Сергей Тарута: «Передо мной встал выбор – дальше заниматься бизнесом или попытаться изменить систему»

ИНФОРМАЦИЯ О СОБЫТИИ

Встреча с Сергеем Тарутой

140042
  —  8 Июня 2015, 13:30
Почему бизнесмен решил пойти во власть, и какие выводы он из этого сделал

Во время встречи, организованной CEO Club Ukraine, владелец «Индустриального Союза Донбасса» поделился своим видением ситуации в стране. Он рассказал о том, как «ИСД» делала первые шаги на международных рынках, почему Украина без Донецка не сможет нормально развиваться и как можно нейтрализовать влияние олигархов в стране. 

Сергей Тарута: «Передо мной встал выбор: дальше заниматься бизнесом или попытаться изменить систему»
Фото: CEO Club Ukraine

О начале бизнеса

Я работал на комбинате «Азовсталь» в Мариуполе – самом крупном металлургическом городе СССР, который выплавлял 10% всей стали. Там был один институт – металлургический, и для тех, кто хотел оставаться в городе, другого выбора не было.

На «Азовстали» я прошел путь от мастера цеха до заместителя директора по внешнеэкономической деятельности, которая в те времена казалась чем-то необычным. Но мы сделали комбинат флагманом в этом направлении: первыми организовали отдел, первыми начали работать с аккредитивами. Это было ноу-хау.

Это было время неплатежей, страну захлестнул бартер. Были огромные проблемы по платежам за энергоносители в Донецкой области, которая потребляла 12 млрд куб. м газа, и задолженность составила около $5 млрд

Потом открылась возможность осваивать европейский и американский рынки, где мы начинали чему-то учиться. После развала СССР первыми наладили поставки своей продукции на Запад. Пошлина составляла 25%, но мы пошли на это, понимая, что потом пошлины отменят, а рынок мы завоюем. Нам дали квоту в 350 000 тонн, которая со временем увеличивалась.

В наш отдел приезжали со всего СССР, и в 1989 году мы создали собственную программу по управлению внешнеэкономической деятельностью. Мы учили других, как внедрять новые системы управления и производственными, и коммерческими потоками.

Это было время неплатежей, страну захлестнул бартер. Были огромные проблемы по платежам за энергоносители в Донецкой области, которая потребляла 12 млрд куб. м газа, и задолженность составила около $5 млрд.

Тогда возникла идея создать в каждой промышленной области  индустриальный союз – сделать в рамках региона местные Госплан и Госснаб. В нашей области было семь предприятий, которые рассчитывались деньгами, и стояла задача: проконтролировать, чтобы эти деньги не вымывались. Оставить их внутри на заработную плату, а все остальное – на расчет через давальческие схемы.

Мы первые, кто приобрел активы в Венгрии и Польше на открытых конкурсах. Нас пытались повязать с криминальным миром, но нам удалось доказать обратное

Это и была моя первая бизнес-работа. Никто не верил, что союз состоится. Я стал акционером, и мы начали создавать компанию, первыми в стране привлекли кредитные ресурсы. Сначала это были $230 000 от ING. Потом пришли другие возможности, и в итоге мне удалось привлечь $5 млрд, в том числе – около $1 млрд проектного финансирования на семь лет под 2%, из которых $700 млн – деньги IFC, самой строгой финансовой институции в мире. Она требует не только бизнес-плана, но и репутации.

Мы первые, кто приобрел активы в Венгрии и Польше на открытых конкурсах. Нас пытались повязать с криминальным миром, но нам удалось доказать обратное. 

Сергей Тарута: «Передо мной встал выбор: дальше заниматься бизнесом или попытаться изменить систему»
Фото: CEO Club Ukraine

О походе во власть

Почему я пошел в депутаты? Думал, приду с командой в область на полгода, сделаю реформы и снова вернусь в любимое дело. Но ситуация обернулась иначе

Меня приглашали на должности и Ющенко, и Янукович, но я всегда старался дистанцироваться от власти. Мы старались давать результаты через правильную стратегию и репутацию. Когда на Донбассе начали реализовывать крымский сценарий, еще существовала иллюзия, что ситуация может измениться. Я надеялся, что какими-то реформами можно будет решить эту проблему, и согласился пойти во власть, понимая, что у меня среди партнеров были россияне – Внешэкономбанк. И я знал, что если решил помочь Донбассу, то россияне тут же отреагируют и создадут проблемы в бизнесе. Так и случилось.

Почему я пошел в депутаты? Думал, приду с командой в область на полгода, сделаю реформы и снова вернусь в любимое дело. Но ситуация обернулась иначе, Россия начала агрессию, а любимое дело – захватили. Передо мной встал выбор: дальше заниматься бизнесом или попытаться изменить систему.

О финансовом рынке

Сегодня финансовый рынок уничтожен. Мы пришли к тому, с чего начинали в 1989-1990 годах. Тогда Украину еще никто не видел, никто не хотел выделять финансирование. Поэтому привлечение инвестиций требовало больших усилий, но было одним из самых приоритетных направлений. Привлечь средства нам удалось и через евробонды, и через кредиты. Так мы инвестировали не только в собственное развитие, но и приобретали новые активы: заводы в Африке, на Ближнем Востоке.

Доступ к деньгам является основополагающим для бизнеса.  Тогда правительство не мешало, но сегодня иначе: своими действиями власть усугубляет сложность доступа к финансовым ресурсам.

