Национальный инвестиционный совет: что за структуру возглавит Борис Ложкин

И на чем следует сосредоточиться в ее работе
Национальный инвестиционный совет: что за структуру возглавит Борис Ложкин
Борис Ложкин
Фото Forbes Украина

Основной урок, который Украина должна усвоить из своей новейшей экономической истории и уже имеющегося мирового опыта, состоит в том, что изобрести совершенно новый, непохожий ни на что, велосипед – нельзя. Все, что можно было изобрести, уже изобретено. Необходимо просто научиться пользоваться этим. Это относится и к Инвестиционному совету, который с недавнего времени возглавил бывший глава президентской администрации.

Этот орган может стать действенным при соблюдении нескольких важных условий. Во-первых, он должен иметь достаточные способности для генерации идей (как минимуму не разнонаправленных). Во-вторых, ему должны доверять те, кто берет на себя ответственность за принятые политические решения.

А теперь возникает целый ряд вопросов, которые до сих пор остаются открытыми для экспертов и исследователей теории бизнеса. Всегда ли удачливый бизнесмен способен генерировать идеи не только для своего бизнеса, а для отрасли или даже для всей страны? А как быть с его личным предпринимательским везением? Тождественно ли понимание собственных внутренних бизнес-процессов (которое бесспорно есть у практикующего бизнесмена) глобальным экономическим процессам? В конце концов, в состоянии ли даже самый успешный бизнесмен подготовить аналитическую записку для консультируемого им объекта (одного из высших государственных чиновников в стране), предоставив ему различные варианты принятия государственного решения с четким описанием возможных плюсов и минусов при их имплементации? Или он заведомо планирует делегировать эту функцию тому, для кого это профессия? И вот здесь то – я уверен – появятся серьезные проблемы в поиске решений данной системы уравнений.

Если в данный Инвестиционный совет будут включены «старые» украинские олигархи, выращенные в лихие 90-е, которые не очень-то славились своей креативностью даже в прошлом, можем ли мы рассчитывать на их современный подход сейчас?

Несколько причин, по которым данная «система уравнений» рискует не иметь решения. Во-первых, абсолютно полного доверия к предлагаемым к реализации рекомендациям Инвестиционного совета у высших государственных чиновников априори не будет. Во-вторых, если в данный Инвестиционный совет будут включены «старые» украинские олигархи, выращенные в лихие 90-е, которые не очень-то славились своей креативностью даже в прошлом, можем ли мы рассчитывать на их современный подход сейчас? В-третьих, уверены ли мы в том, что иностранные и отечественные члены данного совета не будут в скрытой или не очень форме лоббировать свои собственные интересы? В-четвертых, действительно ли мы верим в то, что данная группа «супер-инвесторов» собирается самостоятельно готовить документы политическому руководству страны, а не пользоваться услугами экспертов? Конечно, все может быть совершенно гладко и все вышеперечисленные риски никогда не реализуются, но ведь все имеет свою вероятностную оценку – и быть однозначным здесь просто нельзя. Тем более, что практика говорит о совершенно обратном.

Тогда и вывод по поводу «предназначения» «высокого» инвестиционного совета может быть совершенно другим. Его миссия – не в генерации идей, а в одобрении конкретных шагов власти по тому или иному вопросу и своеобразном «тестировании» планируемых к реализации государственных решений с точки зрения их влияния на качество бизнес-климата в стране.

Здесь опыт членов совета может быть просто незаменим. Более того их можно и нужно «вписать» в определенный мотивационный механизм. Каждый из членов совета, либо уже имеющий украинские активы в своем «инвестиционном портфеле», либо планирующий их иметь в обозримом будущем, по определению будет пытаться максимизировать их стоимость. Конечно, он должен «развивать» свой актив. Но это далеко не все. Как любой инвестор, он живет в цикле покупка-развитие-продажа. Мало приобрести и развить. Рано или поздно актив надо продать. Стоимость продажи является, в том числе, и функцией от качества бизнес-климата в стране. Поэтому, пытаясь помочь себе в будущем и впоследствии совершить успешный «выход» из инвестиционной позиции, большая часть членов данного инвестиционного совета (а может быть, и все) будут достаточно мотивированы на «качественную» работу. Это ли не компромиссное сочетание личного интереса и общественных целей?

Еще один фактор, который ни в коем случае нельзя упускать из виду, и который может сделать этот совет действительно достаточно полезным, это его «афишность и сигнальность». Если члены данного совета начнут «голосовать» за украинскую экономику своими собственными деньгами, то весьма вероятно они могут быть поддержаны и другими. В данном случае их роль расширяется до своеобразных «первопроходцев». Они делают seed investment («сеют зерно»), а уже за ними подтягиваются и остальные инвесторы.

Учитывая все это, я бы рекомендовал новому главе совета выстраивать работу этого «старого нового» органа таким образом, что совет – это основной «дегустатор». Очевидно, что при этом, должен быть и экспертный пул, который может «приготовить и накрыть на стол». Тогда, тот, кто в конце цепочки принимает политическое решение, может абсолютно полностью рассчитывать на его качество.

Если члены данного совета начнут «голосовать» за украинскую экономику своими собственными деньгами, то весьма вероятно они могут быть поддержаны и другими. В данном случае их роль расширяется до своеобразных «первопроходцев»

Экспертный пул может быть даже более полезным, чем просто «сервировка стола и подача блюд». При необходимости он должен помочь разобраться и с другими неоднозначными рекомендациями относительно экономической политики страны.

Например, вызовет ли увеличение контрабанды отсутствие минимальных цен при увеличении акцизов на алкоголь и табак? И, вообще, как быстро можно увеличивать акцизы? Можно ли вводить альтернативные системы налогообложения в сельском хозяйстве? К примеру, заменить все налоги для сельскохозяйственного бизнеса одним увеличенным налогом на землю. Можно ли с целью избежания коллапса существующей в стране системы пенсионного обслуживания, открыть украинское финансовое пространство для иностранных пенсионных фондов?

И таких вопросов – масса. А значит, и простоя в работе не будет. И вот здесь более чем полезен будет и бизнес, и административный опыт нового главы инвестиционного совета, который обеспечит связку между экспертами, инвесторами и высшим государственным руководством.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Последние мнения
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов
Скромное обаяние биткоина: украинские реалии использования криптовалют
При том, что криптовалюты пока официально запрещены, Украина входит в топ-5 стран мира по количеству пользователей различными биткоин-кошельками
Новый-старый порядок аттестации от Минюста: что изменилось
Об особенностях нового порядка аттестирования состава Государственной уголовно-исполнительной службы Украины
Экспортные мифы, или Как покорить Великую Китайскую стену
Рынок КНР сверхпривлекателен для экспортеров всего мира, продукция которых сегодня китайскому потребителю кажется гораздо интереснее, чем украинская
Сколько стоит профессиональное выгорание персонала
И как бизнес может застраховаться от проблем с сотрудниками
Разрубить гордиев узел: еврооблигационные LPN-структуры и новые правила налогообложения
Каковы новые правила налогообложения процентов, выплачиваемых украинскими эмитентами так называемых «облигаций участия в кредите» на международных рынках капитала
Принуждение в частном порядке: новшества в сфере исполнения судебных решений
Станет ли институт частных исполнителей необходимым и достаточным условием эффективной и объективной работы судебной системы