Реформа не для вывески: как создать эффективную Службу финансовых расследований

И избежать при этом фатальных ошибок «попередников»
Реформа не для вывески: как создать эффективную Службу финансовых расследований
Фото shutterstock

Новый министр финансов Александр Данилюк анонсировал скорую ликвидацию Налоговой милиции и пересмотр планов Государственной фискальной службы. С этим заявлением он выступил вчера на конференции «Неделя структурных реформ в честь Кахи Бендукидзе». Инициатива не нова, однако с каждым разом она обрастает все новым «креативом». Что нужно предпринять, чтобы действительно реформировать фискальные органы в Украине, Forbes рассказал эксперт Олег Мандзюк.

Последователь Конфуция, древнекитайский философ Сюнь-Цзы в одном из своих трактатов четко подметил, что непомерные налоги и применение к плательщикам силы – это путь, который приводит только к недовольству народных масс и к развалу государства. Именно поэтому в большинстве стран Западной Европы фискальные и налоговые службы давно очищены от карательных функций. Их задача – исключительно администрирование налогов. Все прецеденты финансовых и экономических преступлений – это полномочия специальных структур, которые зачастую объединены термином «финансовая полиция». Подобный механизм защиты фискальных интересов государства успешно работает в Швеции, Венгрии, Великобритании, Литве.

Сегодня в налоговой милиции работает много хороших специалистов с огромным опытом

В Украине, к сожалению, смешение сервисной и силовой функций фискальных органов – давняя проблема, решение которой постоянно откладывается. Однако в последние несколько лет из уст отечественных реформаторов все чаще звучит идея о создании отдельной службы, которая будет сконцентрирована на расследовании финансовых и экономических правонарушений. Так, в середине марта в Верховную раду был внесен законопроект №4228. Его цель – разделение сервисной и правоохранительной функций фискальной службы, ликвидация налоговой милиции, и создание на ее базе финансовой полиции. По мнению разработчиков документа, она должно взять на себя полномочия и обязанности по предотвращению, выявлению и раскрытию преступлений в экономической сфере.

Эта инициатива, безусловно, важный шаг в сторону цивилизованной налоговой системы. Но как сделать так, чтобы реформа силового блока ГФС не стала очередной «сменой вывески»?

Все дело в людях

Первое, с чего стоит начать – кадровый состав новой финансовой полиции, а точнее, Службы финансовых расследований (многие эксперты считают, что это название наиболее точно соответствует целям, задачам, функциям и правам подразделения). Он должен быть качественно иным, с акцентом на переаттестацию, декриминализацию и демилитаризацию.

Разумеется, это очень длительный и психологически непростой процесс. К тому же, сегодня в налоговой милиции работает много хороших специалистов с огромным опытом. Поэтому будет правильно, если часть именно этих сотрудников останется в штате Службы финансовых расследований для выполнения определенных оперативных функций.

Фундаментом финансовой полиции станут профильные эксперты, которые будут работать не на количество открытых уголовных дел, а на недопущение преступлений в принципе

С другой стороны, необходимо привлечь высококлассных профессионалов разных направлений. По банковскому сектору, фондовому рынку, по внешнеэкономической деятельности, по алкогольной и табачной отрасли, IT-индустрии. Таким образом, фундаментом финансовой полиции станут профильные эксперты, которые будут работать не на количество открытых уголовных дел, а на недопущение преступлений в принципе. И мы получим аналог американского ФБР, голландского FIOD или финансовой полиции Великобритании, которые являются гражданскими структурами.

Но как обеспечить достойное материальное стимулирование специалистов СФР? Очевидно, что потребуется дополнительное финансирование. Однако мы должны понимать, что это для государства – своего рода инвестиция. А после формирования службы ее сотрудники по факту расследования нарушений и преступлений направят в бюджет в разы большие суммы, чем те, что были затрачены на их мотивацию.

В то же время не исключено, что придется пойти по пути оптимизации, который, к примеру, выбрала Грузия. Там власти в 2004 году, создавая финансовую полицию, провели достаточно радикальные сокращения, но при этом сохранили зарплатный фонд, который был предусмотрен в госбюджете. В итоге уровень оклада полицейских был доведен до $800-1000, и эта профессия стала в Грузии одной из самых востребованных.

Важные функции

Также стоит задаться вопросом, какой должна быть организационная структура Службы финансовых расследований, направления ее работы? Ответ на него лежит в нескольких плоскостях. Во-первых, целесообразно, чтобы департамент борьбы с отмыванием доходов, полученных преступным путем, вошел в состав СФР, а выявление и возврат таких средств должны быть одним из ключевых направлений деятельности службы. Тем более что Кабмин неоднократно заявлял о планах радикально бороться с проблемой вывода денег и активов из страны посредством «офшорных схем».

Во-вторых, необходимо забрать дублирующие функции у других силовых подразделений. Главным образом у Службы безопасности Украины и у Министерства внутренних дел.

