«Наталка умеет вести за собой»

Дождливой майской ночью 1992 года Наталья Яресько впервые ступила на украинскую землю. 27- летнюю американку с украинскими корнями поразило отсутствие машин на темных улицах и отключения электричества в самой фешенебельной гостинице страны.
«Наталка умеет  вести   за собой»
Фото Виталий Александров
102520
Борис Давиденко  —  6 Марта 2013, 16:15

Как вы оказались в Украине?

Я выросла в Чикаго, в семье украинцев, эмигрировавших в Америку после Второй мировой войны. В школе я мечтала о карьере юриста, но когда в Советском Союзе началась перестройка и стали стремительно развиваться отношения между США и СССР, планы кардинально поменялись. Мне было жутко интересно как-то в этом участвовать. Поэтому магистратуру я уже оканчивала в школе государственной политики при Гарвардском университете. Получила работу в отделе экономической политики Госдепартамента, где специализировалась на СССР. Когда Союз развалился, ко мне подошел шеф моего шефа, нынешний глава Всемирного банка Роберт Зеллик, и сказал: «Нам нужен экономист в посольство в Украине – ты знаешь язык, у тебя экономическое образование и ты госслужащая. Собирай вещи». В мае 1992 года я возглавила экономический отдел посольства США в Украине.

***

Вице-президент МХП Юрий Логуш, в начале 1990-х – генеральный директор R. J. Reynolds Tobacco International в Украине:

Фото: Виталий Александров

«Наталка только недавно окончила американский университет. Она была очень идейная, приехала в Украину с желанием делать что-то полезное, как-то помогать стране».

Вас не испугала Украина начала 1990-х?

Нет. По дороге из Борисполя в гостиницу таксист показал несколько достопримечательностей. Вы не представляете, какие эмоции я испытала, когда увидела Софию Киевскую. В самом раннем детстве бабушка рассказывала мне, как она один раз за всю жизнь отправилась на возу в Киев, чтобы поставить свечку в этом храме. А спустя 70 лет я приехала в Украину представлять Америку – страну, которая приютила мою семью, дала мне образование и возможности. Это было как короткое замыкание, я воссоединилась с исторической родиной. Осознание того, что я могу чем-то помочь стране, – очень сильный стимул.

Почему вы ушли с госслужбы в фонд прямых инвестиций?

Я очень верю в идею, что без сильного среднего класса устойчивая демократия невозможна. Три года в посольстве меня разочаровали. Мы встречались с украинскими политиками, говорили, строили планы, стратегии, но изменения происходили очень медленно, народ был не готов. Поэтому когда в 1995 году правительство США решило выделить $150 млн на создание фонда прямых инвестиций для поддержки малого и среднего бизнеса (Western NIS Enterprise Fund. – Forbes), я без колебаний согласилась перейти туда работать. Это была реальная возможность способствовать развитию предпринимательства в Украине.

Фото: Виталий Александров

Середина 1990-х –  довольно дикие времена, а тут американский фонд прямых инвестиций… Сложно себе представить, как вы работали.

Трудно было найти подходящую, перспективную компанию, объяснить начинающим украинским бизнесменам, кто мы и что. Когда мы говорили о корпоративной структуре или спрашивали о международном аудите, над нами просто смеялись: мало кто знал, что это такое. На нас смотрели как на доброго американского дядюшку, который пришел безвозмездно раздавать деньги. Когда мы говорили, что будем равноправными партнерами, будем иметь представителей в совете директоров, влиять на стратегию – нас не понимали. Обычно мы начинали с кредита: такая форма отношений была понятнее украинским бизнесменам. А уже после успешного сотрудничества входили в капитал.

***

Бывший директор компании СБК (производство фасадного кирпича) Иван Телющенко. В середине 1990-х был одним из первых получателей инвестиций фонда WNISEF:

«Я познакомился с Наталкой в 1996 году. Молодая красивая женщина, которая олицетворяет все западное, прогрессивное. Мы относились к ней почти с благоговением. Она очень харизматична, умеет увлечь за собой, переубедить, а если надо, то и подчинить, и при этом всегда остается женщиной. Это уникальная особенность. Яресько во многом поменяла мои взгляды на бизнес».

