Гарвард, немного MTI и «госдеповские печеньки»: где учат лоббистов в США

Вероятное будущее украинского лоббизма на примере двух формаций западного лобби
Гарвард, немного MTI и 	«госдеповские печеньки»: где учат лоббистов в США
Фото shutterstock

Откуда в Украине возникают лоббисты, эксперт в управлении репутацией Борис Тизенгаузен уже рассказывал в своей колонке для Forbes. Теперь автор предлагает подробно рассмотреть, что можно считать «кузницей кадров» в странах со столетними традициями лоббизма – в частности, США. Для этого, по его мнению, как нельзя лучше подойдут конкретные реализованные кейсы.

Опыт изучения и практика общения с американскими профессиональными лоббистами позволяют построить примерно такой профиль успешной лоббистской карьеры.

Где их делают

Образование. Бакалаврат – в любом приличном университете. «Лига плюща» – топовая группа американских университетов – в данном случае необязательна. Магистратура (если она есть) – уже в очень приличном университете. Почему? Там формируются связи, оттуда проще попасть на стажировку или на работу в интересные для будущей лоббистской карьеры места – в аппарат политической партии, госорганы высших уровней. Особенно популярны стажировки в Конгрессе и Белом Доме.

Весьма кстати оказывается работа в качестве волонтера или младшего персонала в избирательных штабах – там будущие звезды лоббизма обзаводятся самыми прочными и доверительными связями. Да, это все про образование тоже – про ту его часть, которую не получить даже на самом крутом факультете Political Science.

Часто после магистратуры направление учебы резко меняется в пользу юриспруденции – обычно такие выпускники идут получать степень доктора права в очень известную юридическую школу при каком-нибудь именитом университете. Иногда это происходит параллельно с работой на госслужбе.

Нередко в лоббисты приходят люди, получившие изначально не Political Science или юридическое образование, а инженерное, медицинское, аграрное или в точных науках. И это открывает дополнительные перспективы, поскольку знания в какой-то предметной области способны помочь говорить с клиентами и/или контактерами из госструктур на одном с ними языке.

Достаточно посмотреть на команды, лоббирующие интересы сферы High Tech – там велик удельный вес специалистов именно этого профиля. То же самое можно сказать о медицине, фармацевтике, страховании, транспорте, энергетике. Вряд ли можно найти действительно успешную команду, состоящую исключительно из профильных специалистов, но как необходимые «усилители» они присутствуют всюду, где нужны носители тех или иных ключевых компетенций.

Так или иначе, но работа в лоббизме – это работа с личными связями при мощной поддержке аналитиков из бэк-офиса и внешних Think-Tank (мозговых центров)

Ранняя карьера. Она в большинстве случаев отчасти пересекается с образовательным этапом, который длится 5-8 лет. Ранняя карьера – это, как правило, работа в госорганах и/или на политиков либо политические партии. Этот этап занимает примерно 4-10 лет, из которых 1-3 года обычно являются сочетанием старших шагов учебы (магистратура либо докторантура) со стажировками или работой помощником у конгрессмена, сенатора либо в госструктурах.

Это тот самый период, когда академические знания лихорадочно дополняются навыками общения с политиками, обрастанием связями, наполнением телефонных книжек, формированием будущих лоббистских бригад (пока не команд) либо подсоединением к уже действующим лоббистским командам. Именно тогда и нарабатываются возможности «зайти, спросить и не быть выставленным за дверь».

Сидеть в офисе и кропать документы по заявкам шефа – это в данном периоде даже не треть работы, хотя она и занимает минимум 8 часов в день и 6 дней в неделю. Да, юная лоббистская поросль на данном этапе трудится по 12-15 часов в сутки. Но оно стоит того. Ибо приближается…

Средняя фаза карьеры. На этом этапе будущий успешный лоббист обычно переходит в частный сектор. Здесь он знакомится с перспективными клиентами, принимает активное участие в работе отраслевых ассоциаций, землячеств и т.п. То есть происходит насыщение уже «клиентскими» связями – телефонная книжка наполняется номерами тех людей, которые «будут платить за обед».

