Поддержка Украины и украинцев: современная традиция благотворительности

72610
  —  10 Августа 2015, 16:30
Как прошел первый завтрак с Forbes Украина

Forbes Украина представляет серию бизнес-завтраков, где будут обсуждаться важнейшие проблемы нашей страны. Первый завтрак прошел в ресторане современной украинской кухни «Канапа». И первой темой стала благотворительность. В числе говоривших о том, как помочь Украине и украинцам, были: руководитель службы ЕС по гуманитарной помощи Мамар Мерзук; член еврейской общины синагоги Бродского, участник проекта «Теплый дом» Уриель Штерн; председатель организации «Крымская диаспора» Анатолий Засоба; директор по связям с общественностью и коммуникациям СКМ Наталья Емченко; председатель правления Ощадбанка Андрей Пышный; Ирина Солошенко, представляющая «Волонтерскую сотню», и Ирина Литовченко, представитель фонда «Таблеточки». 

Мамар Мерзук,
руководитель службы ЕС по гуманитарной помощи

Поддержка Украины и украинцев: современная традиция благотворительности
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Я представляю департамент, который занимается защитой гражданского населения и предоставлением гуманитарной помощи. Мы предоставляем финансирование через международные институты. Это ЕС, Красный крест и международные неправительственные организации. Они работают с местными организациями как с партнерами, и уровень сотрудничества в таком формате удивляет. Мы работаем по международным принципам гуманитарной помощи. Помощь не предоставляется просто так, изначально мы изучаем потребности людей.

О нуждающихся в помощи

Причина, по которой мы собрались, проста. Есть потребность, и есть те, кто страдает, те, кому нужна помощь, и эта помощь должна прийти быстро. Когда я приехал сюда год назад, первое, на что мы обратили внимание, это изучение потребностей людей на тот момент.

На востоке Украины в результате конфликта пострадали люди, и мы немедленно подключились. Что нужно было внутренним переселенцам: гигиенические препараты, одеяла, укрытие и остальной набор элементарных вещей. Помощь нужно было предоставить всем и немедленно. В первую очередь нужно было укрытие, успокоить людей.

О новых потребностях

Сейчас, когда уже пошел второй год, у людей немного изменились потребности. Например, «я хочу отправить детей в школу», и мы должны посмотреть, как адаптировать нашу помощь к таким новым потребностям. Наш механизм – это набор инструментов, откуда можно выбрать что-то подходящее. И когда потребности меняются, мы меняем инструмент, хотя это и очень просто звучит. Возможность быстро реагировать на потребности – очень важная роль неправительственных местных организаций.

О статьях расходов

Гуманитарная помощь, которая прошла через наш департамент со времени начала конфликта – $41 млн. Большая часть этих средств была направлена на вопросы здравоохранения. Мне часто приходилось бывать в этом регионе, и я могу засвидетельствовать, что у людей были большие проблемы со здравоохранением. Они не могли купить медикаменты в связи с потерей работы, им нужно было укрытие, психологическая помощь.

Остальная часть помощи была направлена на создание укрытий. У нас была выстроена система приоритетов, также заработала система выдачи налички через ваучеры. Мы можем говорить, мол, отлично знаем, что нужно людям. Но они сами знают намного лучше, куда им нужно потратить те деньги, которые мы им предоставляем.

Уриель Штерн,
член еврейской общины синагоги Бродского, проект «Теплый дом»

Поддержка Украины и украинцев: современная традиция благотворительности
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Всю свою жизнь я занимался бизнесом, а потом услышал о проекте «Теплый дом» от своего раввина Моше Реувена Асмана. Да, мы не можем помочь каждому в этом мире, но я могу помочь тем людям, которые приходят к нам и просят этого.

О новом жилье

Мы решили построить для переселенцев временное жилье. Еще в прошлом году к нам приехали 150 человек из Луганской области, мы поселили их в лагеря для детей. Но это не место для постоянного нахождения людей, потому что там нет основного – работы, а без нее они никогда не смогут интегрироваться в общество.

О роли государства и общества

Сегодня часто можно услышать: государство нам ничем не помогает. Но только Людовик XIV говорил, что государство – это я, на самом деле государство – это мы, и это самое главное.

Поэтому мы решили не ждать, когда будут приняты решение и законодательные акты, а просто построить этим людям бесплатное жилье и всю общественную коммуникацию неподалеку от Киева. Переселенцы, о которых мы заботимся – это граждане Украины, имеющие специфические потребности. Они привыкли ходить в национальную школу, отдавать детей в национальный садик, жить определенной общинной жизнью.

