Виктор Пинзеник: Мы не дали инвестору сделать элементарного – посчитать, заработает он или нет

ИНФОРМАЦИЯ О СОБЫТИИ

Блиц-панель с Виктором Пинзеником: Макроэкономические вызовы бизнесу. Вопросы и непростые ответы

326330
  —  15 Декабря 2015, 17:00
Что стало причиной сегодняшнего кризиса и как Украина оказалась в долговой спирали

На встрече членов CFO Сlub Ukraine бывший вице-премьер и министр финансов анализировал макроэкономическую ситуацию в УкраинеОн постарался дать ответы на вопросы, почему курс доллара подскочил до сегодняшнего значения, насколько критичен для экономики дефицит бюджета и почему без решения этих проблем инвесторы не будут интересоваться Украиной.

Виктор Пинзеник: Мы не дали инвестору сделать элементарного – посчитать, заработает он или нет
Фото: facebook.com/CFOClubUkraine

Сейчас многим компаниям нужно формировать финансовые планы на следующий год. Их измеряют не в метрах, не в тоннах, не в литрах, а в денежных единицах. И возникает проблема: каким «метром» делать расчеты? Боюсь, что ответа на этот вопрос не знает никто. Поскольку ситуация такова, что проанализировать макроэкономические показатели сложно. Речь идет об обменном курсе и инфляции. Бюджет планировался под инфляцию 12%, после поправок – 26%, а по факту мы имеем 46%.

Проблема с обменным курсом возникла не вчера или год назад. Это уже четвертая девальвация гривны, причины которой очень похожи на предыдущие ее падения. Одним из факторов, определяющих обменный курс, является торговый баланс – соотношение экспорта и импорта.

Віктор Пинзеник: Ми не дали інвестору виконати елементарне – порахувати, заробить він чи ні

Заметно, что сегодняшняя проблема повторяет тенденцию, которая закончилась девальвацией в 2008 году. Мировой кризис был всего лишь толчком. Корень проблемы заключался в превышении импорта над экспортом. Соответственно, росла «дыра» в платежном балансе, которую приходилось чем-то покрывать, а Украина не печатает доллары.

Как эта проблема решалась? Очень простым способом – новыми займами. Глаза не видят – сердце не болит. Занимали и перезанимали, пока нам перестали давать в долг. Тогда начали проедать резервы, которых в 2011 году было $38 млрд. Закончилось тем, чем и должно было закончиться: для поддержания курса не хватило ресурсов.

Віктор Пинзеник: Ми не дали інвестору виконати елементарне – порахувати, заробить він чи ні

Но не все так просто. Наша платежная ситуация осложнена долговой позицией. Это долг всех субъектов вместе с правительством перед внешними кредиторами. Но проблему для обменного курса создает так называемый краткосрочный долг – 59 млрд гривен. Я не открою секрет, если скажу, что сегодня Украине на внешнем рынке никто не дает взаймы. Я не беру во внимание кредит под гарантии США.

Можно ли было избежать этой ситуации? Конечно. В первую очередь нужно было «отпустить» курс. Если бы это сделали еще в 2009 году, вы бы никогда не увидели ни скачков, ни доллара по 24 гривен. Потому что курс – это естественный инструмент реакции.

Между строк в заявлении миссии МВФ сказаны не очень хорошие вещи. Мягко говоря, программа пока приостановлена. Потому что им нет смысла помогать стране, которая не делает правильных шагов сама

В прошлом году впервые за долгое время сальдо торговли было положительным – $3,8 млрд. И в этом году оно будет положительным. Такая тенденция открывает перспективы для решения долговой проблемы. Поскольку постоянный избыток в торговых операциях позволял бы стране получать необходимую валюту, что могло бы стать сигналом для инвесторов. Но этот остаток $3,8 млрд не перекрывает проблему краткосрочных долгов, поэтому мы нуждаемся в рефинансировании.

Между строк в заявлении миссии МВФ сказаны не очень хорошие вещи. Мягко говоря, программа пока приостановлена. Потому что им нет смысла помогать стране, которая не делает правильных шагов сама. Но я хотел бы обратить внимание на то, что нельзя пренебрегать отношением к этому кредитора, которого нечем заменить.

