Сколько стоит альтернативное искусство

И можно ли в него инвестировать

Инвестировать в работы лидеров аукционных торгов Моне, Пикассо или Мунка профессиональные коллекционеры давно наловчились. А вот находить перспективный альтернативный арт – это настоящий талант. Кто, за сколько и зачем покупает «другое» искусство в мире и в Украине, Forbes рассказывает арт-критик, куратор и арт-консультант Ольга Толстунова.

Альтернативные формы искусства – интернет- и видео-арт, перформансы, хеппенинги – не самые покупаемые. И все же у этих направлений есть свои поклонники. По данным Artnet, 14% коллекционеров любят и приобретают «другое» искусство. Однако в 2016 году в этой категории на мировых аукционах было представлено лишь 0,3% лотов.

Сколько стоит альтернативное искусство
Stromboli n°III-Volcano, 2002
Фото Марина Абрамович

С 2010 года аукционный дом Phillips активно распродает принты фоторепортажей перфомансов – кадры из представления Ванессы Бикрофт VB35, которое состоялось в Нью-Йоркском Гуггенхайм музее в 1998 году. За шесть последних лет аукционисты продали более 20 фотографий стоимостью от $1000 до $13 000. Похожая история происходит с бабушкой мирового перформанса – Мариной Абрамович. Конечно, несколько ее работ обрели своих владельцев. Например, один из ключевых перформансов в ее карьере Light/Dark приобрела семья коллекционеров из Вашингтона – Аарон и Барбара Левин, цена покупки не разглашается. Но основные аукционные продажи искусства сербской художницы – это документации ее актов. Фотографии ее перформанса STROMBOLI N° III (2002) куплены в Collection Florence et Daniel Guerlain за €19,126.

Несмотря на интерес к фотокарточкам перфоманса, очень немногие коллекционеры покупают сам перфоманс. Одна из главных причин – незащищенность интересов покупателя. Максимальная защита покупки – передача всех прав собирателю альтернативного арта по соответствующему договору. Это означает, что художник или арт-группа не имеют права показывать перфоманс без ведома и разрешения нового владельца. Если коллекционер не против новых показов, он зачастую получает процент от прибыли от конкретного шоу. Размер заработка оговаривается в контракте изначально при передаче всех прав. Еще один вариант для покупателя – коллекционер приобретает сам перформанс и оставляет за собой право выдавать разрешение использовать сценарий и другим художникам тоже. В этом случае права могут быть перекуплены третьей стороной, например, аукционным домом. Вот тогда на перфомансе можно заработать.

С инсталляциями – еще одной формой альтернативного арта – все немного проще. Они имеют физически осязаемую форму и могут быть достаточно мобильными. Благодаря этому коллекционеры видят в них объект для капиталовложений. Даже такие масштабные произведения, как инсталляция японской художницы Яей Кусамы, выставляются на торги и имеют успех у собирателей. Так, в 2008 году на аукционе Christie’s работа японки была продана за $51 млн, что является рекордом для ныне живущей женщины-художника.

Сколько стоит альтернативное искусство
Работа японской художницы Яей Кусамы
Фото DR

В разделе видео-арт пока не зафиксировано миллионных продаж, но представители аукционного дома Christie’s регулярно твердят о большом потенциале этого направления искусства и призывают коллекционеров заглянуть в будущее. Видео-арт порой сравнивают с фотографией, которая прошла тернистый путь, прежде чем получила заслуженные лавры. Например, в 2011 году на торгах дома Christie’s фотография Синди Шерман «Без названия #96» была продана за $3,89 млн.

Многие эксперты рынка предрекают такую же участь видео-арту. Мол, в скором будущем его также ждут пусть не массовые, но миллионные продажи. В Украине видео-арт тоже иногда покупают. Правда, очень редко. И, в основном, сделки происходили до кризиса. Например, на торгах украинского аукционного дома «Золотое Сечение» в 2011-м медиаинсталляцию Murder picture Алины Якубенко приобрел известный коллекционер Игорь Воронов.