***

В 2001-м Яресько стала президентом WNISEF, а в 2006-м вместе с тремя партнерами создала управляющую компанию Horizоn Capital. В свой первый фонд Emerging Europe Growth Fund (EEGF) Horizon собрал $132 млн. В 2008 году был запущен фонд ЕEGF II объемом $370 млн. Свои деньги Horizon доверили более 90 инвесторов.

Фото: Виталий Александров

Легко ли было привлечь деньги частных инвесторов в Украину?

В 2005-м инвесторы открыли для себя новую страну – Украину. Но, несмотря на эйфорию, несмотря на то, что у нашей команды был десятилетний успешный опыт работы и реальные сделки, с деньгами расставались очень тяжело. Когда мы запускали фонд, мне казалось, что вся моя жизнь проходит в разъездах и на встречах с инвесторами. На один положительный ответ приходилось более десяти отказов.

Какие идеи вы «продавали» инвесторам?

Сначала нужно было объяснить, что в Украину в принципе можно инвестировать, потом доказать, что Украина не Россия, что это разные экономические и политические риски. Российская экономика построена на нефти и газе, а украинская более диверсифицирована: да, есть металлургия, но есть еще потребительские товары, продукты питания, IT и финансовый сектор. Украина – страна с 46-миллионным населением, у которого европейская культура, европейские вкусы и потребности, тут все хотят хорошо питаться, иметь нормальные машины и качественные услуги. И если объединить лучшее из западного менеджмента, корпоративного управления и технологий с объемами украинского рынка, а также с предпринимательскими талантами украинцев, то можно получить рост намного выше, чем в другом регионе.

Как мне кажется, самое главное – это вера в то, что ты делаешь, в страну, в собственную команду. Если у тебя глаза не горят, инвесторы не дадут деньги и под самые радужные расчеты.

Фото: Виталий Александров

На какую доходность инвестиций вы ориентируетесь?

Еще ни один фонд не закрыт, поэтому конкретные цифры называть рано. Но я буду довольна, если на выходе мы заработаем от $3 до $5 на каждый инвестированный доллар. Если в регионе не произойдет никаких политических и экономических катаклизмов, этой цели мы добьемся.

Одно дело – управлять деньгами американского правительства, а совсем другое – частных инвесторов. С какими трудностями вы столкнулись?

Уровень ответственности. Я лично убедила многих из 90 инвесторов доверить нам деньги. Это совсем иное ощущение, чем когда у тебя подписан один контракт с американским правительством. Я до сих пор часто просыпаюсь по ночам с мыслью о том, что отвечаю за деньги известнейших европейских семей, крупных пенсионных и университетских фондов, в которые вложены средства тысяч простых людей.

***

Председатель правления Platinum Bank Грег Краснов. Horizon Capital контролирует 45% банка: «В отличие от большинства экспатов, Наталия понимает и принимает специфику украинского бизнеса. Ее решения всегда в контексте реальной ситуации. Еще я бы выделил сильные аналитические способности. Плюс у нее отличный нетворкинг – это помогает в бизнесе».

Обычный рабочий день: обсуждение планов на будущее, потребностей в привлечении дополнительного финансирования, кадровых вопросов, потенциальных вызовов
Фото: Виталий Александров

Horizon – очень активный инвестор. Какими принципами вы руководствуетесь при выборе объектов инвестирования?

Есть перечень стандартных требований – принадлежность компании к сегменту, в котором мы работаем, потребительские товары и услуги, промышленные товары и услуги, финансовый сектор, а также прибыльность, значимая доля на рынке. Специальная команда ищет такие компании. Много предложений поступает от инвестбанкиров. Если фирма подходит по всем параметрам, заявка выносится на инвестиционный комитет, в составе которого я и два других партнера – Марк Ивашко и Джефф Нил. Дальше начинается самое важное: встречи с собственниками и топ-менеджерами компании, ее клиентами, банкирами, парт­нерами по бизнесу. Очень важно понять и почувствовать подход потенциального партнера к бизнесу, а только по бумагам это сделать невозможно. Помогает знание языка: смотреть в глаза человеку и обговорить с ним все спорные моменты – это суперважно. Если нет взаимопонимания, то никакие грамотно составленные документы не помогут.

