня, при котором американские производители будут вынуждены кардинально сократить собственную добычу. И тем самым уравновесить мировой спрос и предложение

Поступить именно так рекомендует любой учебник по экономике. Добыча сланцевой нефти обходится дорого. До того момента, пока все традиционные месторождения с невысокой себестоимостью разработки способны работать на полную мощность, она должна оставаться в недрах. Кроме того, прекращение добычи сланцевой нефти и ее возобновление в нужный момент обходится сравнительно дешево.

В условиях конкурентного рынка Саудовской Аравии и другим производителям дешевой нефти предстоит полностью открыть кран. А сланцевые бароны из США будут переживать периоды бумов и спадов, характерные для сырьевых рынков. Им придется сворачивать производство, когда спрос в мире будет низким или на рынке появятся новые поставщики недорогой нефти из Ирака, Ливии, Ирана или России. В периоды мировых бумов – времени пикового спроса на энергоносители – объемы добычи сланцевой нефти вновь начнут расти.

Если следовать логике конкурентного рынка, то потолком мировых цен на нефть станут предельные издержки добычи сланцевой нефти в США. А нижней границей станет себестоимость разработки труднодоступных и малорентабельных традиционных месторождений в странах ОПЕК и России.

В большинстве случаев стоимость добычи сланцевой нефти оценивается примерно в $50 за баррель. Традиционные малорентабельные месторождения оказываются убыточными при цене в $20. А стало быть, в новых реалиях свободной конкуренции нефть будет стоить примерно $20-50 за баррель.

Печатается с разрешения project-syndicate.org

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Лидеры мнений
Как уживаются глобальная деофшоризация и IT-компании
Виден ли конец налоговой оптимизации или пришло время для поиска новых решений?
5456
Вещь в себе: почему Конституция Украины превращается в бутафорию
И как Украина перестала быть социальным государством
4698
Гениальный бизнес от слова «ген»: эксклюзивность vs массовость
Чем отличаются продукты, созданные на гене, от продуктов, созданных на меме
4422
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Последние мнения
Как уживаются глобальная деофшоризация и IT-компании
Виден ли конец налоговой оптимизации или пришло время для поиска новых решений?
Вещь в себе: почему Конституция Украины превращается в бутафорию
И как Украина перестала быть социальным государством
Гениальный бизнес от слова «ген»: эксклюзивность vs массовость
Чем отличаются продукты, созданные на гене, от продуктов, созданных на меме
Существует ли рецепт управленческого счастья
Откровенно – о ключевых аспектах командной работы, направленной на результат
Власть и социальная ответственность: за что в ответе НБУ?
И где пролегает грань между рейдерством и очисткой системы
Европейский центр Украины: путь домой
Зачем украинцам помнить о своем европейском прошлом
Расширяя границы: куда податься столичным девелоперам
И как украинским строительным компаниям бороться с пресыщением рынка
Как Киеву стать восточно-европейским Базелем
И поможет ли это украинским художникам вписаться в мировой контекст