Второй фактор, влияющий на обменный курс, это дефицит бюджета. С 2009 года страна втянулась в очень опасную игру – жизнь в долг. До 2009 года у нас был показатель дефицита в рамках 1–2% ВВП. В прошлом году – 14% ВВП, или 200 млрд.

Віктор Пинзеник: Ми не дали інвестору виконати елементарне – порахувати, заробить він чи ні

Однако эти данные не соответствуют официальной статистике. Ведь если спросить, как считать дефицит бюджета, то нормальный человек скажет: это разница между расходами и доходами. Правильно, но только не в Украине. Потому что в Украине большая часть расходов идет вне бюджета.

Вы слышали, что в прошлом году правительство выделило «Нафтогазу Украины» 104 млрд гривен. Найдите эту цифру в отчете о бюджете. Она есть в текстовой части бюджета, но ее нет в балансе. Потому что это схема финансирования расходов мимо казны. «Нафтогаз» получает деньги не из казначейства, он получает от правительства ОВГЗ, а затем отоваривает их в Нацбанке. Таких операций правительство осуществило в этом году на десятки миллиардов гривен. Поэтому и не пахнет бездефицитным бюджетом.

Но главное – как покрывают этот дефицит бюджета. НБУ печатает необходимое количество гривны.

Если спросить, как считать дефицит бюджета, то нормальный человек скажет: это разница между расходами и доходами. Правильно, но только не в Украине. Потому что в Украине большая часть расходов идет вне бюджета

Я не говорю о нарушениях закона, так как украинское законодательство запрещает НБУ финансировать дефицит бюджета. Нарушения нет. Кредит предоставляет государственный банк – «Укрэксим» или «Ощад», а на следующий день его перекредитовывает НБУ. В прошлом году дыру в 175 млрд гривен перекрыли именно так. Но вы понимаете природу этих денег: они придуманы.

И в прошлом году эта сумма должна была наломать дров. В начале 2014 года Украина располагала $20 млрд валютных резервов. До конца года там осталось 12 млрд. 8 млрд ушло на стерилизацию эмиссии. Поэтому в прошлом году взрыв не произошел. Но сегодня стерилизовать уже ничем. Более того, МВФ не дает этого делать. Какой смысл давать Украине валютные кредиты, если она будет их просто сжигать в печке?

А теперь – простой вопрос: куда должна деваться лишняя гривна? Она находит свое место на валютном и потребительском рынке. 20 лет Украина не знала инфляции, которую она переживает сегодня. Последний раз такой высокий скачок (39,7%) наблюдался в 1996 году. И это будет оказывать давление на курс, пока Украина будет жить с таким дефицитом бюджета.

Виктор Пинзеник: Мы не дали инвестору сделать элементарного – посчитать, заработает он или нет
Фото: facebook.com/CFOClubUkraine

Почему именно эти вещи являются фундаментальными? Я не сделаю открытия, если скажу, что экономику поднимают инвестиции. Но сможет ли сегодня частный инвестор в Украине посчитать доходы и расходы? Курс он не знает, инфляцию – тоже. Мы не дали инвестору возможности выполнить первое элементарное профессиональное действие – посчитать, заработает он или не заработает. Поэтому, не наведя порядок в своих финансах, стране трудно будет рассчитывать на успех.

Какой смысл давать Украине валютные кредиты, если она будет их просто сжигать в печке?

Публичные расходы за прошлый год составили 53,7% ВВП. Простой вопрос: как их профинансировать при доходе в 40% ВВП? Как их финансировали в прошлом году? НБУ использовал эмиссию. С налогами проблемы нет, проблема касается публичных расходов. Как можно преодолеть дисбаланс? Или мы больше платим в кассу, или меньше тратим, или совмещаем и то, и другое. Но чуда здесь не будет, поскольку такие эксперименты Украина уже неоднократно проводила.

А какой будет реакция кредитора, если страна продолжает жить с такими разрывами? К нынешней кризисной ситуации привела сама жизнь в долг, жизнь с огромным дефицитом. У страны в 2008 году был долг в 89 млрд гривен. Сегодняшний долг Украины составляет 1 трлн 524 млрд гривен. В 2008-м на его обслуживание мы тратили 3,8 млрд гривен. В этом году – 92 млрд гривен. Это больше, чем весь оборонный бюджет. Мы втянулись в долговую спираль.

Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