***

Председатель наблюдательного совета «Октава Капитал» Александр Кардаков, партнер Horizon Capital в компании «Датагруп»: «На этапе переговоров сотрудники «Датагруп» и фонда зашли в тупик. Тогда я попросил Наталку о встрече, на которой сказал, что у нас, наверное, ничего не получится. За день Наталия приняла решение, и сделка состоялась.

Мне интересно было привлечь в партнеры профессиональных финансовых инвесторов. Одна из причин – я, как инвестор, хочу многому у них научиться».

Фото: Виталий Александров

Что вам приносит наибольшее удовольствие в работе?

Мне нравится привлекать деньги в Украину. Когда фонд Техасского университета вложил $40 млн в наш второй фонд, я очень гордилась. Еще никогда они не инвестировали такую сумму ни в Россию, ни в другую постсоветскую страну. Они поверили в Украину, в нашу команду, в то, что и как мы делаем.

Очень много положительных эмоций доставляет работа с молодыми людьми, пришедшими в Horizon. Видеть, как они прогрессируют, становятся настоящими профессионалами, развиваются как личности, и понимать, что в этом есть и твоя заслуга, – очень приятно.

Как вы формировали команду Horizon?

Не буду скрывать, что отдаю предпочтение украинцам, получившим хорошее западное финансовое образование. У этих людей шире мировозрение, так как они жили и учились за рубежом. Они имеют выбор – работать где угодно: в Лондоне, Нью-Йорке, Москве, но выбирают нашу фирму и Украину, потому что поверили в нас и в возможности своей страны. Я очень ценю это доверие.

«На нас смотрели как на доброго американского дядюшку, который пришел безвозмездно раздавать деньги»

Какие системы мотивации персонала вы используете?

Талантливые, умные люди должны получать достойное финансовое вознаграждение – у нас конкурентные зарплаты и бонусная система. Но деньги не все. Мы не смотрим на сотрудника как на винтик: с первого дня он становится равноправным членом команды, причастным к успеху фирмы и несущим ответственность за неудачи. И мне кажется, что возможность учиться, расти, иметь широкие полномочия и самостоятельность – это очень важный стимул для молодых профессионалов. Такой подход работает – у нас очень низкая текучесть кадров. В основном сотрудники уходят, когда перерастают пределы нашей фирмы. Например, Роман Радько стал директором по развитию бизнеса PepsiCo International, Татьяна Петрук заведует HR-департаментом в ТНК-BP, Оксана Макарова возглавила «ITT-Инвест», Игорь Сырый – «Метинвест». Я прилагаю усилия к тому, чтобы выпускники Horizon оставались друзьями, образовали неформальную группу людей, преданных делу создания ценностных бизнесов.

Вы жесткий менеджер?

Об этом лучше спросить других. Есть хорошие дни, а есть плохие. Я против жесткой иерархии, мне ближе стиль открытых дверей: я всегда готова и хочу выслушать своих сотрудников. С другой стороны, я требовательный лидер, но стараюсь быть понятной и прозрачной в своих запросах и справедливой в претензиях. Не скажу, что я легкий человек, но и деспотичным меня, наверное, сложно назвать.

Какое ваше самое удачное управленческое решение?

Привлекать в команду как можно больше людей умнее себя. Руководитель, который боится иметь в команде более умных людей, не лидер, а трус. Хороший топ-менеджер должен окружить себя умными сотрудниками, поставить перед ними правильные задачи и дать возможность для самореализации. При таком подходе выигрывают и служащие, и компания.

Наталии близка украинская православная церковь. Она участвует в нескольких благотворительных проектах
Фото: Виталий Александров

А в чем вы видите свою основную задачу в компании?

В компании много людей умнее и способнее меня, но мне кажется, я умею делать то, что не все из них могут, – вдохновлять и зажигать коллектив. У меня есть желание зажигать огонь в чужих сердцах.