Иногда, хотя и нечасто, ранняя и средняя фазы карьеры объединяются в одну – если будущий лоббист делает сильную карьеру на госслужбе, в судебной системе, в силовых структурах или в медиа. Успешных профессионалов из этой сферы покупать готовы даже без внятного лоббистского опыта. Так как за первыми обычно маячит колоссальный опыт и связи в судебной либо исполнительной власти, а также среди практикующих юристов. А медийщики традиционно сильны в стратегическом планировании, медиа-рилейшнс, стратегических коммуникациях.

Топовый этап карьеры. Созревшего профессионала со связями, как правило, покупают сразу на высокую позицию в лоббистскую структуру – обычно в качестве партнера. Вместе с таким человеком приходят либо группа новых клиентов, либо группа эффективных контактов в органах власти и медиа. Если же лоббистская фирма нанимает на работу вчерашнего выпускника университета или еще не оперившегося стажера, то для него вероятность прорваться «наверх» существенно слабее. Он рискует застрять на уровне старательного исполнителя-середнячка. Вырваться из замкнутого круга, в принципе, можно. Например, если взвалить на себя функции координатора по работе с каким-то отраслевым объединением или НГО.

Так или иначе, но работа в лоббизме – это работа с личными связями при мощной поддержке аналитиков из бэк-офиса и внешних Think-Tank (мозговых центров). Отсюда вытекают главные принципы в формировании стратегии:

  • контакты важнее формальных знаний;
  • знания важнее названий университетов;
  • практические навыки в нужной области важнее указанной в дипломе специальности.

Для иллюстрирования сказанного: первый кейс – это крупная лоббистская компания с сильной историей, с опытом работы в интересах правительств иностранных государств (это – вообще-то есть высший пилотаж лоббизма). Второй кейс – молодые и резвые, специализирующиеся на «новой экономике».

Классика жанра

Вот, для примера, лоббисты, которых нанимали в Вашингтоне господа из окружения Виктора Януковича в бытность того президентом Украины. Это интересно по двум причинам. Во-первых, касается украинских реалий. Во-вторых, с учетом репутации Януковича, за его обслуживание могли взяться предельно эффективные и дорогие лоббисты.

Фигура главного лоббиста Януковича в США впечатляет – это 73-летний Энтони «Тони» Подеста (Anthony T. Podesta), босс Podesta Group Inc (бизнесу – свыше 28 лет). В его портфолио – Хосни Мубарак (экс-президент Египта), но есть и BP (British Petroleum), Walmart, правительства Саудовской Аравии, Грузии, Азербайджана, Албании, и много других громких клиентов. Он регулярно получал множество комплиментов от ведущих изданий и информационных агентств (Fortune, Bloomberg, The Hill, The National Law Journal, The Huffington Post). У него за плечами докторская степень права в Georgetown University Law Center, а также полное образование по политическим наукам: бакалаврат в University of Illinois at Chicago и магистратура в MIT(Массачусетский технологический институт).

Гарвард, немного MTI и госдеповские печеньки
Энтони «Тони» Подеста (Anthony T. Podesta), главный лоббист Виктора Януковича в США
Фото podesta.com

Еще в студенческие годы Подеста участвовал в избирательных кампаниях – первая в пользу сенатора Юджина Макарти. В общей сложности он 20 лет занимался подобной работой. После чего в 1988 году с братом Джоном создал свою лоббистскую фирму (сейчас – Podesta Group Inc). Джон Подеста специализировался на проведении избирательных кампаний – работал на Билла Клинтона, был советником у Барака Обамы, сейчас ведет кампанию Хиллари Клинтон.

С образованием у Джона Подеста все замечательно: он окончил Knox College университета Georgetown University, затем получил докторскую степень юриспруденции в Georgetown University Law Center (как и его брат). Вместе с братом Тони он принимал участие в своей первой избирательной кампании в пользу сенатора Юджина Маккарти. У Джона за спиной – работа в волонтерских проправительственных структурах и в офисе Белого Дома на высоких позициях во времена президентства Билла Клинтона.