В-третьих, Службу финансовых расследований нужно наделить частью полномочий, которые есть у Государственной службы финансового мониторинга, Государственной финансовой инспекции, Национального банка Украины. Прежде всего, дать доступ к базам данных, запустить процесс двустороннего обмена информаций и совместного анализа рисков. Например, именно так поступила Литва, когда в стране произошло разделение Налоговой службы и Службы расследований финансовых преступлений с предоставлением ей более широких возможностей по обмену данными с другими госорганами.

В-четвертых, представители СФР должны беспрепятственно получать необходимую информацию у МЭРТ, Минфина и прочих органов исполнительной власти. Зачем это нужно? Для того чтобы отслеживать проведение госзакупок, движение бюджетных средств, и выявлять случаи их нецелевого использования. И тогда каждый министр, каждый чиновник, получая деньги из госказны, будет под неусыпным контролем СФР, что лишит его соблазна прибегать к коррупционным схемам.

Опыт подскажет

Вообще, нам будет очень полезен мировой, и, в первую очередь, европейский опыт. Например, еще в 2011 году в ЕС проводилось исследование на предмет эффективности финансовых расследований и борьбы с финансовыми преступлениями. Оно дает четкое понимание, какие инструменты использует каждая из стран Евросоюза. Так почему не использовать результаты этого и других исследований, и не перенять лучшую практику? Ведь тогда в Украине гарантированно появится сильная структура, которая впитает в себя функции налоговой милиции, управления по борьбе с экономической и организованной преступностью МВД, отдела контрразведывательной защиты экономики СБУ и Государственной финансовой инспекции.

СФР будет осуществлять всесторонний контроль перемещения денежных средств в экономике, и работать на упреждение преступлений. Для этого необходима полная автоматизация и компьютеризация создаваемой структуры, внедрение прогрессивных методов анализа и выявления преступлений на ранних стадиях

Причем, в отличие от налоговой милиции, которая расследует уже факт нарушения, СФР будет осуществлять всесторонний контроль перемещения денежных средств в экономике, и работать на упреждение преступлений. И только в том случае, если имеющийся у ее специалистов аналитический инструментарий не дал желаемого эффекта, СФР занимается выявлением нарушителей и возвратом украденных или недоплаченных в бюджет денег. Но для этого необходима полная автоматизация и компьютеризация создаваемой структуры, внедрение прогрессивных методов анализа и выявления преступлений на ранних стадиях.

Разумеется, возникает еще один логичный вопрос: а не породим ли мы монстра, который будет всех контролировать? Ответ однозначен – нет, если изначально будут применены жесткие требования к кадровому составу, минимизировано влияние человеческого фактора в принятии решений, и соблюдаться контроль со стороны ГПУ и НАБУ.

Плюс ко всему, служба должна быть политически самостоятельным органом. Иными словами, это ведомство может находиться в структуре Министерства финансов (например, как в Испании или Австрии), но при этом глава финансовой полиции будет назначаться Кабмином, и подчиняться непосредственно премьер-министру.  Второй вариант – оставить службу финрасследований в составе ГФС, но сохранить ее автономный статус и независимость принимаемых решений. Почему это важно? Потому что у нас «удивительно просто» проводят реорганизации, которые зачастую приносят больше вреда, чем пользы. Достаточно вспомнить, как в течение двух лет на базе налоговой и таможенной служб создавалось Министерство доходов и сборов, которое буквально за считанные дни превратилось в ГФС. Чтобы избежать подобных прецедентов со Службой финансовых расследований, необходимо обеспечить ее «иммунитет».

Несомненно, реформа налоговой милиции не будет простой, поскольку придется преодолеть сопротивление ряда чиновников и ведомств, у которых будут забирать их полномочия. Но вместе с тем нужно четко понимать, что создание финансовой полиции – это качественно новый стандарт правоохранительной и фискальной систем. Так разве не к этому мы стремимся?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Последние мнения
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов
Скромное обаяние биткоина: украинские реалии использования криптовалют
При том, что криптовалюты пока официально запрещены, Украина входит в топ-5 стран мира по количеству пользователей различными биткоин-кошельками
Новый-старый порядок аттестации от Минюста: что изменилось
Об особенностях нового порядка аттестирования состава Государственной уголовно-исполнительной службы Украины
Экспортные мифы, или Как покорить Великую Китайскую стену
Рынок КНР сверхпривлекателен для экспортеров всего мира, продукция которых сегодня китайскому потребителю кажется гораздо интереснее, чем украинская
Сколько стоит профессиональное выгорание персонала
И как бизнес может застраховаться от проблем с сотрудниками
Разрубить гордиев узел: еврооблигационные LPN-структуры и новые правила налогообложения
Каковы новые правила налогообложения процентов, выплачиваемых украинскими эмитентами так называемых «облигаций участия в кредите» на международных рынках капитала
Принуждение в частном порядке: новшества в сфере исполнения судебных решений
Станет ли институт частных исполнителей необходимым и достаточным условием эффективной и объективной работы судебной системы