О борьбе за Донецк

То, что станет легче, если мы отрежем Донбасс, и это – иллюзия. Только один Мариуполь дает 8% экспорта. Сегодня заводы там работают на половину мощности, они зависят от логистики на оккупированных территориях. Если мы эту проблему не решим, ситуация будет только усугубляться

Без Донбасса Украина не сможет нормально развиваться и привлекать деньги. Руководство страны пытается выстроить стену, прикрывая любую возможность работы предприятиям, которые еще могут функционировать.
На Донбассе живет 3,5 млн человек. Из них 300-400 тысяч тех, которые готовы «наниматься в боевики» – других вариантов не существует. Они смотрят с утра до вечера российскую телепропаганду, их обстреливают террористы, а они глубоко уверены, что это дело рук украинцев. У них к нам – огромная ненависть. И если эти 300 000 пойдут воевать, то точно будут разрушать остальную часть Украины. Поэтому, пока будет конфликт, никто деньги в Украину не принесет.

То, что станет легче, если мы отрежем Донбасс, и это – иллюзия. Только один Мариуполь дает 8% экспорта. Сегодня заводы там работают на половину мощности, они зависят от логистики на оккупированных территориях. Если мы эту проблему не решим, ситуация будет только усугубляться. Мое мнение – мы обязаны бороться за восстановление контроля [над этими территориями], несмотря на то, что многие предприятия уже разрушены.

Мы могли избежать такого сценария. Но повлиять на это могла точно не донбасская элита, ведь инструментов для борьбы с боевиками не было. Когда я стал губернатором, я провел соцопрос. За объединение с Россией высказались 38% населения, но через 40 дней таких осталось только 18%.  Майдан они воспринимали по-другому – здесь сработали многие стереотипы.

Сергей Тарута: «Передо мной встал выбор: дальше заниматься бизнесом или попытаться изменить систему»
Фото: CEO Club Ukraine

Об олигархах

С олигархами в Украине можно легко справиться. Для этого нужно две вещи: независимый Антимонопольный комитет и независимая Комиссия по ценным бумагам. Тогда можно будет понять, где у нас существует концентрация олигархов, и как от нее можно избавиться.

Сегодня речь идет о том, чтобы забрать у одних и отдать другим. И точно не идет борьба за создание нормальных правил игры, а это не так уж и сложно. Если еще сделать независимую судебную систему, можно будет полностью нейтрализовать влияние олигархов.

Их активов достаточно, чтобы дать стране зарабатывать. И при повышении капитализации страны они первые, кто от этого выиграет. Я им доказывал это экономически, и думаю, сегодня они готовы к такому сценарию даже больше, чем те, кто находится у власти.

О новой политической элите

Грустно, что после Майдана мы так и не создали активного общественного движения. Многие ушли во власть, другие вернулись в бизнес – и Майдан не родил активной платформы

Здоровое начало – это представители среднего бизнеса в своем регионе. Власть, в любом случае, передадут на места. И все будут бороться не за места в парламенте, а за депутатство в регионе.

Скоро будут местные выборы, и опять придут те, кто попытается грабить регионы. Поэтому среднему бизнесу нужно занимать активную позицию и создавать инструменты для участия в местных выборах. Далее – консолидация. Нужно создавать бизнес-клубы во всех регионах из представителей бизнеса, которые достигли успеха. Там обсуждать политические вопросы, вырабатывать инструменты и выходить на диалог с властью. Ведь сейчас у власти первое правительство в Украине, которое в течение года игнорирует диалог с бизнесом.

Грустно, что после Майдана мы так и не создали активного общественного движения. Многие ушли во власть, другие вернулись в бизнес – и Майдан не родил активной платформы. В Польше это удалось, и что важно, там процесс начала буржуазия, а рабочий класс присоединился. В результате они создали собственную политическую платформу.

У нас иначе: часть активистов соблазнились и ушли в парламент – заниматься тем, на что они не способны. А все остальные ушли наблюдать со стороны.

Сергей Тарута: «Передо мной встал выбор: дальше заниматься бизнесом или попытаться изменить систему»
Фото: CEO Club Ukraine

О внутренней угрозе

Сегодня в стране примерно 80 000 демобилизованных. Многие не социализировались, они разочарованы, для них существует огромный контраст между тем, что рассказывает наше руководство, и реальностью. И у них много претензий, которые превратятся в агрессию. Может зародиться критическая масса, она приведет к самому худшему сценарию, который может реализоваться уже осенью.

Как контраргумент людям нужно дать вменяемую перспективу. Не рассказы о том, что в 2020 году будет все хорошо. Нужна перспектива на ближайшие полгода-год, которая бы остудила радикальные настроения.

О минских договоренностях

Единственное решение в ситуации на Донбассе – эффективная защита. Любые попытки продвижения боевиков должны немедленно пресекаться. Второе – выполнение минских условий, а они будут соблюдаться, если мы сможем очень быстро давать по зубам в ответ. Почему не работают минские соглашения? С нашей стороны выступает президент, а с их – неизвестный человек. Боевикам же нужно воевать. Поэтому надо изменить линию переговоров: президент – президент, премьер – премьер, глава МИДа – глава МИДа. Давление Запада – существенное, и нам нужно это использовать. А все договоренности между Порошенко и Путиным должны быть публичными.

Комментариев 2
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
Alex Ng
Alex Ng — 03.05.2016, 18:13

а Вы когда-нибудь слушали интервью Сергея Таруты? И к тому же, я считаю, человек на разговоры просто не тратит свое время, Он работает! Очень интересный Человек, и не понятно почему Украина (а это мы все с вами), еще не пригласила его, на достойном уровне, послужить Ей?!

Rogue Status
Rogue Status — 08.06.2015, 19:30

Кто-то ему грамотно пишет статьи, потому как когда он был губернатором, то все увидели, что говорить он умеет на уровне Кличко

FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