О формате общины

И формат общинной жизни не нова для мира. Например, в США есть китайский, итальянский кварталы. Это правильно, когда государство состоит из многих семей. На самом деле не так тяжело найти деньги, главное – начать. Вот, например, купил раввин землю, нашел пожертвование и потихоньку начал строить. До сентября сделают основное – жилье, школы, детский сад.

Это жилье получат все. Но моя мечта, чтобы в нем остались только матери-одиночки и пенсионеры. А остальные могли через какое-то время сами построить себе рядом квартиры.  Мы же со своей стороны поможем землей и ссудами.

О трудоустройстве переселенцев

Еще одна ситуация – им нужно дать работу. Сами мы это сделать не можем, тут нужны законодательные акты. Я придерживаюсь мнения, что все волонтерские организации сегодня должны работать в этом направлении – добиваться и лоббировать законы для тех предприятий, которые берут на работу переселенцев. Эти предприятия должны иметь льготы от налоговой. На сегодняшний день мы готовы платить государству деньги, которые предприятие платит за него в качестве налога.

Анатолий Засоба,
глава организации «Крымская диаспора»

Поддержка Украины и украинцев: современная традиция благотворительности
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Я 14 лет занимаюсь общественной деятельностью, полтора года назад переехал с семьей из Крыма в Киев. Мы в столице сторонники тезиса о том, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, так как ситуация с благотворительностью довольно деликатна.

О профессионализме

Вопрос в том, как заниматься общественной деятельностью и благотворительностью не просто, а профессионально. С отсутствием этого профессионализма я столкнулся, когда переехал. Тогда мы наблюдали ситуацию с Майданом – когда он закончился, все привыкли к благотворительности в виде копилок, и все помнят, чем это закончилось.

Есть такой эффект, как социальная инвалидность. Мы хотим помочь, даем деньги, но бывают случаи, когда этим мы вредим. Это своего рода инвалидность и иждивенчество, от которого даже очень сильные люди могут ослабеть. Мы часто выступаем против мест компактного проживания, ведь это похоже на гетто. Когда 50 человек на одном этаже, и все они жертвы, и подпитывают друг друга этим состоянием. Но самое главное: там люди забывают, что они могут что-то делать и быть полезными обществу.

Кроме того, очень важно помнить о том, как не унизить человека, которому мы помогаем. Нужно понимать, что среди переселенцев есть все: от бомжа до миллиардера.

Об интеграции

Странно, когда Арсений Яценюк говорит, что мы временно перемещенные лица, хотя мы внутренне перемещенные лица.

Мы уже не делимся на переселенцев с Донбасса и Крыма – хотя истории и мотивы немного разные, мы теперь в одной лодке. И когда в законе о переселенцах мы с коллегами «профукали» тезис о том, что там написано «реинтеграция», но не написано ни слова об интеграции.

Это свидетельствует только о том, что государство не берет на себя ответственность за переселенцев. Есть негативный грузинский опыт, когда на протяжении 20 лет не занимались интеграцией, а кормили завтраками о том, что все решится. Людям очень тяжело жить в состоянии неопределенности, в таком состоянии они не могут двигаться.

О психологической поддержке

В нашей стране недооценивают психологическую поддержку, а именно – переход из состояния жертвы в лидеры, однако этому нужно уделять внимание. За нас ничего не надо делать, я лично создал 20 рабочих мест, и у меня работают не только переселенцы, но и люди из Киева. Да, возможно, сейчас мы меньше зарабатываем, чем когда было мирное время, но мы не опускаем рук, не просим о помощи, мы нуждаемся в поддержке.

О банках

Ощадбанк – один из немногих, кто адекватно повел себя в ситуации с крымскими переселенцами. И несмотря на задержку, отработал все вопросы, связанные с возвратом депозитов, разблокированием карточек, чего нельзя сказать о Приватбанке. Да, мы с ними пошли на некоторые компромиссы, общались с руководством, нам пришлось пройти путь от митингов и пристегивания себя наручниками к дверям НБУ до переговорных процессов. Но почему мы в своей стране должны прибегать к этим мерам?

К сожалению, есть еще одна проблема, связанная с понятием «резидент» и «нерезидент». Всех крымчан сделали нерезидентами, и только после того как мы пообщались с Валерией Гонтаревой и «сделали» 810-е постановление, нам вернули статус резидентов.

Но сначала под эту раздачу попали не только переселенцы, но и люди с крымской пропиской, уже долгое время живущие на материковой части Украины. Их начали увольнять с работы, потому что предприятие просто не могло перечислять им на карточки зарплаты.