Во втором фонде у вас осталось $200 млн, которые Horizon обязан инвестировать до сентября 2013 года. Планируете запуск нового фонда?

Если никаких форс-мажоров не произойдет, то да. Третий фонд поднимет нас за миллиард долларов активов под управлением – это определенный бенчмарк, свидетельство, что мы серьезный и неслучайный игрок. Я хочу доказать, что в Украину и после кризиса можно привлекать деньги.

Яресько много занимается общественной деятельностью. Вот лишь несколько должностей, которые она занимала в последние годы: сооснователь и участник Совета конкурентоспособности Украины, член наблюдательного совета благотворительного фонда Open Ukraine, член жюри конкурса «Завтра.UA», член наблюдательного совета бизнес-школы МИМ-Киев. Как ей удается все успевать?

Вы активно занимаетесь общественной деятельностью. Это часть работы по созданию и продвижению благоприятного имиджа Horizon Capital?

Нет, это внутренняя потребность – принимать активное участие в жизни Украины. Для меня приоритет в общественной деятельности – это работа с молодежью. Я верю, что люди, которым сегодня 15–20 лет, смогут построить сильную Украину. Недавно я была спикером на церемонии награждения конкурса «Завтра.UA» и общалась с ребятами, которые выиграли стипендии на обучение за рубежом. Я была поражена их энергией, энтузиазмом, они стремятся что-то  созидать. Это первое поколение людей, которое родилось и выросло в независимой Украине. Они совсем другие, это абсолютно открытое, незашоренное поколение украинцев. Поддерживать их советом, помочь материально, рассказать об их успехах, а иногда и просто похвалить – очень важно.

«Сначала нужно было объяснить, что в Украину в принципе можно инвестировать, потом доказать, что Украина не Россия, что это разные экономические и политические риски»

Вы сегодня встречались с патриархом Филаретом. У вас есть какие-то общие проекты с украинской церковью?

Мне очень близка церковь. В Чикаго вся моя семья состояла в местном украинском приходе. Сейчас его возглавляет мой брат – Иван Яресько. Однажды он узнал, что в Батурине нет ни одной православной церкви Киевского патриархата, а есть только маленький приход, ютящийся в каком-то подвале. Мы решили построить там храм. Иван организовал сбор средств в американской диаспоре, я помогала в Украине. За несколько лет удалось построить церковь, которая, как мне кажется, стала центром возрождения украинских традиций в Батурине.

У вас есть какая-то фиксированная сумма, которую вы лично тратите на благотворительность?

Встреча за ланчем с Александром Кардаковым, совладельцем компании «Датагруп». Обсуждение квартальных финансовых результатов компании
Фото: Виталий Александров

Какой-то определенной цифры нет – помогаю по мере сил. Я думаю, что деньги не всегда главное. Иногда больше значат время и усилия, потраченные на какое-то хорошее дело. Например, когда мы строили церковь, удалось договориться с несколькими поставщиками стройматериалов – они внесли свой вклад в натуральной форме. Я стараюсь вовлекать в благотворительность детей и коллег. Недавно моя старшая дочь (ей 13 лет) организовала проект по сбору средств на покупку книг для одного из интернатов. Каждый сотрудник Horizon может предложить профинансировать любой благотворительный проект, и фирма сделает такой же взнос, как и он сам.

Глава фонда, общественный деятель, мать двоих детей… Как вы все успеваете?

Работа занимает 50–60% времени, еще 20–30% уходит на общественную деятельность и благотворительность, оставшееся стараюсь по максимуму уделять дочкам. Есть некоторые хитрости, благодаря которым получается больше времени проводить с детьми. В Украине любят длинные деловые ужины, я же стараюсь настоять на обеде или завтраке, чтобы ужинать дома. Я рано приезжаю на работу и редко задерживаюсь в офисе после шести. Конечно, на многое времени не хватает – редко удается прочитать книгу, не имеющую отношения к работе, посмотреть что-то кроме детских мультиков и фильмов.