Один из управляющих партнеров Podesta Group – Дэвид Адамс – окончил бакалаврат в University of Connecticut, магистратуру в American University и получил степень MBA в Loyola University. У него за плечами почти 30 лет работы на Капитолийском Холме и в Госсекретариате (в том числе – на позиции помощника госсекретаря США). Его специализация – иностранные дела и юриспруденция.

Еще один управляющий партнер – Джон Андерсон, окончил бакалаврат Harvard University, после чего много лет работал иностранным корреспондентом в Washington Post, возглавлял бюро в Иерусалиме, Стамбуле, Париже, Мехико, Нью-Дели. Он также некоторое время редактировал влиятельное издание Politico.

Фигура главного лоббиста Януковича в США впечатляет – это 73-летний Энтони «Тони» Подеста (Anthony T. Podesta), босс Podesta Group Inc (бизнесу – свыше 28 лет). У него в портфолио – Хосни Мубарак (экс-президент Египта), но есть и BP (British Petroleum), Walmart, правительства Саудовской Аравии, Грузии, Азербайджана, Албании, и много других громких клиентов

Его коллега – Кристина Антело получила степень бакалавра (политические науки и госуправление) в Georgetown University, а степень доктора юриспруденции – в The George Washington University Law School. Она успела поработать еще во время бакалаврата аналитиком в JP Morgan. Затем в качестве инвестиционного банкира – в Goldman Sachs. Уже учась в юридической школе Университета Джорджа Вашингтона, Кристина Антело начала работать в международной юридической фирме DLA Piper (ее дочерняя компания имеется и в Украине). Ну, и дальше – переход в Podesta Group Inc.

Еще один участник этой команды – Поль Брэтвэйт – тоже имеет юридическую степень (доктор права Duke University School of Law), точно так же начинал образование в сфере политических наук и госуправления – магистратура в Duke University Sanford School of Public Policy, а перед тем – бакалаврат в Delaware State University. Полученное юридическое образование он успешно применял почти три года на позиции специального помощника министра труда США. После этого – был исполнительным директором очень влиятельной организации – Congressional Black Caucus, которая объединяет членов конгресса – афроамериканцев. Вот, кстати, упомянутая чуть раньше г-жа Антело является президентом аналогичного типа организации – Congressional Hispanic Caucus Institute, которая объединяет конгрессменов с испанскими (латиноамериканскими) корнями.

Можно было бы привести описание карьеры еще трех десятков партнеров Podesta Group Inc, но в целом все довольно типично: часто наличествует юридическая степень, есть сильный опыт работы в частном секторе и/или госструктурах, весомые неформальные и формальные связи с определенными этнически окрашенными структурами (что, в принципе, очень характерно для такого «плавильного котла», каким являются США). Что еще интересно: в компании мирно уживаются партнеры, пришедшие как из демократического лагеря (как сам Тони Подеста), так и из республиканского. Ничего личного – только бизнес.

Молодые и дерзкие

А вот принципиально иная «звездная» лоббистская структура, ориентированная на «новую экономику» – Franklin Square Group, которая неоднократно входила в топ-10 лоббистов по версии авторитетного издания The Hill, несмотря на весьма скромный по меркам американского лобби-комьюнити возраст – неполные восемь лет.

Сооснователи Franklin Square Group – Джош Экил и Мэтт Тэйнилэйн. Apple, Google, Cisco, Uber, eBay, GoPro, Belkin, Dropbox – таков (тут он еще и неполный) список клиентов Franklin. Компания заточена на обслуживание американского хай-тека, ее лидеры называют себя «голосом Кремниевой долины в Вашингтоне». Возможно, именно поэтому одному из ее сооснователей – 44-летнему Джошу Экилу – удалось пробиться на вершину, не засвечивая в своем жизнеописании какого-либо громкого университета. Формальное образование ему заменили семь лет работы в Белом доме (во времена Клинтона), и в Конгрессе – на позициях помощника, помощника начальника штаба и т.п. Оттуда он пересел в кресло вице-президента Индустриального совета по информационным технологиям – эдакого отраслевого лобби-НГО. Уже оттуда, после почти пяти лет работы, Джош Экил отправился создавать свой Franklin.