Наталья Емченко,
директор по связям с общественностью и коммуникациям СКМ

Поддержка Украины и украинцев: современная традиция благотворительности
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

О заградительной структуре

В отношении законодательства о благотворительности нужно понимать, что его структура заградительная. Оно сконструировано таким образом, чтобы уменьшить ее  объем. Это логика государства, которое говорит: если мы откроем все шлюзы, то под видом благотворительной помощи будут завозить все и вся.

О социальной защите

Мы для себя выработали некую терминологию: есть проекты выживания, есть проекты жизни, и есть третье – это развитие. Но проект выживания не может стать системой, начинается привыкание, начинается злоупотребление, там нет никаких посылов о будущем. Как только люди начинают жить сегодняшним днем, они становятся социально незащищенными.

Вот, например, сегодня прочла о том, что король Нидерландов, самый молодой монарх Европы, должен донести до всех жителей основы новой социальной политики. В скором времени за свою социальную защиту каждый будет отвечать сам. Это происходит, потому что объем соцнагрузки для государства непосилен. Смысл процесса таков: государство должно вместе с нами думать о том, как от «помочь выжить» перейти в «помочь жить», а еще лучше – развиваться.

Ирина Солошенко,
«Волонтерская сотня»

Поддержка Украины и украинцев: современная традиция благотворительности
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Волонтерская сотня «Добрая воля» организовалась год назад, мы своего рода служба 911. Сначала мы помогали в госпиталях, потом уже в зоне АТО.

В нашем представлении война – это не отдельные люди, которых переселили, это все раненые, которые живут в прифронтовой зоне. Мы помогаем именно тем, кто там, к кому часто не доезжают. Например, люди из Марьинки не хотят уезжать, это их дом, они просят помощи для жизненных процессов, например, в восстановлении школ. Это их выбор, мы не можем их в чем-то убеждать. Давайте будем честными: в стране не объявлено военное положение, и мы не можем взять и увезти их насильно из зоны АТО.

Андрей Пышный,
глава правления Ощадбанка

Поддержка Украины и украинцев: современная традиция благотворительности
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Есть сотни компаний, которые стараются придумать, как построить эффективную систему социальной защиты и гуманитарной помощи. Как создать институциональные основы для качественной благотворительной деятельности, как сформировать принципы социальной ответственности бизнеса, что конкретно сделать в конкретном случае.

О «Фениксе»

Благотворительная организация «Феникс» – это и есть пример того, что у нас получается восстанавливать украинскую армию, которую гробили годами. Волонтерская сотня «Добрая воля» подтверждает, что у нас получается собирать деньги для ветеранов, мирных жителей прифронтовой зоны.

Хочу рассказать о школе в Славянске, которую мы восстановили за восемь недель. Она была базой террористов, где держали оборону. Сегодня в этой школе проводится эксперимент, когда объединили среднюю школу и детский сад, потому что это – единственный восстановленный в Славянске объект.

О возможностях бизнеса

Если общество формирует запрос на социальную ответственность, бизнес туда придет. Ему хочется соответствовать тому обществу, где он зарабатывает деньги. И чем громче говорите об этой ответственности на ярких примерах, тем скорее будет результат.

О возможностях властей

Власть – это мы, граждане. И если мы сформируем запрос на необходимый уровень социальной защиты, власть будет обязана его выполнить. Но нужно помнить, что она будет выполнять его и за наш счет, за счет госбюджета. А значит, мы готовы разделить социальную ответственность, как мы сделали это на Майдане. Ведь это была консолидированная ответственность за будущее.

Страна сегодня воюет. Она должна думать и о развитии, создании рабочих мест, должна выстроить систему безопасности, переформатировать системы управления. Для этого нужна ответственность и непопулярные решения.

Ирина Литовченко,
соучредитель фонда «Таблеточки»

Поддержка Украины и украинцев: современная традиция благотворительности
Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

В благотворительность наконец-то пришли профессионалы. Ведь раньше ею занимались просто добрые люди, которые, возможно, ощутили на себе похожую беду. Еще один позитив – украинцы научились помогать не только деньгами. Люди готовы тратить свое время и знания. Кто-то занимается перевозками и логистикой, кто-то проводит бесплатное обучение.

Если сравнить наши благотворительные сборы до Майдана и сейчас, то они значительно возросли. Потому что выросло осознание украинцами благотворительного сектора. Но сегодня внимание общества сфокусировано все-таки на проблемах переселенцев и АТО, но в то же время все забывают о традиционной благодетельности. И нам очень тяжело отвоевывать внимание и время в эфирах, чтобы напоминать, что, кроме войны на востоке, есть много людей, которые ведут войну за свою жизнь каждый день.

Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