«Моя задача – показать дочерям все многообразие выбора. Я поддержу любое их начинание, если буду видеть, что они ему полностью отдаются»

Какому отдыху вы отдаете предпочтение?

Сну. (Смеется.) Если серьезно – путешествиям. Я люблю показывать детям, какая разнообразная и культурно богатая страна Украина, какой большой, но одновременно маленький и доступный мир. Для меня главное в путешествиях – чтобы было тепло и интересно. Наверное, поэтому очень нравится Северная Африка и Ближний Восток.

Что вы стремитесь донести до детей в процессе воспитания в первую очередь?

Благодарность. Как и у всех, у моих детей бывают проблемы – болезни, ссоры, но они почти ни в чем не нуждаются и у них есть масса возможностей. Очень важно, чтобы они были за это благодарны стране, обществу и готовы были помогать другим людям. Безразличие – это очень страшно.

Я хочу, чтобы они имели широкий кругозор. Мне очень нравится воспитывать детей в Украине. Например, многие американцы никогда не выезжают за пределы своей страны и не очень интересуются происходящим в мире. Мы живем в европейской стране и можем путешествовать по всему свету. Я хочу, чтобы дочки почувствовали, что мир большой, что в нем много разных культур и взглядов, но чтобы они также поняли, что мир маленький и открыт для них. С современными технологиями он стал еще меньше и еще доступнее. И дети  это понимают. Однажды я пришла домой, а старшая дочка мне говорит: «Тихо, мама, у меня конференц-колл с 12 друзьями из девяти стран». И добавляет: «Не волнуйся, это скайп. Он бесплатный». Она поддерживает связь с детьми из разных стран, и ей небезразлично, что у них происходит.

Ваши дочери уже знают, кем хотят стать?

Младшей еще рано об этом думать – ей семь лет, а старшая в поиске. Ее последние увлечения – игра на фортепиано и футбол. Для меня не важно, что они выберут, важно, чтобы они занимались любимым делом. Работать только ради денег – не жизнь, а пытка. Моя задача – показать им все многообразие выбора. Я поддержу любое их начинание, если буду видеть, что они ему полностью отдаются. Я категорически против обывательского существования. Нельзя работать спустя рукава, а все свободное время пить и развлекаться. Человек должен оставить после себя какой-то след.

Тайм-лайн

5:00 Подъем, зарядка. Занятия на тренажерах (45 минут).

В 6:15  прогулка с собакой (примерно четверть часа).

6:30 Наталия будит дочерей.

7:00 Завтрак –  как всегда, всей семьей.

7:30 Наталия выезжает на работу. «На работе провожу 10 часов в день. Благодаря технологиям – реально намного больше. BlackBerry всегда под рукой, я постоянно на связи. Инвесторы из-за океана могут звонить среди ночи. Получается, я работаю не менее 60 часов в неделю».

8:00 Начало рабочего дня. Пока в офисе нет сотрудников, Наталия просматривает почту. Читает новости. Готовится к активному рабочему дню.

11:30 Совещание с менеджерами Horizon Capital. Обсуждение квартальных финансовых результатов и задач, которые стоят перед компанией.

13:00 Ланч с Александром Кардаковым, контролирующим владельцем компании «Датагруп». Наталия старается использовать обед для работы, чтобы ужинать дома с детьми. «Если меня приглашают на обед или ужин, я всегда выберу обед, ужинать я хочу дома с детьми. Не всегда, конечно, получается, но стараюсь».

15:00 Встреча с патриархом Филаретом. Обсуждение личных благотворительных проектов Яресько.

16:00 Еженедельная встреча партнеров. Обсуждение текущих дел.

18:00 Конец рабочего дня.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий
ТАКЖЕ В WOMAN
Публичные связи: во что превращается украинский лоббизм
Публичные связи: во что превращается украинский лоббизм

Как быстро и красиво перейти из состояния «совковый блат» в статус «помощника демократии»

В нашей бухте
В нашей бухте

Нашу бухту нельзя бросить и предать

Большая  разница
Большая разница

Аналогии – исторические, внешнеполитические, зеркальные – помогают структурировать картину мира.

FORBES В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