Секреты маскировки: что делать президенту, у которого нашли офшор

Как перекрыть негативный информповод национального масштаба
Секреты маскировки: что делать президенту, у которого нашли офшор
Фото Inna Sokolovska / Shutterstock.com

Публикация базы данных офшорного оператора Mossack Fonseca «засветила» финансовые операции богатейших людей по всему миру. Среди фигурантов офшорного скандала – и президент Украины Петр Порошенко, на чье имя также зарегистрирована офшорная компания. В этом списке он соседствует с королем Саудовской Аравии, братьями Башара Асада и окружением Владимира Путина.

Градус возмущения действиями Порошенко, максимальный на момент обнародования «Панамских документов» вечером 3 апреля, уже через сутки был сведен к относительно нейтральным тезисам о нюансах налоговых оптимизаций. 

Какие технологии были применены для спасения репутации президента? 

Президентская команда, работая над нивелированием репутационного ущерба от офшорного скандала, сосредоточилась на наиболее удобном для Петра Порошенко элементе этой истории – юридическом аспекте.  Действительно, насколько можно судить из озвученной информации, формально законодательство Украины нарушено президентом не было. Про-президентской команде удалось выделить эту новость и сконцентрировать именно на ней внимание общества за счет большого количества спикеров, вброса информации через соцсети, медиа и так далее. В итоге спор шел в основном о том, законно ли использование офшоров или нет, хотя, на самом деле, сам по себе вопрос гораздо шире. Но благодаря раскручиванию именно этой наиболее комфортной для президента дискуссии, более опасные вещи отошли на второй план.

Скорость реакции была значительной, если брать за точку отсчета само обнародование Panama Papers. Буквально через два часа после фильма можно было наблюдать, как тезисы информационного отражения начали вбрасываться в соцсети и активно циркулировать. В ночь на понедельник соответствующие положения, с юридическим уклоном, звучали, и были довольно массово разогнаны.

На фоне поведения премьер-министра Исландии избранная в Украине тактика явно лучше

Но если вспомнить, что о самом фильме было известно заранее, он довольно неплохо рекламировался, и было понятно, что в нем будет, то такую реакцию нельзя назвать быстрой. В принципе, многое можно было предотвратить. Или отреагировать сразу, во время фильма, или буквально минута в минуту после окончания, но не ждать. Это говорит о том, что, скорее всего, сначала хотели  оценить реакцию на фильм, и только потом начали отбиваться.

Макар Пасенюк своими выступлениями частично принял удар на себя. И в том числе благодаря ему удалось загнать дискуссию в это русло – есть нарушения закона или нет? Это было началом, информационной, назовем ее так, операции, – по уменьшению удара по Порошенко.

Почему это сработало, по крайней мере, на данном этапе? Потому что украинцы привычны к нечестности и весьма условной морали в политике. И, собственно, никто содержанию Panama Papers не удивился. Большая часть граждан рассуждали в формате «А, закон не нарушен – ну значит ничего страшного, остальное мелочи». Бытующий в Украине миф, что все политики себя ведут «плохо», сыграл в данном случае на руку президенту. 

Если сравнивать накал воскресенья-понедельника и последующих дней, то можно констатировать, что скандал пошел на спад. Хотя на старте было вполне вероятно, что будет наоборот. Поэтому можно сказать, что в краткосрочной перспективе команда Порошенко с задачей справилась. Но эта тема неизбежно будет подниматься и уже на другом уровне. Начнется следующая сессионная неделя, и об офшоре вспомнят и будут использовать эту риторику, касаясь политических вопросов.

Бытующий в Украине миф, что все политики себя ведут «плохо», сыграл в данном случае на руку президенту

Для того чтобы минимизировать риски, Петру Порошенко стоит самому грамотно прокомментировать эту тему и взять какую-то часть ответственности на себя. Это не тот случай, когда можно выехать за счет одних юристов.

Сложно проводить параллели с Исландией (премьер-министр этой страны Сигмюндюр Давид Гюннлейгссон, чье имя также фигурировало в Panama Papers, подал в отставку на фоне обвинений в скрытии средств в офшоре. – Forbes), не зная всех внутренних реалий. Надо понимать, какой градус возмущения  вызвала там эта история и насколько местная оппозиция раскручивала этот факт. Конечно, поведение премьера (Гюннлейгссон прервал видео-интервью после вопроса журналиста об офшоре) не является образцовой. Так что на этом фоне избранная в Украине тактика явно получше.

Элементы защиты

Если говорить о приемах, к которым  стоит прибегнуть в такой ситуации, то универсального рецепта не существует. Лучший эффект дает их сочетание.

Во-первых, действовать на опережение. Многое зависит от медиа-ресурса, который есть в наличии у фигуранта. Примем как факт, что ни один политик не имеет 100% контроля над всеми  ресурсами, чтобы отбиться. Что делать с имеющимися?

Нужно попытаться дискредитировать, насколько это возможно, СМИ или человека, который будет обнародовать скандальную информацию еще до того, как это произойдет (так поступили в России, где пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков  анонсировал «вбросы», направленные против главы РФ за неделю до обнародования результатов расследования. – Forbes). Нужно действовать по принципу «кто первый – тот и прав». Таким образом доверие к информации будет сразу подорвано. Если брать исследуемый в данном случае кейс с Петром Порошенко, то этого сделано не было.

Создание контр-информповода – уже на совести самих политиков, если можно, конечно, упоминать слова «политика» и «совесть» в одном предложении

Второй элемент – взять самый лицеприятный, наименее негативный момент истории, и на нем акцентировать внимание. Дать понять, что могло быть и хуже.  Это было успешно реализовано в формате «закон не нарушен, уклонения от налогов не было».

Третья составляющая  – полное отвлечение внимания от этой тематики. Контр-информповод и его масштаб зависит от градуса негатива. Чтобы переключить внимание с темы «офшор Порошенко», потребуется что-то уровня активизации военного противостояния на фронте. Создание такого контр-информповода – уже на совести самих политиков, если можно, конечно, упоминать слова «политика» и «совесть» в одном предложении.

Если умело сочетать эти три приема, можно перебить если не весь, то большую часть любого негатива. Но офшорная тема такова, что ее невозможно затушить полностью, она все равно даст минус. Ощутимый минус. Вопрос просто в том, в скольких процентах президентского рейтинга это отразится. 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Последние мнения
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов
Скромное обаяние биткоина: украинские реалии использования криптовалют
При том, что криптовалюты пока официально запрещены, Украина входит в топ-5 стран мира по количеству пользователей различными биткоин-кошельками
Новый-старый порядок аттестации от Минюста: что изменилось
Об особенностях нового порядка аттестирования состава Государственной уголовно-исполнительной службы Украины
Экспортные мифы, или Как покорить Великую Китайскую стену
Рынок КНР сверхпривлекателен для экспортеров всего мира, продукция которых сегодня китайскому потребителю кажется гораздо интереснее, чем украинская
Сколько стоит профессиональное выгорание персонала
И как бизнес может застраховаться от проблем с сотрудниками
Разрубить гордиев узел: еврооблигационные LPN-структуры и новые правила налогообложения
Каковы новые правила налогообложения процентов, выплачиваемых украинскими эмитентами так называемых «облигаций участия в кредите» на международных рынках капитала
Принуждение в частном порядке: новшества в сфере исполнения судебных решений
Станет ли институт частных исполнителей необходимым и достаточным условием эффективной и объективной работы судебной системы