Сколько стоит альтернативное искусство
Синди Шерман «Без названия #96»
Фото Синди Шерман

При покупке видео-инсталляций следует помнить: к объекту, который зачастую записывают на DVD-диск, должен прилагаться сертификат подлинности, где могут быть описаны специальные инструкции для просмотра, а также содержится подпись автора. При этом покупатель подписывает соглашение о запрете на распространение, копирование и загрузку произведения на любые интернет-ресурсы без ведома автора.

Историю продаж видео-арта сложно назвать новой. Еще в 1998 году нью-йоркская галерея David Zwirner провела несколько успешных выставок, выдумав очень удачный трюк. Несколько арт-видео стоимостью от $20 до $100 были выставлены на открытую продажу, но для того чтобы обратить внимание коллекционеров на изюминку выставки – видео Overture Стена Дугласа – галеристы придумали лист ожидания. И таким образом повысили стоимость работы, которая в итоге продалась за $150 000.

Трендсеттерами, устанавливающими моду на инсталляции, видео- и интернет-арт, являются всемирно известные коллекционеры, которые, желая поделиться своими собраниями со зрителями, основывают галереи, фонды, а иногда и музеи. Например, наследница австрийской королевской семьи Франческа фон Габсбург-Лотринген основала в 2002 году выставочное пространство TBA21 в центре Вены, где и показывает работы из своей видео- и медиаколлекции. Фрау Габсбург является счастливой обладательницей инсталляций Олафура Элиассона, Кристофа Шлингенсифа и Дуга Аиткена. Самая же внушительная коллекция видеоарта принадлежит немке Ингвид Гоэтц, основательнице Музея собрания Гоэтц в Мюнхене – количество произведений приближается к 500. Одно из самых интересных произведений в ее коллекции – работа Энтони МакКолла You and I, I, Horizontal. Работа из этой же серии выставлялась на торги дома Christie’s в 2012 году за $1100.

Решение о покупке «другого» искусства непростое, требует основательного подхода и определенной дерзости. Мировые примеры доказывают: при детальном изучении рыночной ситуации приобретение произведения альтернативного арта может стать не только удовольствием, но и неплохим капиталовложением. Мировые арт-критики прогнозируют резкий подъем цен на «другое» искусство в момент, когда оно станет историей, даже совсем недавней. Чтобы это понять, нужно просто вспомнить о величайших коллекционерах ХХ века – Амбруазе Волларе или Сергее Щукине, которых когда-то считали безумцами за их любовь к новому, по тем временам, искусству. Сейчас работы из их коллекций – импрессионистов, фовистов, кубистов – десятилетиями остаются в топах аукционных продаж и продолжают расти в цене.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Последние мнения
Самое темное время перед рассветом: как преодолеть кризис в компании
Какие задачи лягут на плечи команды, а какие – непосредственно на владельца
Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся
Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов
Скромное обаяние биткоина: украинские реалии использования криптовалют
При том, что криптовалюты пока официально запрещены, Украина входит в топ-5 стран мира по количеству пользователей различными биткоин-кошельками
Новый-старый порядок аттестации от Минюста: что изменилось
Об особенностях нового порядка аттестирования состава Государственной уголовно-исполнительной службы Украины
Экспортные мифы, или Как покорить Великую Китайскую стену
Рынок КНР сверхпривлекателен для экспортеров всего мира, продукция которых сегодня китайскому потребителю кажется гораздо интереснее, чем украинская
Сколько стоит профессиональное выгорание персонала
И как бизнес может застраховаться от проблем с сотрудниками
Разрубить гордиев узел: еврооблигационные LPN-структуры и новые правила налогообложения
Каковы новые правила налогообложения процентов, выплачиваемых украинскими эмитентами так называемых «облигаций участия в кредите» на международных рынках капитала
Принуждение в частном порядке: новшества в сфере исполнения судебных решений
Станет ли институт частных исполнителей необходимым и достаточным условием эффективной и объективной работы судебной системы