Для украинских условий придется куда чаще адаптировать опыт «новой волны» – тех, кто обслуживает интересы «новой экономики»

В этом ему помог его партнер по основанию компании – Мэтт Тэйнилейн. Вот у него карьера выглядит эталонно: сперва бакалаврат в Boston University (политические науки, конечно), затем – доктор права после American University, Washington College of Law. Молодой юрист сперва поработал в Федеральной избирательной комиссии, затем – советником у одного из сенаторов. Работа в политике и в госаппарате заняла у него почти пять лет. Затем – взлет: пост вице-президента Индустриального совета по информационным технологиям. Уйдя из совета через три года, он передал это кресло Джошу Экилу. Ушел он сразу в кресло одного из многочисленных директоров Cisco Systems, откуда через четыре года отправился создавать Franklin.

Из топовых сотрудников (партнеров) Franklin можно упомянуть Кару Кэмпбелл – у нее за плечами бакалаврат в University of Wyoming, четыре с лишним года работы помощником по законодательной работе у одного из сенаторов. После – взлет карьеры: три года работы директором по GR в Индустриальном совете по информационным технологиям. Ну, и после этого – с 2009 года – работа в новосозданном Franklin.

Или взять следующего в команде Franklin – Брайана Петерса, который окончил бакалаврат University of Washington, после чего пять лет проработал пресс-секретарем и помощником по законодательной работе в палате представителей Конгресса США. После этого, как водится, работа в Индустриальном совете по информационным технологиям (тоже во времена вице-президентства там Экила). Затем – работа в отраслевых объединениях и с 2010 года – во Franklin. Параллельно, с 2015 года, Петерс в качестве исполнительного директора руководит работой весьма перспективного и влиятельного отраслевого союза – Financial Innovation Now. То есть, Franklin таким образом застолбил себе клиентское поле в сфере финтеха – гибрида хай-тек и финансовых услуг.

Что это значит для Украины

В Украине лоббистское комьюнити формируется намного быстрее, чем это происходило в странах со «старыми демократиями». Что-то из тамошних схем будет успешно адаптировано на отечественной почве, что-то – не приживется. Но я уверен, что ключевые принципы останутся в силе – и касающиеся важности личных контактов, и востребованности знаний, и в контексте ключевого значения практических навыков. То есть все то же самое, но с меньшими формальностями и с высокими требованиями к конкретным результатам в условиях ограниченности времени.

Мне очень нравятся результативность и «игра в длинную», которые демонстрирует старая школа. Но для украинских условий придется куда чаще адаптировать опыт «новой волны» – тех, кто обслуживает интересы «новой экономики».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Последние мнения
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов
Скромное обаяние биткоина: украинские реалии использования криптовалют
При том, что криптовалюты пока официально запрещены, Украина входит в топ-5 стран мира по количеству пользователей различными биткоин-кошельками
Новый-старый порядок аттестации от Минюста: что изменилось
Об особенностях нового порядка аттестирования состава Государственной уголовно-исполнительной службы Украины
Экспортные мифы, или Как покорить Великую Китайскую стену
Рынок КНР сверхпривлекателен для экспортеров всего мира, продукция которых сегодня китайскому потребителю кажется гораздо интереснее, чем украинская
Сколько стоит профессиональное выгорание персонала
И как бизнес может застраховаться от проблем с сотрудниками
Разрубить гордиев узел: еврооблигационные LPN-структуры и новые правила налогообложения
Каковы новые правила налогообложения процентов, выплачиваемых украинскими эмитентами так называемых «облигаций участия в кредите» на международных рынках капитала
Принуждение в частном порядке: новшества в сфере исполнения судебных решений
Станет ли институт частных исполнителей необходимым и достаточным условием эффективной и объективной работы судебной системы